Полная версия

Главная arrow Философия arrow История, философия и методология психологии и педагогики

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

ГЛАВА 8. Анализ проблемных рядов педагогических теорий

Основная цель данной главы состоит в развитии знаний о педагогических направлениях. В результате ее изучения обучающийся должен:

знать

  • • педагогические направления;
  • • аргументы, призванные доказать актуальность того или иного направления;
  • • аргументы, направляемые против сторонников какого-либо направления;

уметь

  • • критически оценивать каждое из педагогических направлений;
  • • намечать пути для нивелирования слабых сторон педагогических направлений;
  • • использовать теорию концептуальных переходов для анализа педагогических направлений;

владеть

  • • критическим отношением к педагогическим направлениям;
  • • системным представлением о единстве и многообразии педагогических направлений.

Ключевые термины: педагогическое направление, научная этика, гуманизм, рационализм, эмпиризм, методологический индивидуализм и коллективизм, языковое и деятельное представление педагогической теории.

8.1. Анализ проблемного ряда этически- ориентированных педагогических теорий

Речь пойдет о ряде, символизируемом списком следующих педагогов: Локк → ГербартФрёбелъТолстойДьюи → Макаренко.

На этот раз по понятным причинам необходимо обратиться к природе этики как философской дисциплины. Этика входит в состав философии. Условием научности этики является научность философии. К сожалению, так случилось, что длительное время философия не была научной. Она становится научной лишь тогда, когда приобщается к науке, выступая в форме метанауки. При этом необходимо учитывать, что теория познания (эпистемология) и онтология кооперируют с наукой намного более эффективно, чем этика. Отчасти это объясняется относительно поздним становлением философии аксиологических наук. Она состоялась значительно позднее философии естествознания, которая на сегодняшний день занимает в теории познания центральное место. Этика же по своему статусу призвана ориентироваться на аксиологические дисциплины, хотя традиционно она сторонилась всех наук. Резонно рассмотреть в связи с этим историю становления главнейших этических систем. Так как речь пойдет о хорошо известных авторах, то обойдемся без библиографических ссылок[1].

Этика Канта. Кант был первым, кто осознал исключительную актуальность принципов в составе теорий. Руководствуясь этой установкой, он сформулировал свой знаменитый категорический императив (следует поступать так, как должен поступать любой человек). Но как именно должен поступать любой человек? В поиске ответа на этот вопрос Кант не нашел ничего лучшего, как обратиться к хорошо известным максимам: не лги, не воруй и т.д. Например, не лгать – значит говорить правду. Но какова природа правды? У Канта не было ответов на подобные вопросы. В рамках метанаучного подхода вопрос о долженствовании получает необходимое разъяснение: поступайте в соответствии с выводами самых актуальных теорий. Если, например, речь идет об экономике, то при необходимости максимизируйте прибыль на авансированный капитал, или регулируйте ставку процента, или уменьшайте инфляцию. Необходимые ответы находятся в науке, а не за ее пределами.

Утилитаризм стремится к принципу наибольшего счастья для максимально большего числа людей. При этом счастье отождествляется с полезностью. Показательно, что классики утилитаризма И. Бентам и Дж.С. Милль перешли от темы счастья к теме полезности далеко не случайно. Им было очевидно, что рассуждения Аристотеля и Эпикура о счастье далеки от научных стандартов. Они стремились рассуждать конкретнее и определеннее, чем их античные предшественники. Как известно, Бентам старался привнести в этику количественный анализ. Но что такое польза? На этот вопрос ни Бентам, ни Милль не нашли научного ответа. Обратиться непосредственно к научным теориям, отождествив пользу с оптимизируемыми факторами, они не догадались. Но именно таков необходимый рецепт, провозглашаемый от имени метанауки. Показательно, что в современной науке уверенно освоена так называемая функция полезности, оптимизации которой добиваются исследователи.

Этика Канта и утилитаризм знаменовали собой вершину этики Нового времени, закончившегося вместе с XIX в. В XX в. возникли новые этические системы (см. параграф 3.5).

Существенно, что и новые этические системы, в частности, герменевтическая, аналитическая и постструктуралистская этика не приобрели научного характера. Именно поэтому в параграфе 3.5 обосновывалась необходимость перевода этики на метанаучные рельсы.

Обратившись к ряду этически-ориентированных педагогических теорий, можно обнаружить, что все авторы являются сторонниками ненаучной этики. Протестантская этика Локка, протофеноменологическая этика Гербарта, квазипантеистическая этика Фрёбеля, этика ненасилия Толстого, прагматическая этика Дьюи, квазимарксистская этика Макаренко должны быть безоговорочно отнесены к ненаучной этике. Усилия педагогов по приданию соответствующим этическим теориям жизненной силы следует приветствовать. Но, к сожалению, все эти теории бедны в концептуально-метанаучном смысле. В философском отношении наибольшего одобрения, на наш взгляд, заслуживают этические концепции Гербарта и особенно Дьюи.

Итак, в метанаучном соотношении рассматриваемый ряд этически-ориентированных педагогических теорий малосостоятелен, его следует наращивать в метанаучном отношении. В противном случае не произойдет освобождения педагогики от умозрительных представлений. Актуальная этика является проблематизацией содержания наук, а не результатом прекраснодушных интуиций. Нет ни одной науки, которая не содержала бы ценностей. Разумеется, при этом необходимо учитывать своеобразие типов наук. Институт ценностей прагматических (аксиологических) наук редко кем ставится под сомнение. Сложнее обстоят дела с формальными науками, в частности, с логикой, математикой и естественнонаучными дисциплинами. Но и эти науки не лишены ценностной ориентации – они содержат эпистемологические ценности, в соответствии с которыми осуществляется процесс познания. Он не должен исключаться из этики. Подлинным этиком является тот, кто реализует в своей деятельности достижения метанауки в ее ценностном измерении.

Современному педагогу не следует использовать этические системы не продуманные в научном отношении. Ему важно занять метанаучную позицию, а затем, придавая ей все большую обостренность, подняться на уровень метанаучной этики. Если, например, решаются задачи преподавания психологии, то дело непременно следует довести до психологической этики. Но она появляется не сразу, а лишь как результат соответствующего тщательного метанаучного исследования.

Выводы

  • 1. Многие педагоги придавали основополагающее значение этике, положения которой не проходили научную экспертизу.
  • 2. Для педагогики актуальна по-настоящему лишь научная этика, причем ее высоты не предпосылаются педагогической теории, а достигаются в ее глубине.

  • [1] См.: Качке В. А. Современная этика. 5-е изд. М.: ОМЕГА-Л, 2013.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>