Психологическая этика

В параграфе 5.4 была дана характеристика интернаучных связей психологии и философии. На наш взгляд, она кульминирует в соотношении психологии и этики. Со времен философских гениев Античности Платона и Аристотеля и вплоть до наших дней этика считается той частью философии, которая в наиболее обостренном виде выражает чаяния людей, их стремление к полюсу совершенства, которое обычно называют добром, противопоставляемым злу. Интересно, что на стадии становления любой науки, часто сопровождаемой размежеванием с философией, этическая проблематика уходит в тень. Создается даже впечатление, что она вообще не актуальна. Но перед лицом актуальнейших вызовов, с которыми непременно сталкивается любая наука, приходится вспомнить об этике.

Нет ни одной современной науки, которая бы дистанцировалась от этики. Но с той же степенью уверенности мы возьмем на себя смелость заявить, что буквально в каждой из наук, в том числе в психологии, в связи с необходимостью обращения к этике наступает некоторое замешательство. Мы убедились в этом в процессе работы над двумя книгами по этике[1]. Неясен путь реализации этического потенциала науки, в том числе его связи с философской этикой. Что касается психологии, то она не является аутсайдером в этическом отношении[2], о чем свидетельствует появление даже специальной дисциплины, называемой англоязычными авторами "Moral psychology"[3]. Следует отдать им должное. Упомянутое выше замешательство они никогда не скрывают. Впрочем, на наш взгляд, способы его преодоления остаются невыясненными. Именно они являются предметом дальнейшего обсуждения. С чем приходится иметь дело?

Во-первых, есть большой массив знания, который относится к философской этике. Он накапливался, по крайней мере, в течение 24 веков, причем безотносительно к научным данным. Назовем эту этику субстанциальной, т.е. пребывающей в себе, будучи независимой от наук. Актуальность субстанциальной этики редко кем отрицается. Но представители различных наук затрудняются в ее использовании. Профессиональные этики из числа философов, как правило, не являются им помощниками. Они работают в русле субстанциальной, а не научной этики.

Во-вторых, едва ли найдется хоть одна ассоциация психологов, которая бы не руководствовалась некоторым этическим кодексом. Этический кодекс психолога, разработанный Российским психологическим обществом, зиждется на четырех принципах: уважения, компетентности, ответственности, честности[4]. Все они должны быть смело зачислены в разряд субстанциальной этики. То же самое можно сказать об этических кодексах, разработанных другими национальными ассоциациями психологов. Как видим, над психологами висит рок субстанциальной этики.

В-третьих, необходимо учитывать плюрализм концепций субстанциальной этики, меняющихся от одного философского направления к другому.

В-четвертых, очевидно, что необходимо учитывать этические достижения не только философии и психологии, но и всех других наук.

В-пятых, создается впечатление, что проблемность знания ставит этике некоторые пределы.

В интересах дальнейших рассуждений приведем сведения, относящиеся к субстанциальной этике, в табл. 5.3.

Таблица 5.3. Основные концепции субстанциальной этики

Концепции

Содержание концепций

Феноменологическая

этика

Наиболее яркий ее вариант был разработан М. Шелером. Он настаивал на синтезе всех жизненных переживаний, на первое место ставил религиозные ценности

Аналитическая (прагматическая) этика

В современном ее виде в основном разрабатывается в ключе прагматизма Дж. Дьюи. Центральный ее тезис состоит в максимально эффективном преодолении проблемных ситуаций в интересах тех людей, которых она затрагивает

Марксистская этика (советский вариант)

Сводится к идее диктатуры пролетариата, высказанной К. Марксом и В. И. Лениным. Более умеренный вариант марксистской этики гласит, что интересы коллектива превыше интересов личности

Экзистенциальная

этика

Разработана Н. А. Бердяевым, К. Ясперсом и Ж.-П. Сартром. Основной принцип – ответственность за свободу

Герменевтическая (дискурсивная) этика

Разработана Ю. Хабермасом и К.-О. Апелем. Основной принцип – ответственность людей друг перед другом, достигаемая в процессе зрелого дискурса

Постструктуралистская

этика

Разработана в основном Ж. Деррида. Главный принцип – преобразование апорий в интересах обеспечения свободы людей

Представители различных субстанциальных этик, разумеется, осведомлены относительно достижений друг друга. Неудивительно поэтому, что они стараются включить их в свои концепции. Так, например, все говорят об ответственности – концепте, который является органичным только для дискурсивной герменевтической этики. Прагматики понимают его иначе, чем герменевты, равно как и, например, постструктуралисты. С другой стороны, марксисты, подобно экзистенциалистам, говорят о свободе личности. Но если у экзистенциалистов свобода личности является основным принципом, то у марксистов он подчиняется принципу приоритета общественного, коллективного.

Минус состоит в том, что субстанциальная этика, как бы привлекательно на первый взгляд не выглядели ее принципы, ненаучна. А это означает, что недопустимо переносить эти принципы в психологические направления и теории. Впрочем, психологи так поступают. Так, в гуманистическую психологию была внедрена экзистенциальная этика. Недопонимая ненаучный, т.е. в значительной степени умозрительный характер субстанциальной этики, психологи, очевидно, не желая этого, нагружают психологию умозрительными моментами.

Выход из рассматриваемой ситуации один: в своем этическом поиске исходить не из субстанциальной этики, а из самой психологии. Не следует опасаться, что при этом будет полностью утеряна этическая перспектива. Она актуализируется в процессе всемерного развития психологии. В психологическом отношении этичен тот, кто добивается максимума в развитии психологии. А этого можно достичь лишь при научном энтузиазме, направленном на преодоление самых острых проблем. От них не уклоняются, а, наоборот, ищут, чтобы преодолеть. С достигнутых научных вершин оценивается уместность использования концептов субстанциальной этики.

Таким образом, вектор этического развития психолога выглядит следующим образом: психологияметапсихология → метанаучная психологическая этикасубстанциальная этика. Исходным звеном является сама психология, которая достигает нравственных высот лишь посредством метанаучного исследования, а не субстанциальная этика.

Поясним сказанное следующим примером. Допустим, что известный ученый решает вопрос о своем отношении к аспиранту. В каком случае эти отношения являются этически состоятельными? В том, если они в максимальной степени способствуют развитию психологической науки. Это этический критерий, выше которого нет никакого другого психологического этического принципа.

На первый взгляд кажется, что сделанное нами утверждение легко оспорить следующим образом: исходным принципом является развитие личности, а не науки. Но дело в том, что само развитие личности должно оцениваться научно, т.е. не безотносительно к наукам.

Другое возражение может быть таким: надо учитывать достижения не только психологии, но и других наук. Это верно. Вот почему психологическая этика непременно должна дополняться другими формами метанаучной этики, например, экологической и политической этикой.

И, наконец, возникает вопрос о проблемности метанаучной этики. Она действительно не может быть лишенной проблем. Это обстоятельство не умаляет ее достоинств, а, наоборот, подчеркивает их. В отсутствие жгучих проблем этика как неуклонное стремление к максимально возможному совершенству была бы не нужна.

Итак, все те трудности, которые перечислялись в первой части параграфа, преодолимы. Но в таком случае следует смелопредпочесть не субстанциальную, а метанаучную психологическую этику.

Безусловно, правы те авторы, которые подчеркивают, что психологам следует активизировать свои усилия по улучшению нравственного климата в обществе1. Впрочем, то же самое можно сказать относительно представителей любой отрасли науки, каждая из которых имеет свою нишу в метанаучной этике. Понятно поэтому, что этическая значимость психологии должна оцениваться адекватно. Ее не следует ни преуменьшать, ни преувеличивать.

Выводы

  • 1. Субстанциальная этика не ориентируется на достижения наук, в частности, психологии. Поэтому неправомерно некритически переносить ее в психологию.
  • 2. Метанаучная психологическая этика выступает как стремление к максимальному совершенству психологии как науки.
  • 3. Она является ключом к пониманию возможностей адаптации применительно к психологии субстанциальной этики.
  • 4. Перед учеными стоит сложная задача повышения значимости психологической этики в деле улучшения нравственного климата в обществе.

  • [1] Канке В. А. Этика ответственности. Теория морали будущего. М.: Логос, 2003; его же. Современная этика. 5-е изд. М.: ОМЕГА-Л, 2013.
  • [2] Впрочем, по мнению А. В. Юревича, "нравственность – одна из тех проблем, к которым психологическая наука обращается нечасто и неохотно" (См.: Юревич А. В. Нравственность как психологическая проблема // Вопросы психологии. 2009. № 4. С. 3).
  • [3] Doris J., Stich St. Moral Psychology: Empirical Approaches // The Stanford Encyclopedia of Philosophy. 2012 // plato.stanford.edu/archives/win2012/entries/moral-psych-emp. Режим доступа – свободный.
  • [4] Российское психологическое общество. Этический кодекс психолога // psyrus.ru/rpo/documentation/ethics.php. Режим доступа – свободный.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >