Полная версия

Главная arrow Религиоведение arrow Религиоведение

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Феномен духовности (вместо заключения)

Духовность в наши дни – одно из востребованных понятий. О ней говорят философы, политики и публицисты. Японский премьер-миниметр сказал: "Если бы нам удалось соединить наши технологические успехи с такой духовностью, которая отличала Серебряный век российской культуры, вряд ли другие страны могли бы обеспечить столь быстрое продвижение, какое в этом случае мы бы, то есть японцы, обрели". Нередко пишут и о бездуховности в обществе, об отсутствии идеалов как очевидном феномене наших дней.

Но вот парадокс: ни в одном философском словаре нет статьи, посвященной духовности. Нет этого понятия и в культурологических словарях. Итак, едва ли все осознают, что это важный фактор развития цивилизации, открытия новых форм общественной жизни. Все тоскуют о желаемом преобладании в человеке духовных, нравственных, интеллектуальных ценностей. В то же время дальше общих слов современная общественная мысль не продвигается.

Что такое дух? Это понятие в отечественной литературе весьма многозначно. Некоторые исследователи связывают дух с феноменом запредельного, неземного, отыскивая в нем черты Божественности. Светские мыслители отождествляют дух с идеалом, со стремлением человека к совершенству. Нередко с этим словом связывают различные программы нравственного обогащения человека. Разделяют, в частности, "духовность" и "потребительство", стремление к жизненным благам. Дух нередко ассоциируют с определенными способностями людей.

В силу такой полисемичности, естественно, необходимо вернуться к истокам, сравнить разные версии слова, его смысла и включенности в различные контексты.

С помощью этого слова в библейском словоупотреблении описывается преимущественно жизненность существования. В Ветхом Завете Дух, особенно в Книге Бытие, выступает как оживляющее дуновение, как ветер и дыхание. Подобно ветру в природе, Дух в человеке может действовать с различной степенью интенсивности, он также может изменить человека. В этом контексте нисшествие духа становится прочной гарантией для мессианского царства мира во времена благополучия[1].

В поэтическом обороте речи и в переносном смысле дух – это также небесные и демонические существа, даже злой, лживый или нечистый духи, состоящие на службе у Яхве. Существенно, что в Ветхом Завете Бог никогда не отождествляется с духом. В позднем иудаизме и в новозаветное время понятие "дух" под влиянием греческой философии становится близким к психофизической проблематике.

Дух и душа стали рассматриваться как религиозно-философские понятия, олицетворяющие, выражающие невещественные начала, в отличие от всего материального. Древние представления о духе (атмане, пневме, спиритусе, рухе) соотносились с феноменом дыхания: душа связывалась со вздохом, а дух – с выдохом. Древние считали, что каждая вещь имеет собственную душу, способную перемещаться в пространстве и входить в иные тела, влиять на них. К этому воззрению можно отнести доктрины эйдосов, идей, образов, отражения мира человеком.

Пневма (греч. рпеита – дыхание, дуновение, дух) – в древнегреческой философии и медицине сила, регулирующая дыхание и пульс. У натурфилософов VI в. до н.э. пневма употребляется для обозначения элемента воздуха (Ферекид из Спроса; "бесконечная пневма", вдыхаемая космосом, в пифагореизме). Позже пневма спиритуализировалась: ее отождествляли с субстанцией души (псюхе) в традиции Анаксимена – Диогена Аполлонийского, у которого также впервые фиксируется представление о жизненном дыхании-пневме, движущемся в венах вместе с кровью. Это представление проникло потом в гиппократовскую (косскую) школу, локализовавшую источник пневмы в мозге, и в сицилийскую школу врачей, локализовавшую источник пневмы в сердце[2].

Через посредство сицилийского врача-натуралиста Филистиона из Локр между 370 и 360 гг. до н.э. оно было воспринято Платоном и Аристотелем. Аристотель различал два вида пневмы: пневма как вдыхаемый воздух, регулирующий температуру тела, и психическую пневму, постоянно испаряющуюся из крови. Эти представления были развиты Эрасистратом в III в. до н.э. и через школу врачей-пневматиков I в. н.э., объяснявшую всю жизнедеятельность потоками пневмы, истекающими из сердца, и Галена, понимавшего пневму как субстанцию (посредник между душой и телом), используемую душой в качестве орудия чувственного познания и телесных движений дошли до Нового времени в виде понятия о "жизненных духах" (spiritus vitales) в крови и нервах у Андрея Везалий и Декарта.

В стоицизме пневма – это жизненная сила, уподобленная Логосу. Затем это – нервоогонь, космическое дыхание, дух. Единый, конечный и шарообразный мир, как и все телесное, обречен на гибель. Его природа – огненное дыхание, движущееся в некоем созидательном порыве к дальнейшему выжиганию всего порожденного. Душа мира – теплое дыхание, которое одушевляет нас. Стоики считали, что каждая пневматическая система имеет свой центр управления.

Предельное одухотворение пневмы происходит в среде эллинистического иудаизма в "Книге премудрости Соломона". Пневма выражает идею непосредственного вмешательства Бога в мирские дела. Филон Александрийский называет Пневмой "божественный дух" – высшую (бессмертную и бестелесную) часть человеческой души, а также принцип профетического познания, превосходящий человеческий дух и даруемый Богом.

Плутарх связывает Пневму с иррациональными способностями души и оракульской мантикой. В христианской теологии пневма – "Святой Дух" (рпеита hagion), третье лицо Троицы.

И. Кант связывал с пневмой возможность выхода в запредельное. В этом случае теология превращается в теософию, моральная телеология – в мистику, а психология – в пневматику. Все переносится в запредельное и остается недоступным разуму. Развитие понятия пневмы важно для становления категорий, относящихся к сфере духа. Русский философ В. Шмаков в работе "Основы пневматологии" отмечал, что энергия пневмы – эго одновременно и первичное феноменальное соответствие творческой активности духа, предшествующее бытию конкретного как такового, и осуществитель бытия и процессов во всех звеньях феноменальных иерархий[3].

  • [1] См.: Большой путеводитель по Библии. М., 1993. С. 134.
  • [2] См.: Энциклопедия мистицизма. СПб., 1996. С. 311.
  • [3] См.: Шмаков В. Основы пневматологии. М., 1994.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>