Полная версия

Главная arrow Философия arrow История, философия и методология психологии и педагогики

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

2.5. Экзистенциальный проект

В психологии и педагогике часто обсуждается тема гуманизма. В связи с этим мы хотим рассмотреть философский проект яркой гуманистической направленности. Речь идет об экзистенциализме (от. лат. existentia – существование человека). Латинский термин existentia был введен около 360 г. римским философом и оратором Марием Викторином. При истолковании его смысла следует иметь в виду, по крайней мере, еще два латинских термина – esse и essentia. Essentia является термином для обозначения сущности вещи и в качестве термина используется для обозначения существования человека, а не существования вообще (esse).

Виднейшими представителями экзистенциализма как учения о человеке являются М. Хайдеггер, К. Ясперс и Ж.-П. Сартр. Все они продолжили традицию, восходившую к именам С. Кьеркегора, Ф. Шеллинга и Ф. Ницше. Суть ее состоит в том, что наука с ее понятиями недостаточна для понимания жизни человека. В связи с этим производится двойная замена: на место науки ставится философия экзистенциализма, а понятия заменяются экзистенциалами. Разумеется, природа экзистенциалов интерпретируется различными авторами неодинаково.

Хайдеггера, в отличие от Гуссерля, чьим ассистентом он одно время был, интересовала не деятельность сознания, а тот способ, каким вещи вообще показывают себя в мире, всегда и везде. По Гуссерлю, главной обителью феноменов является сознание, по Хайдеггеру – это язык. Такая перестановка акцентов в значительной степени связана с тем, что в отличие от учителя ученик был занят поиском не понятий (к эйдосам он был совершенно равнодушен), а проявлений вещи, которые следует представлять словом.

Разумеется, Хайдеггеру предстояло представить динамику экзистенциалов. В его интерпретации дело обстоит следующим образом. Человек рождается в мир и это означает, что он присутствует здесь и сейчас. Надо как-то осуществлять свое бытие- в-мире. Хайдеггер записывал existentia как ex-istentia, выделяя латинскую приставку ех, используемую для обозначения ставшего в его взаимосвязи с бывшим: "Стояние в просвете бытия я называю эк-зистенцией человека. Только человеку присущ этот род бытия. Так понятая эк-зистенция – не просто основание возможности разума, ratio; эк-зистенция есть то, в чем существо человека хранит источник своего определения"[1].

Относительно природы экзистенции сказано не очень много. Ее Хайдеггер интерпретировал как временность человека, заканчивающуюся его смертью. Экзистенция состоит в непотаенности, показе человека. Бытие "выходит на свет в той мере, в какой нечто сказано"[2]. В слове бытие показывает себя, т.е. является, будучи казом. "Существо языка есть сказ в качестве такого каза"[3]. Язык не зависит от мышления. Он и есть сама жизнь.

По мнению М. Хайдеггера, именно из-за науки и техники, "хромающих вслед за философией", современный человек стал "обезьяной цивилизации". Выходом из затруднительной ситуации должна была стать его философия бытия, т.е. онтология. Но самому М. Хайдеггеру не удалось ею результативно распорядиться, о чем свидетельствует, пусть и кратковременный, альянс с немецким нацизмом.

К. Ясперс свою творческую и профессиональную биографию начал в качестве психопатолога и психолога, интересовался он и общественными науками. Ученый полагал, что наука сильна в области предметного знания, но за его пределами она неэффективна. Ясперс неизменно следовал максиме, согласно которой наука терпит неудачу и тогда приходится подключать философию, которая оказывается по отношению к науке потусторонней, внешней. Пафос исканий Ясперса, человека с обостренной совестью, которую он в избытке проявил и в годы нацизма, и после них, завораживает, но науку и философию он соединял механически. Все самое для него сокровенное – экзистенцию человека в форме веры, свободы, ответственности, смысла мира – Ясперс выводил за границы науки. "Философия, – утверждал он, – связывается с наукой и мыслит в атмосфере всех наук. Без чистоты научной истины истина ей вообще недоступна"[4]. Провозглашенные им принципы, однако, остались не реализованными.

Ж.-П. Сартр провозгласил экзистенциализм гуманизмом[5]. По его мнению, экзистенция человека состоит в выборе им самого себя. Следует оставаться "в себе", не примешивать утилитарное "для себя", угождая общественным нравам. Выбор себя "в себе" одновременно является выбором других. Сартр понимал, что предлагаемый им набор экзистенциалов недостаточен для понимания буржуазной действительности и противостояния ей. В связи с этим он обратил свое внимание на марксизм и диалектику и был готов принять все их концепты, в частности отчуждение, но при одном решающем условии: они должны были быть интерпретированы как выбор человека без какой-либо утраты его свободы. Сартр также увлекался психоанализом. Он был готов принять и его концепты, но опять же под патронажем принципа ответственности за личную свободу.

Итак, мы рассмотрели три главных проекта экзистенциальной философии. Несмотря на ее несомненные достоинства, в наши дни она уже не находится в авангарде философского движения.

Главный недостаток экзистенциальной философии состоит в ее негативном отношении к институту науки, который они довольно скоропалительно отвергли, предав поверхностной критике. Экзистенциалисты не обратили внимания на достижения общественных наук. Они были уверены, что открыли недоступное науке поле исследования. На наш взгляд, их притязания были чрезмерными. Пожалуй, со стороны экзистенциалистов было бы осмотрительнее утверждать, что они предлагают для анализа новые темы, к рассмотрению которых приглашаются не только профессиональные философы, но и ученые. Весьма показательна в связи с этим проблема выбора. Едва ли не все экзистенциалисты утверждали, что свободный человек стоит перед нелегким выбором и что в этом деле наука не в состоянии ему помочь. Но, начиная с 1970-х гг., благодаря исследованиям Дж. Бьюкенена, Г. Таллока, Э. Дациса, М. Олсона, Б. Вейнгаста, К. Шепсла, в общественных науках резко возрос авторитет теории общественного выбора. Как выяснилось, тема выбора доступна не только философам.

Весьма спорной оказалась интерпретация экзистенциалистами соотношения онтологии, теории познания и этики. Они выступили от имени онтологии. Теория познания ими едва ли не полностью отвергалась. Этику же они пытались растворить в онтологии. Экзистенциалисты были захвачены желанием придать этической проблематике естественный вид. Этические предпочтения должны были появиться как бы сами собой: каково бытие человека, таковы и его предпочтения. Парадокс же состоял в том, что философские изыскания экзистенциалистов были насыщены очевидным этическим пафосом. Ясперса и Сартра неоднократно называли совестью соответственно немецкой и французской нации. Но их теоретические установки не допускали их самоопределения в качестве этиков. Последовательный этик настаивает на изобретении ценностей и их последующем ранжировании, экзистенциалисты же хотели вывести их из самого бытия. Строго говоря, в этом деле ни одному из них не удалось добиться успеха.

Неизбывная тяга экзистенциалистов к конкретному также стала их слабым местом. По определению конкретное есть многообразное. Выразить это многообразное им, по сути, не удалось. Некоторые из экзистенциалистов, например, Сартр и Камю пытались дополнить свое философствование литературными и театральными произведениями, в которых им действительно удавалось представить своих героев в гуще многоликих ситуаций. Обычно считается, что литературные произведения экзистенциалистов являются прямым продолжением их философских опытов. Это, конечно же, верно, но существенные неясности относительно концептуальной зрелости экзистенциализма остаются. Мы вынуждены констатировать, что претенциозный проект по замене научных концептов экзистенциалами закончился, по сути, грандиозным провалом. Тем не менее, в постановке некоторых актуальных философских проблем экзистенциалисты явно преуспели.

Выводы

  • 1. М. Хайдеггер наряду с Л. Витгенштейном является главным творцом языкового поворота в философии.
  • 2. Актуальное значение имеет разработанный К. Ясперсом и Ж.-П. Сартром принцип ответственности за свободу.
  • 3. Предложенные рассматриваемыми философами экзистенциалы не стали подлинными альтернативами научным концептам.

  • [1] Хайдеггер М. Время и бытие: статьи и выступления. М.: Республика, 1993. С. 198.
  • [2] Там же. С. 265.
  • [3] Там же. С. 266.
  • [4] Ясперс К. Смысл и назначение истории. М.: Изд-во полит, лит., 1991. С. 507.
  • [5] Сартр Ж.-П. Экзистенциализм – это гуманизм // Сумерки богов. М.: Изд-во полит. лит., 1989. С. 319–344.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>