Полная версия

Главная arrow Философия arrow История, философия и методология естественных наук

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

13.7. Химия и метанаучная этика

В предыдущем параграфе была выявлена недостаточность субстанциальной этики в деле осмысления химии. Но если недостаточна субстанциальная этика, то необходима метанаучная этика. И вот тут возникает новая коллизия. К какой науке следует обратиться, чтобы развить этику химии в последовательной форме? Надо полагать, к самой химии. В противном случае желаемая гавань этики химии не будет достигнута. Но ни один из этиков химии не поступил таким образом. Почему? Потому что они чувствуют себя крайне неуверенно в области метанаучной этики, уровень развития которой оставляет желать много лучшего.

Итак, обратиться следовало непосредственно к философии химии. Этика химии относится к области философии химии. Но почему же она состоятельна? Потому что химики в рамках процесса познания руководствуются ценностями, в соответствии с которыми они ставят перед собой определенные цели. И вот тут мы близки к постижению концептуального центра этики химии, сосредоточения всех ее нервных путей.

Если бы в самой философии химии не было бы ценностей, то ее философская возгонка никак не могла бы привести к этике химии. Этика уместна там, где люди, имея дело с различного рода альтернативами, выбирают из них наиболее эффективные и добиваются именно их осуществления. Не существует однозначная линия поведения химика. Раз так, то он оказывается перед многочисленными этическими дилеммами. Пути их разрешения как раз и должна изучать этика химии.

Поиски метанаучной этики приводят исследователей к теории максимизации ожидаемой полезности, а вместе с ней к теории принятия решений, с которой, это также необходимо отметить, в тесных координационных связях находится ряд других концепций, например, исследование операций, программирование, системный анализ, теория управления. Весь этот комплекс наук исходит из представления, что субъектом принятия решений и осуществления поступков является человек. Этика – это метанаука об эффективном поведении людей, в рамках которого каждый человек проявляет свою индивидуальность.

Поведение человека изучается в целом комплексе наук. Лишь постепенно было осознанно, что концептуальным каркасом рассмотрения этого поведения является принцип максимизации ожидаемой полезности. В развитии концепта полезности большие заслуги имеют утилитаристы во главе с И. Бентамом. Но отсюда никак не следует, что теория максимизации ожидаемой полезности является утилитаристской. В современной науке рассматриваемая теория имеет общенаучный характер. Это следует понимать следующим образом: она задает формальные рамки этического поведения. Как именно понимается полезность, определяется в составе отдельных содержательных наук. В экономике полезность определяется по-другому, чем в политологии, а в философии синтетической химии иначе, чем в радиотехнике. Меняются и единицы измерения полезности, часто в их качестве выступают соответствующие балльные единицы.

Максимизация ожидаемой полезности – это принцип с яркой этической составляющей. Но сам по себе он недостаточен для того, чтобы на его основе построить последовательную этику науки, в том числе и этику химии. В обоснование этого утверждения можно сослаться на саму теорию максимизации ожидаемой полезности. Она не является этической теорией. Подобно всем другим наукам теория максимизации полезности нуждается в этическом сопровождении. Что такое полезность? Каковы ценности? Оправдано ли культивирование именно этих ценностей? Все эти вопросы нуждаются в самостоятельной разработке. Иначе говоря, теории максимизации ожидаемой полезности самой не достает этической рафинированности. Для ее достижения необходим особый принцип.

Вопрос о первом принципе этики всегда привлекал пристальное внимание философов. Ведь именно их уделом считается изобретение принципов предельной концептуальной обостренности. Именно в этой связи в последние тридцать лет огромное значение придается принципу ответственности. Кажется, что определить содержание принципа ответственности несложно. Решение принимают и осуществляют отдельные люди, следовательно, им нести ответственность за свои деяния перед различными инстанциями. Достаточно ли этой констатации для обеспечения этической рафинированности принятых решений и осуществляемых поступков? Именно этот вопрос является решающим для определения статуса современной этики, в том числе этики химии.

Принцип ответственности имеет длительную историю. Решающее же значение для его судьбы имела книга немецко-американского философа Г. Йонаса "Принцип ответственности"[1]. Основная его мысль состояла в утверждении, что в техногенную эпоху нет альтернативы принципу ответственности. Только с опорой на него человечество в состоянии обеспечить свое выживание. Но в определении содержания принципа ответственности Йонас не был в состоянии занять метанаучную позицию. Он был типичным философом-субстанциалистом, ориентировавшимся на феноменологическую и герменевтическую философию.

В ряде своих работ автор пытался определить содержание принципа ответственности более конкретно, чем это сделал Йонас, причем с учетом состояния современной науки. Автор пришел к следующему заключению[2]. Субъект, во-первых, берет на себя задачу обеспечения желаемого будущего, во-вторых, сам вменяет себе эту задачу, в-третьих, стремится достигнуть наиболее эффективного результата, в-четвертых, делает это в соответствии с достижениями философии аксиологических наук. В случае этики химии таковой наукой является философия химии. Показательным можно считать следующий пример.

Ученый-химик, руководствуясь методом трансдукции, ставит перед собой определенную цель. Допустим, что он занят изобретением нового взрывчатого вещества. Главная его цель–добиться прироста научно-химического знания. Причем он полагает, что как раз для этого и необходимо новое вещество. Но многолетние усилия не приводят к желаемому результату. Он начинает замечать, что у его младшего коллеги есть и идеи, и задатки для свершения того, что ему не под силу. Должен ли он сообщить ему свои знания? Если руководствоваться принципом ответственности, то должен. В противном случае химик ведет себя не в соответствии с этикой ответственности, то есть аморально.

Допустим, что два химика в творческом содружестве действительно изобрели новое взрывчатое вещество в надежде, что оно будет использоваться в благих целях. Но множатся случаи неблаговидного использования их детища. Означает ли это, что они недопонимают этику химической ответственности? И да, и нет. Да, ибо они изобрели взрывчатку. Нет, ибо использование взрывчатки не регламентируется ими. Но формула "и да, и нет" неудовлетворительна, ибо вопрос об ответственности изобретателей, по сути, остался без ответа.

Можно предложить следующий выход из положения: считать, что ответственность химика не идет дальше химии. Напалм изобрели они, но не они использовали его во Вьетнаме. Предлагаемое решение вряд ли следует признать удовлетворительным. Если бы химики не изобрели напалм, то его бы и не использовали. Приходится признать, что попытка отгородиться от всего мира затворничеством в химической квартире несостоятельна. Но не может же химик быть ответственным за все деяния, совершаемые посредством использования химических веществ? Вновь возникло затруднительное положение. Почему? Потому что не учли общественную составляющую ответственности. Приведенный выше пример свелся к этической робинзонаде. Не было учтено, что субъектом ответственности является не только отдельный человек, но и общество. Но если признать субъектом ответственности общество, то это вроде бы приходит в противоречие с постулатом о том, что решения вырабатываются и осуществляются отдельными людьми. К счастью, это противоречие всего лишь кажущееся.

Этическая робинзонада преодолевается за счет учета характера взаимодействия между людьми, в том числе и представителями различных наук. А это означает, что химик, определяя границы своей ответственности, должен принимать во внимание и междисциплинарные связи химии, а также ее соотношение с обыденным сознанием. Применительно к примеру с изобретением взрывчатых веществ это означает, что химик несет двойную ответственность. Одна из них относится непосредственно к химии. Другая же относится к междисциплинарным связям химии. Личность этически не вправе перенести свою ответственность на кого-то другого, в том числе и на общество в целом. Но и она несет определенную ответственность за все общество. Лишь детальный анализ может выяснить степень ответственности личности как за негативные, так и позитивные последствия ее поступков.

Подобно любой аксиологической науке философия химии буквально нашпигована этической проблематикой. Чтобы справиться с нею, необходимо налаживать продуктивный творческий диалог как между химиками, так и между химиками и представителями нехимических наук. Разумеется, не следует забывать и о диалоге с гражданским обществом. Буквально ежедневно любой химик, будь то студент или профессор, неоднократно принимает судьбоносные для себя решения, и делает он это в качестве этического субъекта, то есть субъекта, руководствующегося некоторой этической концепцией. Беда в том, что эта концепция очень часто является концепцией здравого смысла, только и всего. Научная этика химии с ее основополагающими принципами ответственности и максимизации ожидаемой полезности пока не написана. Ощущается острая потребность представления ее в систематическом виде.

Итак, этика химии – это составная часть философии химии, предметом которой является обеспечение максимально возможной в данных условиях эффективности химии. Она насыщена сложными проблемными концептуальными вопросами. Это обстоятельство не всегда учитывается при составлении так называемых моральных кодексов поведения химиков. Как правило, они содержат положения самого общего характера. Так, например, в кодексе поведения членов американского химического сообщества указываются их обязанности перед общественностью, химической наукой, профессией, коллегами, предпринимателями, служащими, студентами и даже средой. Химики обязаны быть точными, честными, объективными, понимать границы своей науки, уважать истину, избегать фальсификаций и плагиата, поддерживать продуктивный диалог с учеными, предпринимателями, служащими, студентами, способствовать разрешению экологических проблем[3]. Перечислено немало обязанностей (ценностей), но стоит лишь задуматься над их содержанием, как сразу же выясняется, что оно не может быть определено в отсутствие тщательного анализа концептуального устройства химии как науки. Что означает быть объективным или же уважать истину? Без детального вхождения в концептуальное устройство химии ответить на этот вопрос невозможно. Но даже при отсутствии такого вхождения моральные кодексы поведения членов химических сообществ полезны. Они, настраивая химиков на следование нормам этики, представляют собой своеобразное введение в этику химической ответственности.

Чтобы продемонстрировать актуальность предложенной вниманию читателей этики химии, дадим краткие ответы на те вопросы, которые были предложены для разработки авторам журнала "HYLE" (табл. 13.2). Кстати, многие из них так и остались без ответа.

Таблица 13.2. Ответы на вопросы журнала "HYLE"

Вопросы

Ответы

1

Доступны ли профессиональные кодексы поведения химических сообществ философскому анализу, согласуются ли они с ним?

Разумеется, эти кодексы доступны философскому анализу и согласуются с ним. Они отличаются друг от друга своим концептуальным содержанием (сравните, например, содержание аналитической и синтетической химии)

2

Существуют ли моральные идеалы, которые лежат в основе специфических этических химических норм?

Вопрос поставлен некорректно. Существуют принципы этики химии, в частности принцип ответственности. Принципы как раз и являются искомыми идеалами

3

Чему мы можем научиться на примере функционирования "патологической науки"?

Она требует научной точности, бдительности и акцентирует внимание на трудных проблемах этики химии

4

Существуют ли специфические типы и проблемы ущербных поведений, характерные именно для химии?

Химия не содержит ничего ущербного по отношению к другим наукам. Она просто другая, чем они

5

Необходимы ли для химических исследований специфические формы доверия среди коллег по сравнению с положением дел в других науках?

Они другие по концептуальному содержанию. Только и всего. Каких-либо специфических именно для химиков форм доверия не требуется

6

Фактическое химическое исследование следует за специфической моралью или неморальными величинами?

Химическое исследование следует за самим собой, а не за внешними для нее моральными или неморальными нормами

7

Соответствуют ли актуальные методы химии их ценностям?

Эти методы сами являются ценностями

8

Должно ли химическое исследование основываться на моральных или неморальных ценностях? Если да, то почему? Если нет, то почему?

Исследование основывается на этических ценностях постольку, поскольку они составляют ее концептуальное содержание

9

Каким образом когнитивные (познавательные) и методологические ценности соотносятся с моральными ценностями химического исследования?

Все ценности относятся к сфере этики. Поэтому нет никаких различий между моральными и неморальными ценностями

10

Как коммерциализация химического знания повлияла на традиционные когнитивные ценности или изменила их?

Она привела к необходимости сочетания химических и экономических ценностей

11

Можно ли обнаружить специфические корни профессиональной этики в истории химии и алхимии?

Конечно, а где же еще?

12

Характерны ли для химиков специфические типы философски обоснованной ответственности и обязанности (активные или пассивные) перед международным сообществом? Существует ли философский путь оправдания или ограничения "свободы исследования" в химии?

Тип ответственности, характерный для химиков, определяется содержанием их науки. Так называемая "свобода исследования" должна быть совмещена с принципом ответственности

13

Изменилось ли химическое исследование специфическим образом ввиду конфликтов интересов, например, научных и социальных, национальных и международных, финансовых и публичных и т.п.?

Возникла проблема сочетания различных ценностей. Она влияет на химическое исследование, то ускоряя, то замедляя его, привлекая внимание химиков к специфическим проблемам

14

Какие уроки следует извлечь из исследований с неблагоприятными последствиями?

Надо последовательно и всесторонне развивать философию науки и в ее рамках этику науки

15

В каком отношении содействует химия неэкономическому развитию общества?

Взаимодействие наук приводит к обогащению их трансдисциплинарных связей

16

Определяет ли химия пути самооценки людьми и обществом своей собственной природы?

Определяет, ибо ее развитие есть вместе с тем и развитие людей, которые в концептуальном отношении становятся все более про- священными

17

Не реализуется ли в химии тип рациональности, способный вызвать конфликт со здравым смыслом или политической рациональностью?

Указанного конфликта нет. Разумеется, научная химия отличается от обыденной теории о существе химических явлений. С позиций научной химии можно понять и обыденную химическую теорию

18

Существуют ли в химии внутренние причины, нуждающиеся в философском и социально-историческом анализе для преодоления отрицательного общественного образа химии как науки?

Такого рода причины отсутствуют. Отрицательный образ химии как науки преодолевает в процессе научно-популярной пропаганды ее достижений

19

Инициирует ли химия, в отличие от других наук, надежды, страхи или другие чувства?

В своей добротности химия не уступает другим наукам.

Но актуальна популяризация ее концептуального содержания

20

Каким образом этика химии должна быть включена в университетские программы химии?

Следует ввести курс этики химии и поощрять его разработчиков

21

Какую роль должна играть этика химии в публичной политике?

Надо использовать ее потенциал там, где это целесообразно

22

Какие уроки следует извлечь в пользу этики науки вообще и особенно этики химии из участия ученых в широко известных общественных делах, например таких, как Манхэттенский проект?

На примере этих проектов следует продемонстрировать концептуальное богатство химии, необходимость его использования в интересах людей

Как видим, некоторые вопросы были поставлены редакцией журнала "HYLE" либо некорректно, либо не совсем точно. Это проявление издержек, связанных со становлением этики химии.

Выводы

  • 1. Продуктивной этика химии становится лишь в случае, если она развивается в рамках научной, а не субстанциальной, этики.
  • 2. Краеугольными камнями этики химии являются принцип ответственности и принцип максимизации ожидаемой полезности.

  • [1] Йонас Г. Принцип ответственности. Опыт этики для технологической цивилизации. М.: Айрис-пресс, 2004.
  • [2] Качке В. А. Современная этика. М.: Омега-Л, 2010. С. 214–215.
  • [3] The chemist's code of conduct // URL: ethics.iit.edu/codes/ coe/amer.chem.soc.coe.html/.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>