Полная версия

Главная arrow Философия arrow История, философия и методология психологии и педагогики

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Предисловие

Психология и педагогика представляют собой две самостоятельные отрасли наук, обладающие собственными специфичными признаками. С другой стороны, если ввести представление о концептуальном расстоянии между отраслями наук, то можно будет констатировать, что психология и педагогика – ближайшие соседи. К естественным отраслям наук наиболее приближены технические и сельскохозяйственные, а также медицинские дисциплины. Технические науки основываются на физике и химии, сельскохозяйственные и медицинские – соседствуют с биологией. Психология отстоит от биологии на большее расстояние, чем медицина. То же самое можно сказать о педагогике. Обе эти науки в значительной степени отличаются от общественных наук, поскольку у них более отчетливо просматривается акцент на судьбе отдельных личностей, а не широких общностей людей.

Концептуальная близость психологии и педагогики в известной степени оправдывает их анализ в одной книге, позволяющий избежать широко распространенной в литературе монодисциплинарности, резко контрастирующей с трансдисциплинарностью. Там, где это возможно, желательно избегать монодисциплинарности, не попадая в ловушку односторонних интерпретаций, которые особенно противопоказаны при философском исследовании. Совмещение философии с психологией и педагогикой, конечно же, является непростой, но, как мы покажем в дальнейшем, необходимой акцией.

Соотношение философии с другими отраслями наук является довольно специфическим. Философия древнее любой науки, ее возраст отсчитывают, как правило, от VI в. до н.э., когда других наук просто не существовало. Это обстоятельство до известной степени объясняет синкретическую связь философии со всеми историческими предшественниками наук, становление которых было связано с их отчуждением от философии. Это обстоятельство, видимо, первым подметил в середине XIX в. основатель позитивизма О. Конт. Он полагал, что философия есть всего лишь стадия развития знания, которое кульминирует в науке. С позиций сегодняшнего дня философия не заслуживает ее безоговорочного зачисления в разряд ненаучного знания, подобно психологии и педагогике она также считается отраслью науки. Но размежевание, на котором настаивал О. Конт, действительно актуально, ибо в противном случае ни философии, ни другим наукам, в частности, психологии и педагогике, не достичь самостоятельности.

Размежевание с философией является необходимым этапом становления наук, что, однако, не означает их окончательного разрыва с философией. Связь продолжает существовать, но приобретает междисциплинарные (интернаучные) формы. Как выясняется, они необходимы, ибо любая наука в своем развитии имеет проблемный характер, наталкивается на препятствия, чтобы справиться с которыми полезно обратиться к философии, накопившей за 26 веков своего существования значительный потенциал по обращению с проблемами. Впрочем, бездумное обращение с философскими понятиями недопустимо, иначе можно насытить уже состоявшуюся науку умозрительными, схоластическими концептами. Очевидно, что в них науки не нуждаются.

Известным лекарством от упомянутых умозрительных представлений является обращение не просто к философии, а к философии науки. Ее становление состоялось относительно поздно, главным образом в XX в., прежде всего, благодаря усилиям неопозитивистов как представителей аналитической философии (Р. Карнап, X. Рейхенбах) и критических рационалистов (К. Поппер). Их основополагающие работы относятся к 1920–1930-м гг. Тот факт, что плодотворный союз философии с науками не состоялся, не внушает нам особого оптимизма, особенно с учетом следующих обстоятельств.

Во-первых, философия науки в основном базировалась на материале физики. С другой стороны, философско-научным положениям, по сути, физического содержания, придавалось универсальное значение, что приводило к несомненному физикализму. Как правило, указанную подмену представители аксиологических наук, в частности экономисты[1], а также психологи и педагоги, не замечали. Разумеется, физикализм в области философии науки несостоятелен. Она непременно должна учитывать специфику не только естественных, но и аксиологических наук, оперирующих концептами-ценностями.

Во-вторых, в 1960–1970-х гг. в философии науки возобладал так называемый исторический подход. Мы назвали его историческим лишь постольку, поскольку он развивался в рамках исторической школы в философии науки, виднейшими представителями которой были критические рационалисты К. Поппер и И. Лакатос, неопрагматик Т. Кун и релятивист П. Фейерабенд. Всех их объединял интерес к текучести, динамике знания. В результате философия науки приобрела новый облик, более сложный, чем существовавший в первой половине XX в. К сожалению, история с физикализмом повторилась. Он продолжал доминировать в философии науки, пытавшейся освоить плюрализм научных теорий.

В-третьих, в течение всего XX в. нарастал плюрализм философских систем. Ожесточенное соперничество развернулось между аналитическими философами, герменевтами, постструктуралистами, критическими рационалистами и марксистами. Причем споры далеко не всегда велись от имени науки. Философский плюрализм наложил определенный отпечаток на философию науки. Строго говоря, ее потенциал был поставлен под сомнение. Герменевты и постструктуралисты либо сторонились науки, либо вообще отрицали ее актуальность в новых условиях.

Таким образом, в последней трети XX в. для философии науки были характерны, по крайней мере, три "напасти": физикализм, физикалистски понимаемый плюрализм научных теорий и философский плюрализм, не введенный в контекст научного знания. На этом фоне развитие философии аксиологических наук оказалось делом весьма затруднительным. Необходимо было срочно исправлять положение дел. Физикализм должен был быть преодолен. Плюрализм же было необходимо ввести в научный контекст.

Решению этих задач был посвящен и ряд наших работ. Так, философский плюрализм в научном контексте был рассмотрен нами в отдельной книге[2]. Для осмысления плюрализма научных концепций нефилософского содержания нами была предложена теория концептуальных переходов, предполагающая работу не с отдельным концепциями, а с проблемными и интерпретационными рядами теорий[3]. Что касается физикализма, то он мог быть преодолен лишь в процессе развития философии непосредственно аксиологических наук[4]. К этому следует добавить, что, рассматривая философию той или иной науки, мы непременно уделяли первостепенное внимание, во-первых, концептуальному устройству теорий, а во-вторых, – их интертеоретическим и интернаучным связям.

В предыдущем абзаце, по сути, описаны основные смысловые узлы настоящего пособия, которые практически все концентрируются вокруг развитой нами теории концептуальных переходов. Избранные нами научные и философские ориентиры показывают, почему нет необходимости проводить здесь, в предисловии, подробный анализ достаточно обширной историографической базы, относящейся к философии психологии и педагогики[5]. На наш взгляд, при всех ее достоинствах, она свидетельствует о том, что пока философия, в том числе методология двух указанных отраслей наук, находится в стадии становления. Как уже отмечалось, актуальнейшая задача состоит в постижении научного и философского плюрализма. К сожалению, в существующей литературе мы ее разрешения не нашли.

Разумеется, в процессе работы над книгой мы учитывали как общие, так и особенные черты психологии и педагогики. Общие черты двух отраслей наук нашли свое выражение в первых двух, особенные – в других восьми главах книги.

В книге особое внимание уделено творчеству следующих выдающихся педагогов и психологов (авторы указаны в хронологическом порядке):

До нашей эры

  • 427–347 Платон
  • 384–322 Аристотель

Наша эра

  • 1221–1274 Фома Аквинский
  • 1467–1536 Эразм Роттердамский
  • 1592–1670 Коменский Ян Амос
  • 1632–1704 Локк Джон
  • 1712–1778 Руссо Жан-Жак
  • 1746–1841 Гербарт Иоганн Фридрих
  • 1747–1826 Песталоцци Иоганн Генрих
  • 1767–1835 Гумбольдт Вильгельм фон
  • 1782–1852 Фрёбель Фридрих
  • 1790–1866 Дистервег Ф. Адольф Вильгельм
  • 1824–1871 Ушинский Константин Дмитриевич
  • 1828–1910 Толстой Лев Николаевич
  • 1852–1932 Кершенштейнер Георг
  • 1870–1937 Адлер Альфред
  • 1870–1952 Монтессори Мария
  • 1857–1911 Вине Альфред
  • 1859–1939 Фрейд Зигмунд
  • 1859–1952 Дьюи Джон
  • 1861–1925 Штейнер Рудольф
  • 1875–1961 Юнг Карл Густав
  • 1878–1958 Уотсон Джон Бродес
  • 1880–1943 Вертгеймер Макс
  • 1883–1977 Нейл Александр Сазерленд
  • 1884–1953 Халл Кларк
  • 1886–1941 Коффка Курт
  • 1887–1967 Кёллер Вольфганг
  • 1888–1938 Макаренко Антон Семенович
  • 1896–1934 Выготский Лев Семенович
  • 1896–1966 Френе Селестен
  • 1896–1980 Пиаже Жан
  • 1899–1960 Рубинштейн Сергей Леонидович
  • 1901–1977 Занков Леонид Владимирович
  • 1902–1977 Лурия Александр Романович
  • 1902–1987 Роджерс Карл Рэнсом
  • 1903–1979 Леонтьев Алексей Николаевич
  • 1904–1990 Скиннер Берхауз Фредерик
  • 1908–1970 Маслоу Абрахам
  • 1913–1999 Блум Бенджамин
  • 1913–1998 Перри Уильям младший
  • 1921–1997 Фрейре Паоло
  • 1927– Клафки Вольфганг
  • 1928–2012 Найссер Ульрик
  • 1928– Хомский Аврам Ноам
  • 1930–1998 Давыдов Василий Васильевич

Следует отдельно упомянуть жанровые особенности книги. Автор стремился к сочетанию философской основательности, научной строгости, экзистенциальной обостренности и дидактической ясности. Философия психологии и педагогики предстает как поле огромного проблемного напряжения. Оно не должно "приглаживаться", сводиться к якобы бесспорным истинам, которых на самом деле не существует. В конечном счете смысл книги – этический: самые жизненные ценности приобретаются не иначе, как в процессе критического философствования, не признающего над собой какой-либо интеллектуальной диктатуры.

Критические замечания на книгу будут приняты автором с благодарностью (kanke.ru).

  • [1] В процессе работы над книгой "Философия экономической науки" (М.: ИНФРА-М, 2007) мы не без удивления констатировали, что экономическое сообщество в основном придерживается идеалов так называемой позитивной науки, в которой по определению не должно быть ценностей. Увы, ценностей нет в физике, а экономическая наука пронизана ими.
  • [2] Качке В. А. Основные философские направления и концепции науки. 3-е изд. М.: Логос, 2008.
  • [3] Канке В. А. Общая философия науки. М.: ОМЕГА-Л, 2009; его же. Методология научного познания. М.: ОМЕГА-Л, 2013.
  • [4] Канке В. А. Этика ответственности. Теория морали будущего. М.: Логос, 2003; его же. Философия экономической науки; его же. Философия менеджмента. М.: КноРус, 2010; его же. Современная этика. 4-е изд. М.: ОМЕГА-Л, 2013; его же. Философия педагогики. М., 2011; Канке В. А., Шеметова Е. П. Философия историологии. М.: Моск. гос. ун-т печати, 2009.
  • [5] Читателю предстоят многочисленные встречи с ней в основном тексте книги.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>