Полная версия

Главная arrow Философия arrow История, философия и методология естественных наук

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

10.3. Критико-рационалистическая философия

Главным оппонентом неопозитивистов стал критический рационалист К. Поппер, поддержанный И. Лакатосом. Поппер настаивал на существовании трех миров: 1) физических объектов; 2) состояний сознания; 3) объективного знания[1]. Решающее значение принадлежит именно миру знания, которое он представляет в следующем схематическом виде:

(10.1)

Познание начинается с некоторой проблемы (). Для ее разрешения выдвигаются пробные теории (TT), затем предприни

маются действия по элиминации ошибок (ЕЕ), что неизбежно приводит к новой проблеме 2)[2]. Решающее значение в науке имеет критический анализ проблем, который составляет существо научного прогресса. Что касается первого и второго миров, то они находятся под воздействием третьего мира. Поэтому нельзя считать мир физических объектов и фактов основанием знания, как это делают неопозитивисты. Они ведь теоретически нагружены. Сознание также теоретически нагружено. Философствование должно начинаться с проблем и теорий.

Поппер атаковал неопозитивизм яростно и с различных сторон. Он подверг жесткой критике акцент неопозитивистов на операции индукции, позволяющей, по их мнению, выявить истину. Поппер отвергал индукцию постольку, поскольку она дает всего лишь вероятностное знание. В этом вопросе он попал впросак. Операция индукции действительно весьма актуальна для физики.

Он отрицал также еще одно понятие, актуальное для неопозитивистской программы, а именно верификации. Неопозитивисты полагали, что в эксперименте теория проверяется, т.е. удостоверяется ее истинность. Против этого мнения как раз и выступил Поппер, противопоставив верификации фальсификацию. Физическую теорию нельзя подтвердить. Рано или поздно она будет опровергнута. И тогда выяснится, что она не была удостоверена. Теория всегда является гипотезой. Ее можно опровергнуть, фальсифицировать. Если теория противоречит данным какого-либо эксперимента, то она фальсифицирована.

Фальсификация является условием обеспечения научности теории. Если теория придумывается в качестве такой концепции, что она в принципе неопровержима, то это указывает на ее антинаучность. Теория признается научной, только если она является этапом научного прогресса.

Кто прав, неопозитивисты с их понятием верификации, или же критические рационалисты, настаивающие на актуальности понятия фальсификации? В существующей литературе, как правило, поддерживается позиция Поппера. По мнению автора, позиции обеих сторон нуждаются в корректировке. Эксперимент не должен противопоставляться теории, ибо сам входит в ее состав. Он является более или менее успешным продолжением дедукции, а именно аддукцией, совершаемой навстречу индукции. Эксперимент, строго говоря, не верифицирует или фальсифицирует теорию, а обеспечивает прогресс познания. Именно в этом состоит его назначение. В зависимости от результатов эксперимента пересматриваются дедуктивные принципы и законы. Такая акция не является ни верификацией теории, ни ее фальсификаций. Эти два понятия появляются только в случае, если эксперимент противопоставляется теории. Но, как уже отмечалось, такое противопоставление несостоятельно.

Акцент Поппера на обеспечение роста научного знания, а также подчеркивание проблемного характера науки, действительно заслуживает высокой оценки. Впрочем, на взгляд автора, теория Поппера далеко не во всем удовлетворительна. Он не вникает в тонкости концептуального устройства науки, ограничиваясь утверждением об актуальности гипотетико- дедуктивного метода, сопровождаемого фальсификацией законов. Но кроме дедукции есть еще аддукция, абдукция и индукция. Другое замечание состоит в том, что нет необходимости наряду с теориями признавать еще и физические объекты, и состояния сознания. Все это находится в самой теории. То же касается и проблем, которые являются затруднениями теории. Несостоятельно также сводить мир объектов к физическим вещам. Всякая наука имеет дело с объектами. Что касается физических объектов, то они являются предметом физики. Но кроме физики есть и другие науки. Поппер явно не избежал физикализма.

Свою интерпретацию философии физики он представил в специальной книге[3]. В ней Поппер выступает убежденным реалистом, сторонником ансамблевой интерпретации квантовой механики и критиком субъективизма, воплощением которого он считает сторонников Бора. Рецензируемая книга, с одной стороны, свидетельствует о возможности интерпретации физики с позиций критико-рационалистической философии. С другой стороны, нет оснований считать, что Попперу удалось развернуть впечатляющим образом тезис о проблемном характере квантовой механики.

Отметим также, что в нашей стране критический рационализм довольно популярен. При рассмотрении спора Поппера с неопозитивистами, как правило, осуждаются именно они. По мнению автора, в этом споре не было победителя.

Выводы

  • 1. От имени критического рационализма акцент делается на дедукции и эксперименте. Неправомерно отрицается индукция, а также аддукция.
  • 2. В заслугу критическому рационализму следует поставить привлечение внимания к необходимости проблематизации теории, выявлению и преодолению проблем.

  • [1] Поппер К. Логика и рост научного знания. М.: Прогресс, 1983. С. 439– 440.
  • [2] Поппер К. Логика и рост научного знания. М.: Прогресс, 1983. С. 455.
  • [3] Поппер К. Р. Квантовая теория и раскол в физике // Логика научного открытия. Постскриптум. М.: Логос, 1998. С. 190.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>