Полная версия

Главная arrow Религиоведение arrow Религиоведение

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

11.5.2. Русская православная церковь

Когда турки-османы завоевали Константинополь в XV в., в православной церкви важное место заняла Русь, которая назвала себя "третьим Римом". По преданию, христианство проникло на русскую почву в I в., через посредничество апостола Андрея. Существует несколько упоминаний о христианстве в источниках IV–VIII вв.; к IX в. появились упоминания о стабильных христианских общинах. Святая княгиня Ольга (ок. 890–969) крестилась в 959 г., и при ней были построены христианские церкви в Киеве, Пскове и Новгороде. Однако широкое распространение христианства на Руси связывается с 988 г., когда святой равноапо

стольный князь Владимир (ок. 960–1015), внук княгини Ольги, принял христианство сам и крестил Русь.

Летопись сообщает, что первоначально Владимир намеревался использовать в качестве государственной религии реформированное и централизованное славянское язычество. Но вскоре и ему самому, и его ближайшему окружению стало ясно, что пантеон языческих богов невозможно приспособить для формировавшегося нового строя. Не способствовал он и повышению международного престижа Древнерусского государства, которое могло диктовать свои условия даже могущественной Византийской империи и вообще в экономическом и политическом отношении не уступало соседним державам, но тем не менее воспринималось последними как неполноценное, второразрядное – варварское, языческое.

Выбор константинопольской традиции был полезен для обеих сторон и в политическом отношении. Князь Владимир уничтожил в Киеве прежних идолов и святилища. Изваяние верховного бога грома и молнии Перуна было привязано к хвосту лошади и утоплено в Днепре. После проповеди христианства среди киевских людей, в которой участвовал и сам князь, 1 августа 988 г. совершилось крещение народа в водах Днепра. Вскоре были построены христианские церкви и заведены школы для книжного учения. В дворцовой школе вместе с сыновьями князя учился Илларион (ум. ок. 1055), будущий митрополит Киевский, автор "Слова о законе и благодати". Сам князь, воспреемник своего народа, по преданию стал образцом христианских добродетелей: так, например, он отыскивал нищих, чтобы накормить и напоить их. Христианство во многом сформировало характер и историю Руси.

Христианская добродетель смирения и покорности тут же нашла свое выражение в мученичестве святых Бориса и Глеба, сыновей Владимира. Борис, сын князя от византийской царевны, был его предполагаемым наследником, но его единокровный брат Святополк захватил Киев после смерти отца. По всей видимости, искренний в христианской вере Борис отказался сражаться с единокровным братом. Борис распустил свою дружину и вместе с братом Глебом был убит наемными убийцами Святополка. Святых Бориса и Глеба и по сей день чтут как образец христианского мученичества и бесконечного смирения.

Киев стал крупным центром цивилизации, сформированным образцами византийской культуры, с ее литургией и развитыми искусствами: скульптурой, живописью, музыкой, ювелирным мастерством, которые соединялись с богатыми русскими народными традициями. Святые Кирилл и Мефодий ввели кириллическую азбуку и перевели Священное Писание на славянские языки.

В то же время на русской почве начала возникать новая мощная духовная традиция, когда в пещерах-монастырях возле Киева стали жить христианские аскеты. Первым на берегу Днепра поселился священник (впоследствии митрополит) Иларион.

Основателем Киево-Печерской лавры и прообразом для русских монахов явился преподобный Феодосий (ок. 1008–1074), евший только сухой хлеб и зелень, проводивший ночи в молитвах, а дни в труде: он рубил дрова, прял пряжу, пек хлеб, ухаживал за больными. Феодосий отказывался считать себя выше других, даже когда стал главой своей монастырской общины. Есть повествование о том, как преподобный Феодосий посещал князя из далекой земли. Князь послал собственную карету, чтобы отвезти Феодосия домой. Возница, увидев бедную одежду его, принял Феодосия за нищего и попросил править лошадью, чтобы самому поспать. Святой смиренно выполнил это и правил каретой всю ночь, пока возница спал внутри. Когда святой Феодосий слишком уставал, чтобы править, он сходил с козел и шел пешком; когда уставал идти, снова садился и правил. Но вот наступил рассвет, знатные люди его земли, проезжавшие мимо, узнавали его, сходили с лошадей и кланялись. Преподобный Феодосий мягко сказал вознице: "Сын мой, уже светло. Садись на лошадь". Возница был поражен, увидев, с каким почтением встречают повсюду святого. Но вместо наказания Феодосий отвел его в ризницу, велел накормить, напоить и заплатил ему за дорогу.

Установленный преподобным Феодосием идеал строгого, но любвеобильного и обращенного к миру пути монашества стал исконно русской моделью подвижничества.

Русская церковь долго оставалась подчиненной Константинополю, и греческие митрополиты назначали ее глав. В XIII в. Русь пострадала от монгольского завоевания. Хотя монгольские ханы официально охраняли свободу вероисповедания христиан, при том, что сами приняли ислам, духовная и общественная жизнь пришла в беспорядок. Монашество переместилось из городских поселений в обширные пустынные леса северной России. Монахи-отшельники жили там в молчании и одинокой молитве, пока вокруг них не собиралось столько верующих, что образовывались процветающие общины.

Наиболее почитаемый русский отшельник – святой Сергий Радонежский (1314–1392). Юношей Сергий (в миру – Варфоломей) удавился в лес и построил маленькую церковь, освященную во имя Святой Троицы. Святой вел уединенную отшельническую жизнь, выполняя тяжелый физический труд и непрестанно творя молитву. Спустя некоторое время к святому Сергию стали приходить люди, ищущие монашеской жизни, начали селиться вокруг его кельи, а потом попросили его быть игуменом в образовавшемся монастыре. Но Сергий говорил им: "Ведь я и сам в поучении нуждаюсь и более хочу учиться, чем других поучать: я больше стремлюсь сам у других в подчинении быть, чем над другими властвовать и начальствовать". Даже став игуменом обители, которая образовалась вокруг него, он был очень смиренным. Однажды святой выстроил для одного из старцев сени перед кельей за миску плесневелого хлеба. По свидетельствам очевидцев, святому Сергию являлась Богородица, и ангелы служили ему. Святой Сергий исполнял и великое общественное служение. В 1380 г. он дал благословение на решающую битву с татарами князю Дмитрию Донскому (1350–1389) и отправил князю в помощь двух иноков. Русские войска одержали победу в этой битве и освободили русскую землю. Это событие стало поворотным пунктом русской истории и началом последующей тесной связи между Церковью и государством в России.

Мощи святого Сергия по сей день лежат нетленными в огромной и роскошной Троице-Сергиевой лавре, где он когда-то построил свою часовню. В числе его последователей было 70 известных святых России. Святой Сергий почитается воспитателем русского народа, и сто лавра в течение веков была главным центром духовного просвещения Руси.

В XV в. Россия окончательно освободилась от монгольского ига и Русская православная церковь начала приобретать самостоятельный статус внутри Восточной церкви. После того как Константинополь в 1453 г. был завоеван турками-османами – что было воспринято многими русскими как наказание за временный союз с католическим Римом, – важнейшее место в православной церкви заняла Россия, названная "третьим Римом".

Начиная с митрополита Ионы (ум. в 1461) Русская церковь стала самостоятельной, и митрополиты в XVI в. возводились на престол без благословения Константинопольского патриарха. Русская церковь помогала восточным церквам и Афону. В 1586 г. царь Феодор Иоаннович собрал в Москве собор, на котором было решено просить восточных патриархов о даровании московскому митрополиту титула патриарха, и в 1589 г. митрополит Иов был поставлен московским патриархом. В грамоте московскому патриарху, подписанной всеми восточными патриархами, Москве определялось пятое место после Константинополя, Александрии, Антиохии и Иерусалима, и Русской церкви давалось право избрания патриарха собором русских епископов.

В самоопределяющейся Русской церкви возникли споры, вызванные ревностью о вере. Церковные владения были освобождены от государственных податей и не платили дани татарам, поэтому вначале бедные монастыри, постепенно получая в дар земли, стали крупными землевладельцами, что давало им возможность быть не только могучими просветительскими центрами, но и питать окрестное население в трудные и голодные годы и помогать бедным и странникам. При этом жизнь в богатых монастырях была очень строгой (примером могут служить Троице-Сергиева лавра святого Сергия и Иосифо-Волоколамский монастырь). В XV в. появились разногласия о путях монастырской жизни, затронувшие не только вопрос о владениях, но и само монашеское устройство, общежительное или отшельническое, обращенное к миру или затворническое. В связи с этим выделились два направления – иосифлян и "заволжских старцев", или ревнителей и созерцателей.

Защитником монастырских владений был преподобный Иосиф Волоцкий (1439–1515). Он считал, что для той роли, которую монастыри играли и должны были играть па Руси, им необходимо было обладать своим имуществом. В защите монастырей как центров просвещения он продолжал традицию святых Феодосия и Сергия. Одновременно сам он был нестяжателем, суровым аскетом и учил аскетизму других, отрицая у монахов право на личную собственность. Противники его в споре, преподобный Нил Сор- ский (1433–1508) и особенно его последователи ("заволжские старцы"), восставали против права монастырей владеть имениями, по личную собственность монахам сохраняли, общность имущества отвергали, а вместо строгого аскетизма и воздержания рекомендовали умеренность. Нил Сорский был представителем созерцательного монашества и считал, что иноки должны как можно меньше общаться с миром и друг с другом, устанавливая в основанном им монастыре особый устав по образцу Афонского.

Помимо отношения к имуществу, ревнители и созерцатели расходились и в других вопросах.

Иосиф Волоцкий полагал, что литургическая жизнь в церкви должна иметь главнейшее значение, и твердо стоял за церковное предание. Преданность иосифлян догматам, учению, обрядам православия и церковному уставу была безусловной. При этом Волоцкий резко выступал против еретиков и требовал применения к ним самых суровых мер. Нил Сорский, напротив, ставил себе задачей критическое изучение текста Священного Писания. Он полагал, что к еретикам и заблуждающимся надо быть снисходительными и кроткими, а не гнать их.

Иосифляне и последователи Сорского придерживались разных точек зрения и по политическим вопросам. Первые полностью восприняли идею Москвы как Третьего Рима, с православным царем, облеченным всей полнотой власти, в то время как направление, идущее от заволжских старцев, стояло за ограничение власти государя.

Следует отметить, что при крайнем несходстве позиций Волоцкого и Сорского оба они прославлены православной церковью: "Оба знамениты в монашестве Русской Церкви, оба – авторы замечательных трудов, оба сияют чистотою личной жизни, но, по человечеству, враги, и все-таки, оба святые, уже при жизни глубоко почитаемые своими современниками".

Русская православная церковь, отрезанная от частого общения с другими православными церквами татарским игом, стояла особняком по отношению к Византии. Но она старалась сохранить традиции, которые обрела в X в. Одним из наиболее известных просветителей и защитников православия в XV в. являлся архиепископ Новгородский Геннадий (1440–1504), который, будучи очень образованным человеком, первым составил полный свод Библии на славянском языке.

Главным изменением XVI в. стало усиление роли государства в руководстве Церковью. Так, Иван IV Грозный настолько простер свою власть, что даже сместил митрополита Московского и, по сути, казнил его, а царь Борис Годунов настоял на низвержении митрополита Дионисия как приверженца противников царя князей Шуйских.

В годы развала государства, в период Смутного времени, православная церковь стала единственным центром, к которому стремились все, кому дорога была родина и ее традиции. Примером сопротивления врагам явилась Троице-Сергиева лавра, выдержавшая 16-месячную осаду польских войск. Во главе сил, выступивших на защиту отечества, стал святой патриарх Гермоген (1530–1612). Он умер от голода в Кремле, заключенный поляками в Чудов монастырь за отказ распустить народное ополчение. Его преемник – патриарх Филарет – был избран только через семь лет.

При патриархе Филарете монахам Троице-Сергиевой лавры была поручена подготовка реформ церковной жизни и исправление богослужебных книг, что на самом деле было начато еще Максимом Греком (1480–1556), а затем продолжено игуменом Дионисием (ум. в 1632). Работавшие над текстом справщики использовали более 100 древних списков, привезенных с Востока.

В 1652 г. царь назначил новым патриархом Никона, бывшего до этого архиепископом Новгородским, где он организовывал помощь больным и голодающим и приводил в порядок дела епархии. Патриарх Никон продолжат начатые до него реформы, но стал их вводить очень резко и нетерпимо. Большая часть исправлений в богослужебных книгах была уже всеми принята, однако Никои восстановил против себя справщиков, оберегавших чистоту православия, тем, что оказывал явное предпочтение греческим рукописям, к которым после флорентийской унии относились с недоверием. Кроме того, он ввел трехперстное крестное знамение (три пальца вместе в честь Святой Троицы) и тройное пение аллилуиа, тогда как в постановлениях Стоглавого собора (1551), авторитет которого был очень велик, говорилось о двуперстном знамении (два пальца, символизировавшие два естества в Иисусе Христе: божественное и человеческое) и двойном аллилуиа.

В 1654 г. патриарх Никон собрал в Москве собор, который принял все его исправления, а в 1655 г. они были одобрены восточными патриархами. Те, кто не согласился с постановлениями, были осуждены на ссылку. Во главе ревнителей старины был протопоп (протоиерей) Аввакум (Петрович). Впоследствии Никон поссорился с царем, был осужден собором и сослан.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>