Полная версия

Главная arrow Философия arrow История, философия и методология психологии и педагогики

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

РАЗДЕЛ II. История, философия и методология психологии

ГЛАВА 3. Основные направления современной психологии

Основная цель данной главы состоит в ознакомлении читателя с достижениями и изъянами основных современных психологических направлений. В результате ее изучения обучающийся должен:

знать

  • • содержание основных психологических направлений современности;
  • • историю их становления и развития;

уметь

  • • определять проблемные аспекты основных психологических направлений;
  • • рассматривать эти аспекты с позиций теории концептуальных переходов;
  • • синтезировать достижения психологических направлений;

владеть

  • • концептуальным осмыслением статуса психологических направлений;
  • • критическим отношением к воззрениям различных авторов;
  • • умением определять степень актуальности психологических направлений.

Ключевые термины: психоанализ, бихевиоризм, деятельностная психология, культурно-историческое направление, гештальтпсихология, гуманистическая психология, когнитивная психология.

3.1. Ассоциативная психология. Структурализм и функционализм

Любой психолог в качестве автора является изобретателем некоторой теории. Сколько авторов, столько и теорий. Но они не существуют хаотично, сами по себе. Для ряда теорий оказывается общим некоторый характерный концепт, который, впрочем, по-разному модифицируется. Теории, обладающие общим концептом, объединяются в один проблемный ряд и в качестве его членов они родственны друг другу.

Психологические теории, входящие в один и тот же проблемный ряд, называются психологическим направлением.

Ниже мы рассмотрим основные психологические направления, на протяжении многих лет привлекающие пристальное внимание многих исследователей. Едва ли возможно привести их исчерпывающий список, но мы можем гарантировать, что выделенные нами направления действительно имеют многочисленных сторонников. Также отметим, что формат настоящего издания и стремление к дидактической ясности не позволят нам указывать весь ряд теорий применительно к каждому психологическому направлению. Читатель должен учитывать, что по-настоящему актуальная теория никогда не исчерпывается всего лишь одной интерпретацией. Первый параграф данной главы имеет по преимуществу вводный характер. В ней рассматриваются психологические направления, к настоящему времени утратившие изрядную долю своего авторитета. В свете достижений сегодняшнего дня они не являются основными философскими направлениями.

Едва ли найдется психолог, который так или иначе не пытался выделить связность элементов сознания, которые часто назывались идеями. Над этим вопросом задумывались уже в античности, в частности, Платон и Аристотель, пытаясь объяснить тот способ, каким человек вспоминает свое космическое происхождение. Ассоциация идей приближает его к тому, что вспоминается (речь идет об идеях Платона как сущности человека). Ассоциация в переводе с латинского языка означает объединение не любых, а лишь родственных элементов. И в Античности, и в Средневековье широко использовалось представление об ассоциации идей. Но его первого изобретателя назвать трудно. Впрочем, несомненно, что представление об ассоциации идей является довольно незатейливым.

Ассоциативную психологию культивируют, если нет более остроумной концепции.

При рассмотрении истории развития ассоциативной психологии обращает на себя внимание следующий факт: эта концепция пользовалась значительно большей популярностью у эмпириков, чем у рационалистов. Все английские эмпирики, в частности, Гоббс, Локк, Беркли и Юм, были ассоцианистами. Т. Гоббс был, пожалуй, первым, кто постоянно использовал терминологию ассоцианизма. Но им не были представлены законы ассоциации, на выделении которых первым настаивал Д. Юм. Когда же дело дошло до систематического представления ассоциативной философии именно как психологической, а не философской теории, то эту миссию наиболее плодотворно исполнил в первой половине XVIII в. англичанин Дэвид Хартли.

Он опирался на идею И. Ньютона, полагавшего, что существование человеческой души реализуется посредством физической вибрации определенной субстанции, эфира. Его также привлекало учение о познании Дж. Локка, рассматривавшего сознание как феномен, формируемый с нуля благодаря ассоциации идей. Отталкиваясь от установок Ньютона и Локка, Хартли надеялся последовательно развить психологию как науку, возвышая ее в конечном счете до этики и религии. Ядром развитой им в главном его труде "Размышления о человеке, его строении, его долге и упованиях"[1] концепции является представление об основном ассоциативном законе, согласно которому идеи соединяются в силу их смежности во времени и частого повторения в одной и той же комбинации. Результатом ассоциации идей становятся понятия. Побудительными силами развития ассоциаций выступают чувства удовольствия и страдания.

Теория Хартли многократно модифицировалась, но оставалась в силе в качестве некоторой парадигмы (образца). При этом основное внимание уделялось законам или же принципам ассоциации. Наиболее часто они сводились к указанию на сходство идей, их смежность в пространстве и во времени, контрастность и связность по типу причинно-следственной детерминации. Использование принципа контрастности позволяло объяснить отсутствие единого комка идей: своеобразное и случайное конституируют новые образования. Большие усилия были потрачены на интерпретацию с позиций теории ассоциации памяти, внимания, воли, фантазии, творчества. На этот счет выдвигались различные гипотезы, в частности, Дж. Пристли, Г. Эббингаузом, Μ. М. Троицким, которым, впрочем, не удавалось добиться заметного успеха.

Показательны также усилия Джона Стюарта Милля, по праву считающегося видным представителем ассоциативной психологии. Его план действий был довольно оригинальным. Исходя из ассоциации идей, Милль старался разъяснить феномен индукции. В связи с этим он развил методы исследования причинных связей (методы единственного сходства и единственного различия, методы остатков и сопутствующих изменений). Он пытался понять, что именно можно и что нельзя включать в формулировки индуктивных законов. В сходном ключе действует любой приверженец ассоциативной психологии, пытаясь развести идеи по различным регионам. Но дело в том, что само по себе положение об ассоциации идей недостаточно для выдвижения продуктивных концептов. Есть возможность действовать в принципиально другом ключе, чем Милль. За исходное образование берется индукция, осуществляемая посредством корреляционного и регрессионного анализа, которая считается разновидностью ассоциации идей. Другими разновидностями ассоциации являются дедукция, аддукция, абдукция, а также интернаучные и интертеоретические переходы концептов. Ассоциация перестает быть принципом порождения концептов, а воспринимается лишь в качестве фиксации самого перехода от одних концептов к другим.

Уже в XIX в. ассоциативная психология столкнулась с большими трудностями. Рационалисты, как правило, выступали против нее, обвиняя ее в эмпирической приземленности. Все чаще ставились вопросы о том, как именно синтезируются идеи, не следует ли ввести более емкий в смысловом отношении концепт, чем ассоциация идей. Исследователи эмпирической направленности, например Г. Эбингауз в Германии[2] и И. П. Павлов в России, пытались реанимировать авторитет ассоциативной психологии. Тем не менее даже среди них зрели сомнения в ее актуальности.

В современной литературе трудно найти активных защитников ассоциативной психологии. Многими психологами с большим единодушием отмечается, что к началу XX в. она потеряла свою былую актуальность, что новые исследования, в том числе и эмпирические, оказались несовместимыми с ассоциативной психологией. Но какова же главная причина неудачи ассоциативной психологии? Полагаем, что на этот вопрос можно ответить следующим образом. Концепт ассоциации идей представляет собой крайне непритязательное понимание тех переходов понятий, которые характерны для современной психологии, в частности концептуальной трансдукции. Указанные переходы, конечно же, существуют, и при желании их можно интерпретировать в контексте ассоциативной психологии. Но совершенно недостаточно всего лишь констатировать переходы, необходимо дать их содержательную характеристику, в частности, посредством концептов принципов, законов, переменных.

К ассоциативной психологии тесно примыкает структурная психология Э. Титченера, талантливого ученика В. Вундта. Будучи по происхождению англичанином, он в 1892 г. переехал в США, где, продолжая дело своего немецкого учителя, организовал первую американскую лабораторию экспериментальной психологии. В США ему пришлось отстаивать свои идеи в противостоянии со сторонниками функциональной психологии во главе с их лидером, видным представителем американского прагматизма У. Джеймсом. В противовес ему он стал сторонником структурализма. Джеймс полагал, что сознание является инструментом адаптации человека к окружающей среде. Он всячески подчеркивал его активно-деятельный и целостный характер, избегал деления сознания на элементы, опасаясь потери его целостности. Э. Титченер не мог согласиться с такой позицией. В эксперименте фиксируются элементы сознания. Основной задачей становится установление их взаимосвязи. Химик выделяет в эксперименте атомы веществ, психолог – вычленяет элементы сознания. Строго говоря, Титченер был не структуралистом, а атомистом, ибо, по сути, использовал атомарный подход. Структуры, т.е. законы, ему выделить не удалось. Элементы (по большей части ощущения) объединялись посредством все того же метода ассоциативной связи.

Что касается функционалистов, то никому из них, от У. Джеймса до Д. Р. Энджелла, так и не удалось представить эффективный путь экспериментального изучения тех феноменов, на которых они настаивали, в частности динамики потребностей. Они не были сторонниками ассоциативного метода, но и не выработали ему ясной и четкой альтернативы. В конечном счете и атомистам, и функционалистам пришлось уступить дорогу бихевиористам (см. параграф 2.3). От атомистов они переняли экспериментальный метод, а от функционалистов – интерес к поведению.

Выводы

  • 1. Ассоциативная психология стала выражением желания выразить связность психологических понятий.
  • 2. Принцип ассоциации идей не обладает достаточной генеративной силой для продуцирования актуальных для психологии положений о взаимосвязи психологических концептов.
  • 3. Альтернативу методу ассоциаций не удалось выработать ни в рамках структурализма, ни функционализма.

  • [1] Гартли Д. Размышление о человеке, его строении, его долге и упованиях // Английские материалисты XVIII века. В 3 т. М.: Мысль. 1967. Т. 2. С. 193–312.
  • [2] В Германии от имени ассоциативной психологии энергично выступал И. Гербарт, больше известный как педагог. Ему приходилось отстаивать свои воззрения в противостоянии с кантианцами. В Англии представители ассоциативной психологии подвергались атаке со стороны гегельянца Ф. Брэдли. С критикой его воззрений выступит аналитик Б. Рассел, хотя и с позиций логики, а не психологии.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>