Полная версия

Главная arrow Философия arrow История, философия и методология психологии и педагогики

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

7.23. Эпистемологическая теория Ж. Пиаже

Швейцарец Жан Пиаже приобрел мировую известность благодаря развитой им концепции генетической эпистемологии. Эта проблематика имеет важнейшее значение для теории обучения. Прежде чем обучать, необходимо понять природу знания, которое и является объектом эпистемологии.

Пиаже нуждался в некотором изначальном принципе для своей теории. В связи с этим он обращался к философии, но испытал разочарование. Пиаже полагал, что в философии отсутствует важнейший критерий науки, а именно, проверка истинности сказанного[1]. Это его убеждение свидетельствует о непонимании им природы метанауки, положения которой имеют ту же экспериментальную базу, что и субнауки. Так, например, положения философии психологии прове

ряются столь же основательно, как и положения психологии. По сути, Пиаже был недоволен метафизикой, тезисы которой действительно не проверяются. Различие же между метафизикой и метанаукой он позиционировал явно недостаточно определенно. Как бы то ни было, искомый Пиаже принцип нашелся: основная связь, лежащая в основании любого знания, состоит в ассимиляции, т.е. в уподоблении и присвоении "объектов по определенным схемам, которые присущи субъекту"[2]. Такие схемы действий характерны не только для людей, но и для любых других живых существ.

Пиаже был чрезвычайно воодушевлен этим обстоятельством. Дело в том, что он стремился найти биологические основания когнитивного знания. Его не устраивало утверждение о том, что знание как социальный феномен возникает спонтанно, независимо от биологической природы человека. Согласно же его позиции когнитивное знание является непосредственным продолжением различных форм биологической ассимиляции. Получалась линия восходящего развития знания. В ней наблюдаются качественные превращения, поддающиеся эмпирическому изучению. Это позволяет выделить стадии когнитивного развития человека. Начальная стадия (от рождения ребенка до двух лет) представляет собой сенсомоторный период, предшествующий появлению языка. Лишь в возрасте около 11 лет формируется гипотетико-дедуктивный подход, знаменующий собой вершину знания. С двух до 11 лет длится дооперациональный период: обнаруживается идентичность объектов, зависимость их изменений друг от друга, дети учатся манипулировать объектами, но не в соответствии с устойчивыми гипотетикодедуктивными схемами. Генетическая психология выявляет стадии когнитивного развития и изучает способы их регулирования. Все эти обстоятельства должны привлекать пристальное внимание педагогов.

Рассуждая о природе знания, Пиаже предстояло определиться относительно его содержания. Недостаточно утверждать, что знание функционирует как схемы действий. Непременно возникает вопрос о содержании самих этих схем. Пиаже остановился на следующем выборе: стадиями развития знания являются три абстракции: эмпирическая, логико-математическая и рефлексивная (тематизация того, что осталось инструментальным в логико-математической)[3]. Относительно третьей стадии существуют разные мнения. Многие считают, что Пиаже имел в виду социально-исторический метод, характерный для общественных и гуманитарных наук. Показательно, что Пиаже полагал, что его три уровня абстракции характерны как для когнитивного развития детей, так и для развития наук. После констатации этого обстоятельства трудно удержаться от критических замечаний.

Парадигма знания, придуманная Пиаже, является довольно незамысловатой. Эмпирическая абстракция вырвана из естествознания, логико-математическая – из формального знания, рефлексивная – из социальных наук, затем эти разнородные составляющие были искусственно собраны воедино. Но, по сути, они не образуют единого целого. Да и всемерное возвышение института абстракции несостоятельно. Таким образом, представления Пиаже о концептуальном устройстве наук не могут быть приняты. Разумеется, в каждой естественной и аксиологической науке есть экспериментальная фаза. Столь же очевидна необходимость обращения к логическим и математическим моделям. Естественно, требуется дополнительная рефлексия, например, в форме философии науки. Но указанными моментами далеко не исчерпываются концептуальные переходы, характерные для каждой отдельной науки. К тому же всякая наука обладает принципиальными особенностями, которые, по сути, прошли мимо внимания Пиаже.

Воззрения Пиаже часто рассматривались в критическом ключе. Так, утверждалось, что согласно экспериментам ребенок находится на стадии X, в то время как согласно Пиаже – на стадии У. Порой осуждалось его пренебрежение статистической обработкой результатов измерений. Особенно критически относился к работам Пиаже Л. С. Выготский, посвятивший им немало страниц, особенно в книге "Мышление и речь". Основным предметом спора стал вопрос о степени социализации эгоцентрической речи. Пиаже, во многом соглашаясь с Выготским, тем не менее считал, что он не уделяет достаточного внимания инерционности эгоцентрической речи. Степень социализации, с одной стороны, эгоцентрической речи и кооперативной речи – с другой – различны[4]. Пиаже крайне редко отвечал на критику в его адрес. Но для Выготского он сделал исключение. К сожалению, это случилось лишь четверть века спустя после кончины выдающегося русского психолога.

Кстати, два великих психолога придерживались единства по вопросу о соотношении психологии и педагогики. Они полагали, что педагогика в ее соотношении с психологией является искусством. На наш взгляд, речь должна идти об интернаучных отношениях, в которых и педагогика, и психология остаются науками.

Выводы

  • 1. Знание действительно функционирует в форме относительно устойчивых схем действия.
  • 2. Существуют стадии когнитивного взросления, особенности которого следует изучать. Заслуживает внимания метод исследования Пиаже (беседа с детьми), позволяющий на основании языка судить об их ментальности.
  • 3. Конструктивная эпистемология Пиаже стимулирует многочисленные психологические и педагогические поиски.

  • [1] Барнгье Ж.-К. Беседы с Жаном Пиаже // Психологический журнал. 2000. Т. 21. № 2. С. 138-144.
  • [2] Пиаже Ж. Психогенез знаний и его эпистемологическое значение // Семиотика. Антология. М.: Академический проект; Екатеринбург: Деловая книга, 2001. С. 99.
  • [3] Пиаже Ж. Психогенез знаний и его эпистемологическое значение. С. 102.
  • [4] Ответ Ж. Пиаже на замечания Л. С. Выготского к книгам "Речь и мышление ребенка" и "Суждение и рассуждение ребенка" // Психология мышления. Хрестоматия по психологии / под ред. Ю. Б. Гиппенрейтер, В. Ф. Спиридонова, М. В. Фаликман, В. В. Петухова. М.: Астрель, 2008. С. 519–523.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>