Полная версия

Главная arrow Религиоведение arrow Религиоведение

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

21.4. Нетрадиционная религиозность

Еще в конце 1960-х гг. социологи и культурологи столкнулись с весьма парадоксальным процессом. С одной стороны, многочисленные факты свидетельствовали о симптомах глубокого кризиса господствующей Церкви: сокращалось число прихожан, ослабевал интерес к ритуалам, снижался религиозный энтузиазм верующих.

Но вместе с тем, по данным социологических исследований, многие даже порвавшие с традиционными представлениями о Боге продолжали считать себя причастными к религии.

Можно ли покинуть традиционную Церковь и остаться верующим? Оказывается, можно, так как в противовес официальной религии среди населения возникло увлечение неканоническими, нетрадиционными, непривычными культами. Набожные чувства определенной части людей устремились в иное русло. Появились новые религиозные кумиры, провозвестники, т.е. обладающие особой Божественной силой, лидеры. Они возвестили миру новые "истины", поведали о мистических "прозрениях". Что касается традиционных способов систематизации религиозных воззрений, привычных религиозных переживаний, то к ним пророки и приверженцы "новых религий" оказались безразличными. Так, нетрадиционная религиозность превратилась в стойкий культурный феномен.

Феномен нетрадиционной религиозности – одно из характерных явлений современной духовной жизни. Суть его состоит в распространении вероучений, не связанных с привычными, традиционными религиями. Спектр этих увлечений довольно широк. Неслучайно по-разному обозначаются они и в культурологии: "внеисповедная религиозность", "светский гуманизм", "эзотерическая (т.е. предназначенная для посвященных) культура", "бунтарские духовные искания", "внеконфессиональная (т.е. внеисповедная) религиозность". Эти термины не все точны и удачны. Для обозначения анализируемого культурологического явления мы будем пользоваться понятием "новые религии".

Долгое время американские культурологи, фиксируя снижение канонической религиозности, объясняли этот факт конфессиональным плюрализмом. Они как бы приходили к утешительному для них выводу, что религиозная вера не устраняется, а лишь принимает другие формы. Но вот на прилавках появилась книга "Религия в Америке". Ее авторы попытались дать более целостную картину различных религиозных течений, существующих в США и подробно описали 19 наиболее крупных деноминаций, т.е. названий различных церквей. При этом обнаружился сенсационный факт. Оказалось, что хотя церквей в США много, почти 70 млн американцев не принадлежат ни к одной из многочисленных сект или общий. Они вообще не связаны с Церковью. Такое сообщение не могло не поразить умы.

Американский культуролог Дж. Натансон выразил тревогу с предельной ясностью. "Вот что же они верят?" – изумленно спрашивал он. Отход верующих от церкви стал все сильнее волновать специалистов. Модные веяния захватили поначалу лишь определенный круг интеллигенции. Однако затем богоискательские тенденции получили широкое распространение. Они проникли в сознание средних слоев населения, завладели умами молодых людей. Поиск новых образно-чувственных, религиознопрактических установок, экзотических верований оказался весьма интенсивным.

Среди "новых религий" можно назвать неохристианские религии. Их сторонники стремятся к предельному опрощению христианской веры. Иисус Христос фигурирует у них в образе молодого человека, облаченного в джинсы и с гитарой в руках. Огромный интерес вызывают восточные религиозные культы. Традиционные представления о тайнах Востока и вместе с тем динамизм и глубина преобразований, охвативших значительную часть человечества, обусловливают появление идей о рождении нового человека, особого азиатского или африканского типов личности, о скрытых пружинах истории, механизм которых неожиданно заработал в современную эпоху.

Однако "трансплантации" восточных культов на европейскую основу чаще всего не приносят желаемого, не обогащая ни западную, ни восточную традицию и, главное, не придавая им нового жизненного импульса. Возникает не сплав культур, а их примитивная смесь. Ломка привычной социально-культурной среды – процесс длительный и болезненный. Вот как характеризует эту ситуацию герой романа Г. Гессе (1877–1962) "Степной волк" Гарри Галлер: "У каждой эпохи, у каждой культуры, у каждой совокупности обычаев и традиций есть свой уклад, своя подобающая ей суровость и мягкость, своя красота и своя жестокость, какие-то страдания кажутся ей естественными, какое-то зло она терпеливо сносит. Настоящим страданием, адом человеческая жизнь становится только там, где пересекаются две эпохи, две культуры и две религии. Если бы человеку античности пришлось жить в Средневековье, он бы, бедняга, в нем задохнулся, как задохнулся бы дикарь в нашей цивилизации. Но есть эпохи, когда целое поколение оказывается между двумя эпохами, между двумя укладами жизни в такой степени, что утрачивает всякую естественность, всякую преемственность в обычаях, всякую защищенность и непорочность!"[1]

  • [1] Гессе Г. Избранное. М., 1977. С. 222–223.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>