Полная версия

Главная arrow Философия arrow История, философия и методология психологии и педагогики

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

3.7. Гуманистическая психология

Гуманистическая психология – научно-исследовательская программа, ставшая популярной в 1960-х гг. Ее основные принципы были сформулированы Дж. Бугенталем[1] и адаптированы к современности Т. Гринингом[2].

  • 1. Человек как целостное существо превосходит сумму своих составляющих.
  • 2. Человеческое бытие развертывается в контексте человеческих отношений, равно как и космической экологии.
  • 3. Человек сознает себя и знает, что он является сознательным существом. Сознание человека всегда является самосознанием себя в контексте во взаимоотношении с другими людьми.
  • 4. Человек самостоятельно осуществляет свой выбор и, следовательно, ответственен.
  • 5. Человек интенционален, т.е. добивается осуществления целей и устремлений, знает, что они определяют будущие события и занят поиском смыслов, ценностей и творчества.

Первое положение явно "позаимствовано" у гештальтпсихологов. Его возможным истоком также могла бы быть герменевтика. Но представители гуманистической психологии крайне редко упоминали герменевтов в качестве своих предшественников.

Смысл второго положения состоит в том, что психология безоговорочно отторгается от естествознания и переводится в разряд аксиологических дисциплин. Такой шаг достоин одобрения.

В третьем положении полностью реабилитируется концепт сознания. В нем особенно отчетливо провозглашается противостояние гуманистической психологии с фрейдизмом и бихевиоризмом. К тому же обращается внимание на общественный характер сознания. Не исключено, что здесь не обошлось без влияния марксизма.

Четвертое положение заимствовано непосредственно из экзистенциализма К. Ясперса и Ж.-П. Сартра.

Положение об интенциональности взято у феноменологов. Ведь именно феноменолог Э. Гуссерль ввел его в философию. Поиски смыслов и ценностей обладают этической окраской.

Их акцентирование является вторичным по отношению к тому предпочтению, которое представители гуманистической философии оказывают сознанию.

Разумеется, психологам следовало определиться относительно некоторого набора ценностей. В связи с этим они выделили такие ценности, как самоактуализация личности, ее целостность, творчество, любовь, свобода и ответственность[3]. Эти ценности часто называют высшими, противопоставляя им, например, физиологические ценности. А. Маслоу, наряду с К. Роджерсом, являющийся классиком гуманистической философии, называл такие ценности ценностями бытия, или сокращенно Б-ценностями[4]. Список ценностей бытия А. Маслоу оказался довольно обширным. Он включал: 1) целостность; 2) совершенство; 3) завершенность деяний; 4) справедливость; 5) жизненность; 6) разнообразие; 7) простоту; 8) красоту; 9) добро; 10) уникальность; 11) изящество; 12) игривость; 13) истину; 14) самодостаточность.

Чрезвычайно популярная пирамида ценностей Маслоу включает: 1) физиологические потребности; 2) потребность в безопасности; 3) потребность в принадлежности к социальной группе людей; 4) потребность в социальном признании и, наконец, 5) потребность личности в самоактуализации[5]. Именно ценность самоактуализации личности признается наивысшей. Мышление человека не игнорируется, но оно попадает в тень высших ценностей. Нетрудно заметить, что Маслоу стремился включить в психологию все известные ему ценности. Налицо своеобразная форма психологизма: психология понимается как универсальный аксиологизм. Слишком много ценностей!

Второй классик гуманистической психологии К. Роджерс был более конкретен, чем А. Маслоу. Он прославился своей клиент-центрированной психотерапией[6]. Смысл деятельности психотерапевта состоит в том, что он улучшает состояние пациента. А это означает, что он улучшает его теорию самопонимания, добиваясь в конечном счете снятия напряженности, несогласованности эмоций пациента и его представлений о себе. Налицо явная альтернатива психоаналитической терапии. Критики Роджерса ставили ему в вину облагораживание человека, несовместимое с оценкой явно деструктивных личностей. Тем не менее все признавали, что в истории психотерапии США не было более успешного специалиста, чем К. Роджерс.

Гуманистическая психология, получившая наибольшее развитие в США, рассматривалась как третья сила, способная превзойти недостатки психоанализа и бихевиоризма[7]. Американские представители гуманистической психологии, воспитанные на традициях экспериментализма, оказались в трудной методологической ситуации. Они подчеркивали, что метод психологии иной, чем у естествознания. Целостность бытия человека вообще не поддается экспериментальному изучению. Впрочем, к счастью, они не отказались от экспериментального метода, в частности, проводя различного рода тестирования. Строго говоря, гуманистические психологи не отказывались от научного метода. Они отрицали применимость в области психологии методологии естествознания. Здесь они были правы. Другое дело, что они не уделяли должное внимание феномену и характеристике аксиологических наук.

Широко распространено мнение, что философской основой гуманистической психологии стала феноменология Э. Гуссерля, а также экзистенциализм в его двух вариантах, включающих, с одной стороны, экзистенциализм сознания (читай: свободного выбора – В. К.) К. Ясперса и Ж.-П. Сартра, с другой стороны – экзистенциализм бытия М. Хайдеггера. Трудно оспорить эту позицию. Тем не менее она представляется сомнительной. Все перечисленные в данном абзаце философы не были сколько- нибудь заметными специалистами экспериментального метода, который должен использоваться согласно воззрениям психологов гуманистического направления.

На наш взгляд, основное новаторство представителей гуманистической философии состояло в попытке принципиальным образом пересмотреть содержание психологических концептов, уделяя первостепенное внимание свободе и своеобразию личности. Но на этом пути они встретились с существенными трудностями. Чтобы выявить их суть, обратимся, например, к ценности свободы. Концепт свободы является родным для политологии и социологии. Правомерен ли акцент на нем как на психологическом концепте? Думается, что правомерен, но при этом необходимо четко определиться относительно отличия психологической свободы от политологической или социологической свободы. На наш взгляд, психологи изучают феномен свободы в принципиально другом ключе, чем политологи и социологи, а именно в контексте индивидуальных особенностей людей. Это возможно, но лишь в случае прямого обращения к междисциплинарным отношениям.

Приходится признать, что в метанаучном плане гуманистическая психология должным образом не прояснена. То и дело, причем в негативном плане, дает о себе знать известное пренебрежение научной методологией[8]. Ей явно недостает детальности. Стремление к культивированию возвышенных идеалов заслуживает несомненного одобрения, но его необходимо детализировать.

Показательны два главных тренда гуманистической психологии, приведшие к возникновению, с одной стороны, трансперсональной психологии[9] и интегративной психологии[10] – с другой. В первом случае стремятся определить духовные и трансцендентные основания сознания, сама возможность изучения которых вызывает, как об этом свидетельствует история психоанализа, сомнения. Во втором случае сублимируется идея целостности личности. При этом отказываются от понимания целого как отношений между его частями, что опять же приводит к невозможности верифицирования делаемых выводов. Именно недостаточно акцентированное отношение представителей гуманистической философии к науке и метанауке приводит к их поражению в споре с представителями когнитивной философии.

Печатью двойственности отмечено также отношение представителей гуманистической психологии к философии. Нам не удалось найти ни одной работы, в которой бы прояснялся их проект синтеза достижений различных философских направлений. Явно присутствует известная философская "всеядность". Интересно, что американские психологи-гуманисты отнеслись к европейской континентальной философии с исключительным вниманием, какое даже профессиональные американские философы проявляли нечасто.

Выводы

  • 1. Гуманистическая психология стала критическим ответом психоанализу и бихевиоризму.
  • 2. Произошла реабилитация человека как изначально сознательного существа, руководствующегося в своей деятельности ценностями.
  • 3. Для гуманистической психологии характерно отношение к науке, отмеченное печатью двойственности. С одной стороны, правомерно утверждается коренное отличие психологии от естественных наук. С другой стороны, не уделяется должное внимание концептуальному устройству психологии как аксиологической науки.
  • 4. Заслуживающий одобрения интерес к высоким ценностям не дополняется должным вниманием к деталям. Такой недостаток можно назвать "принциплизмом".

  • [1] Bugental J. The Third Force in Psychology // Journal of Humanistic Psychology. 1964. Vol. 4. No. 1. P. 19–26.
  • [2] Greening T. Five Basic Postulates of Humanistic Psychology // Journal of Humanistic Psychology. 2006. Vol. 46. №. 3. P. 239.
  • [3] Ирвин Д. Я. Экзистенциальная психотерапия. М.: Независимая фирма "Класс", 1999; Shaffer J. В. Р. Humanistic psychology. Englewood Cliffs, NJ: Prentice-Hall, 1978.
  • [4] Maslow A. Toward a Psychology of Being. Princeton, N. J.: D. Van Nostrand Co., 1962.
  • [5] Maslow A. Theory of human motivation // Psychological Review. 1943. Vol 50. № 4. P. 370–396.
  • [6] Роджерс if. P. Взгляд на психотерапию. Становление человека. М.: Прогресс; Универе, 1994.
  • [7] Bugental J. The Third Force in Psychology // Journal of Humanistic Psychology. 1964. Vol. 4. № 1. P. 19–26.
  • [8] McMullen Т. A Critique of Humanistic Psychology // Australian Journal of Psychology. 1982. Vol. 34. № 2. P. 221–229.
  • [9] Гроф С. За пределами мозга. Рождение, смерть и трансценденции в психотерапии. М.: ACT, 2005.
  • [10] Уилбер К. Интегральная психология: Сознание, Дух, Психология, Терапия. М.: ACT, 2004.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>