Полная версия

Главная arrow Религиоведение arrow Религиоведение

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

12.4. Дзэн: великий путь просвещения

12.4.1. Сидячая медитация

Когда в 50-х гг. буддизм был принесен в Китай, а затем в Корею, Японию и Вьетнам, вбирая в себя элементы даосизма, появилась еще одна радикальная форма религии, которую стали называть дзэн (по китайски "чань", что, в свою очередь, образовано от санскритского "дхьяна" – йогическое состояние медитации). Это учение утверждает, что сохраняет суть учения Будды через непосредственное переживание, нацеленное на передачу дхармы от духа к духу. Оно отказалось от писаний, Будд и бодхисаттв в пользу выработки непосредственного интуитивного познания единства Вселенной, называемого "природа Будды", или "пустота".

Центральный путь непосредственного переживания основополагающего единства называется дзадзен, или сидячая медитация. Предписания, как следует сидеть, весьма строги: нужно принять определенную позу, выпрямив спину и не шевелиться все время медитации, чтобы не отвлечься. Затем используются искусные средства приведения мысли в состояние однонаправленности и ясности. Начинающий упражнения должен просто смотреть и считать каждый вдох и выдох, от одного до десяти, если в голову придет посторонняя мысль. Хотя это и кажется простым, мысль настолько беспокойна, что у многих уходят месяцы на то, чтобы досчитать до десяти, а в самом процессе, процессе регистрации того, что приходит в голову, и в умении позволить мысли уйти, без привязанностей и предпочтений.

В то время как человек сидит в дзадзен и явления внешнего мира проходят мимо него, высвобождается естественное сознание. "Первичное сознание" просторно и свободно, как открытое небо. Мысли и чувства могут плыть в нем подобно облакам: они возникают и исчезают, не оставляя следа. Остается реальность, "истинная бытность". В некоторых школах дзэн такое восприятие реальности приходит в мгновенном порыве озарения, или кенсо.

Когда сознание успокоено, действие становится непосредственным и стихийным. Тех, кто практикует дзэн, учат полностью доверять своим естественным побуждениям, поскольку они исходят из нашей истинной сущности Будды. Рассказывают, что два дзэнских монаха, после того, как их посетило просветление, бегали голыми по лесу.

В то же время дзэнская традиция связывает стихийность с напряженной дисциплинированной сосредоточенностью. В искусстве каллиграфии совершенный непринужденный мазок кистью, сделанный всем телом, на одном дыхании, – это результат многолетних упорных упражнений. Полностью отдавать себя мгновению, осознавать только разливание чая, когда разливаешь чай, – это простота бытия, которой нужно научиться каждому из нас. Тогда все, чему бы мы ни предавались полностью – разливание чая, рисование или просто дыхание – открывает сущность жизни, ее безусловную реальность.

Другое орудие дзэнской традиции – это коан. Здесь внимание сосредоточивается на вопросе, озадачивающем ум, например: "Как звучит хлопок одной ладони?" или "Каким было твое лицо до того, как родились твои родители?" Цель практики дзэн – просветление, или сатори. Человек непосредственно переживает единство всего сущего, часто во внезапном осознании неразделимости мира. Все стороны жизни становятся особо ценными и в то же время совершенно пустыми, "ничего особенного". Этот парадокс можно понять только сознанием, расширенным в таинственное; его нельзя осмыслить логически.

Однако просветление – не самоцель. Человек сначала достигает пустоты мысли – "я не знаю". Эта умственная пустота приносит непосредственное переживание истины – "небо синее, деревья зеленые, сахар сладкий" – и "мистической энергии" жизни. Но истинная цель даже не в этом. "Истинная цель мистической

энергии – помогать другим людям. Кто-то голоден – Как?!! Кто-то страдает – Как?! Миг за мигом сохранять правильное положение вещей, правильные функции, правильные отношения. Вот изначальное назначение человека".

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>