Полная версия

Главная arrow Религиоведение arrow Религиоведение

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

11.5.4. Судьбы православия

Несмотря на трудности, переживаемые православной церковью, она оставалась богатейшим источником духовности русского народа. Многие вышедшие из ее лона подвижники благочестия прославились чистотой и святостью своей жизни, своим служением. Важный вклад для духовного просвещения народа сделал святитель Тихон Задонский (1724–1783). Епископ Тихон рассылал все свои деньги по тюрьмам и богадельням, а сам в одежде простого инока посещал больных и бедных. Он написал много трудов о монашеской жизни. Широко известны имена архиепископа воронежского Антония (1773–1846), снискавшего особую всеобщую любовь за свое милосердие, и почти 30 лет прожившего в "затворе" епископа Феофана Затворника (1815–1894), который сделал много переводов святоотеческих писаний и оставил после себя аскетические сочинения; великого просветителя епископа Игнатия (Брянчанинова, 1807–1867).

Глубинная особенность русского умозрения восходит к аскетической традиции восточного православия, которая в течение многих столетий определяла духовную жизнь России. Через греческих церковных писателей понятие "аскезы" вошло в христианство и стало означать духовное подвижничество Христа ради, жизнь на началах одного духа при подавлении потребностей тела, кроме самых необходимых. Конечная цель христианской аскезы – святость, соединение человека с Господом, обожествление человеческой природы, уподобление человека Иисусу Христу. Это путь бесконечного совершенствования.

Святоотеческая аскетическая традиция на протяжении всего XIX в. сохраняла очаги святости и высокого духовного подвижничества. В этом столетии жили на Руси святые праведники Серафим Саровский (1754/1759–1833) и Иоанн Кронштадтский (1829–1908/1909), которым сначала народное предание, а потом православная церковь присвоили звание "российский чудотворец", великие аскетические писатели Игнатий Брянчанинов и Феофан Затворник, канонизированные церковью, старцы Оптиной пустыни Леонид, Макарий и Амфросий, к которым за поддержкой и духовным советом в разное время ездили Киреевские, Аксаковы, Гоголь, Достоевский и многие другие.

Все они (и другие, не названные) учили словом и жизнью, возможность христианского совершенства свидстельствовали собой, своей жизнью, показывая, что возможно не только стремление, но и достижение. В некоторых случаях можно сказать даже больше – живой человек во плоти становился как бы явлением Духа. Таков "убогий Серафим" Саровский – чудотворец. Подвиги его подобны подвигам первых христиан-пустынножителей. Саровский учил, что истинная цель христианской жизни – в стяжании Духа Святого. И нет других целей. Все остальное – молитва, пост, милостыня – только средство к достижению благой цели. Дух претворяет душу человеческую в храм Божий, "в пресветлый чертог вечного радования".

Строгим ревнителем аскетической традиции был и Брянчанинов. Он оставил множество работ, предназначенных в основном монашествующим, т.е. людям, сознательно выбравшим путь аскетического совершенствования. Он учил, что, принимая монашеский постриг, человек умирает для мира, чтобы заново родиться – в духе. Монашество, путь пресуществления собственной природы, было для Игнатия "наукой из наук", где важно все. Он пишет о наружном поведении иноков, о посте, о молитве – внешней и внутренней, сердечной молитве, о борьбе со страстями, о смирении, терпении, сосредоточении, самоотвержении.

В православном христианстве испокон века сохранялась и до сих пор жива в старообрядчестве традиция приветствия во время службы: "Христос посреди нас" – "Есть и будет" – с поясным или земным поклоном.

Помимо регулярных литургических богослужений и таинства причастия и исповеди есть и другие таинства. Первое из них – это таинство крещения. Внешне оно состоит либо в троекратном погружении человека в воду, либо, что оказалось более распространенным, в окроплении головы его святой водой (что символизирует очищение) с призыванием Святой Троицы.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>