Полная версия

Главная arrow Философия arrow История, философия и методология естественных наук

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

10.8. Истина, семантика и реализм

По наблюдениям автора, абсолютное большинство физиков являются приверженцами концепта истины. Но при этом они, как правило, не делают ни малейших попыток по его прояснению. А между тем развитие физики несовместимо с интуитивными представлениями об истине. Характеризуя проблему истины, философы, как правило, рассматривают три концепции.

Согласно корреспондентной концепции истины утверждение истинно, если оно соответствует реальности. Это определение предполагает, что знание о реальности предшествует тому знанию, которое оценивается на предмет истины и ложности. Но то и другое знание заключено в одну и ту же теорию. Получается логический круг.

Согласно когерентной концепции истины правильное утверждение должно органично соответствовать другим предложениям теории. Но, возможно, вся теория является, в конечном счете, ложной.

Согласно прагматической концепции истины правильным признается то положение, которое обеспечивает наиболее эффективные практические результаты. Такое определение истины более всего подходит для аксиологических наук. Но физика не является аксиологической наукой.

Как видим, все три определения истины не являются безупречными. Разумеется, не следует отказываться от концепта истины. Он необходим для выбраковывания несостоятельного знания. Отказ от концепта истины открывает калитку для недоброкачественного знания. По мнению автора, истинным следует признать знание, которое органично включается в интерпретационный строй теорий. Оно соотносится не с одной теорией, а с их интерпретационным строем. Уже в составе того или иного строя теорий решается вопрос о соответствии между языковым, ментальным и онтологическим уровнем теории.

Как правило, с концептом истины тесно увязывается вопрос об актуальности реализма (от лат. res – вещь), согласно которому существуют объекты, каковой бы они ни были природы. Часто утверждается, что реализм предполагает существование объективной реальности, не зависящей от сознания людей. Но объективная реальность и объекты – это не одно и то же. Если изучается сознание, то оно является объектной реальностью, но не объективной, а субъективной. Строго говоря, реализм делает акцент на объектной реальности. Уже в связи с ней часто ставится вопрос и об объективной реальности.

Обычно реалисты руководствуются корреспондентной концепцией истины. Теория интерпретируется как выяснение истины относительно реальности. Один из видных современных реалистов С. Псилос на вопрос "Какого рода аргумент является решающим для реализма?" дает такой ответ: "Я не знаю более информативного ответа на этот вопрос, чем следующий: это вывод к наилучшему объяснению"[1].

Реалисты полагают, что развитие теорий не ставит под сомнение их концепцию. Тщательный анализ всегда позволяет, в конечном счете, отсеять плевелы от зерен истины. Применительно к физической теории следует четко различать используемые эпистемологические средства, с одной стороны, и те объекты, которые действительно существуют. Например, система координат как используемое в физике эпистемологическое математическое средство не имеет объектного аналога. Но системы отсчета действительно существуют.

Не противоречит реализму и существование не наблюдаемых непосредственно состояний и процессов. Чистые состояния, о которых толкует квантовая механика, не наблюдаются непосредственно. Необходимо, однако, учитывать, что наблюдаемые явления невозможно объяснить без введения представлений о чистых состояниях. Следовательно, есть все основания считать их реальными.

С доводами реалистов не соглашаются их оппоненты, в той или иной степени защищающие антиреалистические установки[2]. Перечислим их основные аргументы.

  • 1) Наибольшего доверия заслуживают эмпирические данные, но и они в соответствии с разработками американских философов Т. Куна и У. Куайна теоретически нагружены. В своих суждениях люди всегда ограничены теорией.
  • 2) Всякая теория недоопределена, ибо одни и те же экспериментальные данные можно объяснять посредством различных

гипотез, следовательно, аргументированно можно рассуждать только об экспериментальных данных. Недоопределенность физических теорий отмечал уже П. Дюэм. В наши дни большую популярность приобрели воззрения Б. ван Фраассена. Он резюмирует свою позицию следующим образом: "Наука стремится дать нам теории, которые являются эмпирически адекватными; принятие теории включает лишь веру, что она эмпирически адекватна. Это положение антиреалистической позиции, которую я отстаиваю; я называю ее конструктивным эмпиризмом"[3].

  • 3) Существует целый блок аргументов, в которых так или иначе обсуждается несовершенство всех возможных теорий. В этой связи ставится под сомнение правомерность аргумента вывода к наилучшему объяснению. Несовершенны не только теории, но и пути их выработки, будь то индукция или абдукция.
  • 4) Многие антиреалисты подчеркивают зависимость теорий от социального контекста. Истина же, согласно реалистам, предполагает независимость от этого контекста. Следовательно, позиция реалистов противоречива.

Перейдем к формулировке авторской позиции.

Во-первых, в физической теории просматриваются синтаксические, семантические и прагматические связи. Синтактика состоит во взаимосвязи концептов друг с другом. Семантика фиксирует связь уровней науки, например, соотношение концептов в их языковой форме с концептами в объектном виде. Прагматика имеет дело с деятельностью по достижению цели. Три типа отношений предполагают три типа концепта истины. Как раз они обсуждались в самом начале раздела. Корреспондентная истина относится к семантике, когерентная – к синтактике, прагматическая – к прагматике.

Во-вторых, три концепта истины выражают устройство теории. Они столь же органичны для теории, как концепты переменной или закона.

В-третьих, семантическая концепция истины выражает одинаковое устройство, с одной стороны, языкового и ментального уровней науки, с другой стороны, объектного. По-другому не может быть в принципе. Иначе теория "развалилась" бы.

В-четвертых, знания об объектах всегда теоретичны.

В-пятых, даже изменчивое знание свидетельствует о реальности.

В-шестых, сменяемость теорий в составе проблемного и интерпретационного ряда свидетельствует о будущем росте научного знания, которое уточнит наши представления о реальности.

В-седьмых, нет никаких оснований отказываться от реализма постольку, поскольку это равносильно недопустимому отказу от семантики.

В-восьмых, те авторы, которые признают, что эмпирические данные объясняются теориями, по сути, не отрицают реализм. Просто он у них является половинчатым.

В-девятых, недоопределенность теорий не имеет фатального характера. От нее вполне благополучно можно избавиться.

В-десятых, зависимость физических теорий от социальных условий может быть учтена. При этом придется учитывать семантический аспект, а следовательно, и концепт реализма.

Выводы

  • 1. Положение является истинным, если оно входит в состав интерпретационного ряда теорий.
  • 2. Недостаточное внимание к метанаучной физике привело к закреплению в физике грубых понятий об истине и реальности.

  • [1] Psillos S. Thinking about the ultimate argument for realism // URL: philsci-archive.pitt.edu/1536/l/MUSGRAVE-Psillos.pdf/ P. 29.
  • [2] Chakravartty A. Scientific realism // URL: plato.stanford.edu/ entries/scientific-realism/.
  • [3] Van Fraassen В. С. The scientific image. Oxford: Oxford University Press, 1980. P. 12.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>