Полная версия

Главная arrow Религиоведение arrow Религиоведение

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

19.2. Политизация веры

"Наша эпоха отравлена вирусом политики", – пишут Кент Хилл и Сергей Филатов, – Политизировано практически все. На политику смотрят как на главное – а часто как на единственное – средство достижения человеческого счастья... И светские, и религиозные сообщества слишком часто поддаются искушению сузить кругозор до одномерности политической партийности. Упадок авторитета, влияния и численности многих конфессий в Америке – во многом результат того, что Церковь изменяет своим духовным целям"[1].

Феномен политизации основательно изучен французским социологом Жаком Эллюлем (1912–1994) в книге "Политическая иллюзия"[2]. Мыслить обо всем как о политическом, маскировать употребление этого слова (наряду со ссылками на мыслителей, начиная от Платона и др.), отдавать все в руки государства, апеллировать к государству при всяких обстоятельствах, подчинять проблемы индивидуальности групповым проблемам, полагать, что каждый поднялся на уровень политических отношений и достаточно зрел, чтобы заниматься ими, – вот факторы, характеризующие политизацию современного человека, и как таковые они заключают в себе миф. Последний в таком случае обнаруживает себя в верованиях и в результате вызывает почти религиозную страсть[3].

Это постоянное влияние политических отношений является новым феноменом в истории. Конечно, было несколько образцов и в прошлом: империя ацтеков, Египет, может быть, в этом ряду можно назвать с некоторой натяжкой и Рим. Но обращаясь к прошлому, мы должны сделать две важные оговорки: в те времена государство не имело средств для претворения в жизнь своих намерений. Масса людей не отдавала добровольно свою совесть и идеологию государству. Если и существовала религия, санкционированная государством, то религия государства (поклонения государству), как правило, отсутствовала.

Политизация веры может приобретать самые разные формы, и иногда но видимости между ними нет ничего общего. Однако суть у них одна. Самые грубые и простые формы политизации веры – это использование религии для целей государственной власти и в корпоративных интересах отдельных Церквей.

Попытки превратить Церковь в служанку политики присущи и сегодняшней России. Представители правого политического лагеря (а часто и демократического), причем атеисты среди них не редкость, говорят, что православие необходимо для государственного строительства, для самоопределения России. Правые видят в Церкви средство противостояния западному влиянию, сохранения авторитаризма.

Многие в России убеждены сегодня, что христианские мировоззрения и богословские догматы создают незаменимые предпосылки для системы свободного предпринимательства и демократии. Неверующие политологи, социологи и экономисты рассуждают о том, чтобы из России сделать Германию.

Однако несомненно одно: всякие реформы могут быть действенны только тогда, когда они будут результатом спонтанного развития религиозного сознания. Когда Иисус Христос начал свою проповедь, фарисей спросил Его, какая заповедь "наибольшая". Ответ Господа навсегда покончил со всякой надеждой избавиться от мучительной проблемы примирения вертикальной и горизонтальной ответственности в каждом, кто следует за Ним: "Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь. Вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего как самого себя" (Мф. 22:37-39).

Понимание сущности Евангелия как правильных отношений с Богом не оправдывает бегства от действительности, лишающего веру осязаемых материальных плодов. Апостол Иаков грозно предупредил верующих, что вера без дел мертва, и сам Иисус не оставил сомнений в том, что Его последователи будут судимы за то, что они сделали в этом мире для удовлетворения физических и духовных нужд ближнего.

Вера, таким образом, имеет неоспоримое социальное измерение. Церковь не может не говорить о необходимости социальной ответственности, компетентной гражданственности, о сострадании к беднякам, о необходимости интеллектуализации общества. Церковь по природе своей поддерживает некоторые социальные принципы и идеалы (например, святость жизни, права человека, законность, свободу и мир). Если Церкви не пристало поддерживать конкретные политические программы, то верующие ее члены как граждане не могут осуществлять свои идеалы, иначе как используя нормальный политический процесс.

"Не имеет значения, какого рода политические структуры очерчивают пределы нашего существования, не имеет значения, какого рода экономические системы определяют наше материальное благосостояние, не имеют значения наша национальность, материальное положение, наше образование и происхождение: мы все равно можем жить в должных отношениях с Создателем и с верой в высший источник нашей жизни и всякой истины. Самые важные проблемы, стоящие перед человеком – смерти, любви, смысла жизни – не зависят от политики и экономики"[4].

  • [1] Хилл К., Филатов С. Христиане и власть // Совесть и свобода. 1992. № 1. С. 33.
  • [2] Эллюль Ж. Политическая иллюзия. М., 2003.
  • [3] См.: Там же. С. 43.
  • [4] Эллюль Ж. Политическая иллюзия. С. 37.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>