Философские методологические проекты

Основная цель данной главы состоит в ознакомлении читателя с достижениями и изъянами основных современных философских направлений. В результате ее изучения обучающийся должен:

знать

  • • содержание основных философских направлений современности;
  • • историю их становления и развития;

уметь

  • • определять проблемные аспекты основных философских направлений;
  • • рассматривать эти аспекты с позиций теории концептуальных переходов;
  • • синтезировать достижения философских систем;

владеть

  • • концептуальным осмыслением статуса философских направлений;
  • • критическим отношением к воззрениям различных авторов;
  • • умением определять актуальность философских направлений для развития отечественной культуры.

Ключевые термины: аналитическая философия, неопозитивизм, критико-рационалистическая философия, феноменология, экзистенциализм, герменевтика, постструктурализм, диалектический материализм.

Неопозитивистский проект

В данной книге мы не сможем обойтись без частого упоминания различных философских направлений, особенно тех, которые имеют актуальное значение для психологии и педагогики. Мозаика этих направлений весьма пестра. Наша ближайшая задача состоит в том, чтобы не только познакомить читателей с основными философскими направлениями современности, но и отразить их основные достижения и изъяны. Если они известны, то становятся понятными способы их продуктивного использования, в том числе в психологии и педагогике. Более широкий их обзор можно найти в другой нашей работе – "Основные философские направления и концепты науки"[1].

Исторический экскурс

Принято выделять три исторические формы позитивизма: первый позитивизм (О. Конт, Дж. С. Милль (вторая треть XIX в.)); второй позитивизм, или эмпириокритицизм (Э. Мах, Р. Авенариус (конец XIX – начало XX в.)); третий, или логический позитивизм, который наиболее часто называют неопозитивизмом (Р. Карнап, X. Райхенбах (от третьей декады XX в. до наших дней)).

Для всех позитивистов характерны четыре установки: 1) нет более актуального, и, следовательно, более позитивного знания, чем наука; 2) основанием науки является эксперимент; 3) законы, как наиболее емкие в смысловом отношении концепты, выводятся из экспериментальных данных посредством операции индукции; 4) эксперимент избавляет от умозрительного знания. К этому следует добавить, что позитивисты, как правило, рассуждают об объектах и ощущениях. Представители первых двух форм позитивизма явно тяготели к онтологическому и ментальнологическому представлению теории. И лишь неопозитивисты стали широко использовать и лингвологическое представление. Впрочем, все три указанных представления проводились непоследовательно. Согласно онтологическому представлению объекты являются компонентами теории. Позитивисты же считали объекты независимыми от теории.

Ранние позитивисты любили рассуждать не только о физических, но и психологических фактах, под которыми понимались данные ментального порядка. Потенциал психологии при этом никак не использовался.

Провозглашая свою приверженность науке, позитивисты выгодно отличались от тех философов, которые ее демонизировали. Но у самих позитивистов к науке было своеобразное отношение. Они не столько исходили из ее потенциала, сколько предписывали ей свои установки. Если бы они последовательно считали науку предметом своего исследования, то их позиция была бы метанаучной по определению. Но, как мы уже отмечали, их установки были не метанаучными, а субстанциально-философскими. Это означает, что науке предписываются некоторые установки от имени философии, которая считается самостоятельной, т.е. субстанциальной[2], единицей знания. Провозгласив науку высшей формой знания, позитивисты, по сути, незаметно для самих себя возвысили над ней философию, выяснением статуса которой никто не занимался.

Основным камнем преткновения для позитивистов стала проблема индукции. Они полагали, что всем привычная логика относится к операции дедукции, следовательно, она является дедуктивной логикой и необходимо изобрести особую индуктивную логику. Определенные варианты индуктивной логики предложили и Дж. С. Милль, и Р. Карнап, и X. Райхенбах. Для Э. Маха при венском университете была открыта кафедра индуктивных наук, которая уже после его кончины в 1920-х гг. стала прибежищем неопозитивистов. Противники неопозитивистов постоянно "подливали масла в огонь", предостерегая их от создания индуктивной логики, полагая, что она несостоятельна. Подобно неопозитивистам они считали, что традиционная логика является дедуктивной, а индуктивная логика – ущербной. В отличие от дедуктивной логики ее выводы не необходимы, а лишь вероятностны. Но вероятностное знание недостоверно.

Иллюстрируя трудности понимания индуктивной логики, приведем типичный для ее противников пример дедуктивного и индуктивного заключения. Дедуктивное заключение: рост всех девушек данной студенческой группы выше 160 см; Света – студентка этой группы, следовательно, ее рост выше 160 см. Индуктивное заключение: рост всех девушек данной группы, кроме Светы, выше 160 см. Ее рост неизвестен, но, с определенной долей вероятности можно предположить, что

и ее рост выше 160 см. Примеры, подобные этому, кажутся очень убедительными, поскольку концепт вероятности отнесен исключительно к индукции и выключен из дедукции.

Ситуация меняется, если учесть вероятностную революцию, случившуюся в науке XX в. Законы вроде бы образцовых наук, например физики, сами вероятностны. Если посредством дедукции предсказания осуществляются на основе этих законов, то они уже вероятностны. Вероятностное содержание концептов не является их изъяном. Оно характерно не только для индукции, но и дедукции.

На наш взгляд, решающая ошибка как неопозитивистов, так и их противников, в частности, критического рационалиста К. Поппера, состояла в том, что они никак не учитывали сопряженность индукции и дедукции. Выявляемые на стадии индукции законы и принципы, а обнаруживаются они посредством корреляционного и регрессионного анализа, необходимы для исправления соответствующих дедуктивных концептов, в том числе их вероятностного содержания. Вероятностные представления ни в коей мере не противоречат строгости логических систем, в частности тех, которые необходимы для логического моделирования корреляционного и регрессионного анализа.

После всего изложенного представим неопозитивистский проект в целом.

  • 1. Базисом науки являются эмпирические факты, поэтому следует в первую очередь обращаться именно к их анализу.
  • 2. Факты фиксируются органами чувств и констатируются в базисных предложениях.
  • 3. Благодаря индукции, исходя из фактов, вычленяются эмпирические законы.
  • 4. С определенной степенью вероятности можно считать индуктивные законы универсальными законами.
  • 5. Объяснение фактов состоит в их подведении под универсальные законы.
  • 6. Ненаучное знание в отличие от научного не координирует с фактами, а это означает, что оно в принципе не проверяемо.
  • 7. Всякий раз, когда предлагаются законы, не выведенные из фактов, они должны быть подвержены операции проверки, верификации.
  • 8. Законы, прошедшие тест на верификацию, признаются истинными.
  • 9. Не верифицируемое знание ложно и должно быть отнесено к метафизике.
  • 10. Формальное знание, т.е. логика и математика, не нуждается в верификации, ибо оно состоит из тавтологий – аналитических предложений, смысл терминов которых определяется самой формулировкой этих предложений. Если утверждается, что в квадрате все углы прямые, то это утверждение не нуждается в экспериментальной проверке, ибо по определению квадрата они должны быть именно такими.
  • 11. Все содержательные науки должны быть сведены к их фактуальной базе. В конечном счете базой всех наук являются факты, описываемые физикой.

Основное достоинство неопозитивизма состоит в реализации перехода факты → индуктивные законы и принципы. Неопозитивисты в весьма добротном виде представили известную часть теоретической трансдукции. А это означает, что неопозитивизм никогда не потеряет своей актуальности.

Выводы

  • 1. Для неопозитивизма характерна установка на экспериментальные факты и операцию индукции.
  • 2. Онтологическое представление науки проводится непоследовательно, ибо отрицается теоретический характер объектов. Отсюда объективизм многих неопозитивистов.
  • 3. Провозгласив верховенство науки, неопозитивисты тем не менее предписывали ей философские рецепты, не координировавшие с ее содержанием.
  • 4. Концептуальное устройство научной теории не получило у неопозитивистов всестороннего освещения.

  • [1] Канке В. А. Основные философские направления и концепты науки. 3-е изд. М.: Логос, 2008.
  • [2] Субстанция – это то, что ни от чего не зависит.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >