Полная версия

Главная arrow Философия arrow История, философия и методология естественных наук

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

10.7. С. Вайнберг против философии

Среди выдающихся физиков встречаются как друзья, так и противники философии.

Многогранность науки

"В наше время физик вынужден заниматься философскими проблемами в гораздо большей степени, – подчеркивал А. Эйнштейн, – чем это приходилось делать физикам предыдущих поколений. К этому физиков вынуждают трудности их собственной науки"[1].

Принципиально другой позиции придерживается нобелевский лауреат Стивен Вайнберг, который седьмую главу своей книги "Мечты об окончательной теории" назвал "Против философии"[2]. Его аргументы заслуживают внимания. Их выдвигает человек, который пытался приобщиться к философии, но разочаровался в ее актуальности. Он предельно искренен в своих суждениях. Основные утверждения Вайнберга пронумерованы ниже.

Аргументы Вайнберга

  • 1. "Взгляды философов иногда приносили пользу физикам, но главным образом в негативном смысле, защищая их от предубеждений других философов".
  • 2. "Вряд ли мы сумели бы увидеть путь к истине с вершин философии".
  • 3. "Конечно, у каждого физика есть какая-то рабочая философия. Для большинства из нас – это грубый, прямолинейный реализм, т.е. убежденность в объективной реальности понятий, используемых в наших научных теориях. Однако эта убежденность достигается в процессе научных исследований, а не в результате изучения философских трудов".
  • 4. Основная часть философии "не имеет никакого отношения к науке".
  • 5. Философия науки "в лучших своих образцах представляется мне приятным комментарием к истории научных открытий".
  • 6. "Мне не известен ни один ученый, сделавший заметный вклад в развитие физики в послевоенный период, работе которого существенно помогли бы труды философов. ...я упоминал о том, что Вигнер назвал “непостижимой эффективностью" математики. Здесь я хочу указать на другое в равной степени удивительное явление – непостижимую неэффективность философии".
  • 7. "Даже если в прошлом философские доктрины и оказывали какое-то полезное воздействие на ученых, влияние этих доктрин затягивалось на слишком долгое время, принося в конце концов тем больше проблем, чем дольше эти доктрины оставались в употреблении".
  • 8. "Несмотря на ценность позитивизма для Эйнштейна и Гейзенберга, он все же принес столько же плохого, сколько хорошего".
  • 9. "Не так давно наука подверглась атаке со стороны недружественных комментаторов, объединившихся под знаменем релятивизма. Философы-релятивисты отрицают стремление науки к открытию объективной истины".

Прежде всего, следует отметить, что автор не считает Вайнберга врагом философии. Он сказал то, что автору не раз доводилось слышать из уст других физиков. Аргументы Вайнберга являются хорошим поводом для обсуждения существа физики как науки и ее соотносительности философии.

По мнению автора, аргументация Вайнберга в целом ряде пунктов поверхностна. Во-первых, он недостаточно четко различает философию, философию науки и философию физики, а также полностью игнорирует метанаучный уровень физики. Во-вторых, Вайнберг противопоставляет философов и физиков, в итоге с физиков снимается всякая ответственность за философию физики, а точнее, за метанаучную физику. Но в последней нуждаются, в первую очередь, именно физики, а не кто-либо другой. Вайнберг не сознает, что современная философия науки кульминирует в метанауке.

Относительно аргумента 1. Вайнберг забывает указать, что взгляды философов защищали физиков от их собственных воззрений.

Относительно аргумента 2. Философия задает лишь некоторые ориентиры, не более того.

Относительно аргумента 3. Зачем же удовлетворяться грубым, прямолинейным реализмом?

Относительно аргумента 4. Это ложно по отношению к философии физики.

Относительно аргумента 5. Вайнберг невольно принижает значимость философии науки. Жаль, что он не взял на себя труд написать обширный труд по философии науки. В таком случае ему пришлось бы познать далеко не простые муки философов науки.

Относительно аргумента 6. Любое научное открытие состоится не в последнюю очередь благодаря метанаучным изысканиям. Вайнберг почему-то умалчивает это обстоятельство. Он подробно объясняет, что открытие асимптотической свободы противоречит тезису позитивистов о непосредственной наблюдаемости всех физических феноменов, признающихся реальными. Но, во-первых, Вайнберг забывает указать, что позитивизм был раскритикован философами науки, в частности Поппером, а не физиками. Во-вторых, он не заметил, что отказ физиков от позитивизма следует классифицировать как их собственное философское прозрение.

Относительно аргумента 7. Разумеется, не следует абсолютизировать ни одну из философских систем. Вайнберг не учитывает, что далеко не все философы являются догматиками.

Относительно аргумента 8. Акцентирует на позитивизме, забывая охарактеризовать его альтернативы.

Относительно аргумента 9. У философов-релятивистов, т.е. постструктуралистов, есть и положительные черты.

Таким образом, критика Вайнберга, актуальность которой автором не отрицается, тем не менее, поверхностна. Он не учитывает, что физика неотделима от прогресса знания в составе следующего ряда теорий:

философия → философия науки → философия физики → → метанаучная физика.

В итоге он даже не пытается наметить метанаучную перспективу физики. Вайнберг не замечает, что, рассуждая о мечте об окончательной теории, он сам вынужден занять метанаучные позиции. На свою беду Вайнберг ограничил собственные изыскания характеристикой некоторых вариантов философии и философии науки. Следовало же уделить наибольшее внимание философии физики и метанаучной физике.

Казус Вайнберга наводит на размышления. Выдающийся физик, ученый, обладающий широчайшей эрудицией, с интересом изучает философию, но разочаровывается в ней. Почему? Потому что он посвятил свои многолетние усилия базовой физике, а не метанаучной физике.

Выводы

  • 1. С. Вайнберг вполне правомерно критикует философию, которая отгораживается от науки, в том числе от физики.
  • 2. Он не учитывает актуальности метанаучной физики, для которой характерны философские корни.

  • [1] Эйнштейн А. Замечания о теории познания Бертрана Рассела // Эйнштейн А. Собрание научных трудов: в 4 т. М.: Наука, 1967. Т. 4. С. 248.
  • [2] Вайнберг С. Мечты об окончательной теории. М.: УРСС, 2004.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>