Полная версия

Главная arrow Философия arrow История, философия и методология психологии и педагогики

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

8.7. Анализ педагогических теорий рационалистической и эмпирической направленности

Многовековое противостояние рационалистов и эмпирицистов в философии не могло пройти бесследно для педагогики. Неудивительно поэтому возникновение соответствующих направлений в педагогике (АристотельЛокк → ПиажеДавыдов (рационалисты) и БинеДьюиФренеЗанков (эмпирицисты)).

Список рационалистов начинается с Аристотеля, являющегося, по сути, основателем логицизма. В Средние века его логика считалась основанием всякого знания.

Как завзятого эмпирициста обычно характеризуют Локка, забывая при этом, что теория абстракций, впервые разработанная им, занимает видное место в рамках рационализма.

Пиаже интересовался в первую очередь не сенситивными, а когнитивными структурами. На этом основании и он может быть отнесен к рационалистам. Давыдов поддерживал метод восхождения от абстрактного к конкретному, не особенно стремясь дополнить его методом восхождения от конкретного к абстрактному. Такого рода направленность свидетельствует в пользу рационализма.

Педагогу необходимо понимать как сильные, так и слабые стороны рационализма. В связи с этим имеет смысл обратиться к классикам рационализма, имея в виду следующий ряд великолепных философских имен: ДекартЛейбницКантГегель → Поппер.

Общая черта всех рационалистов состоит в том, что они ставят в начало теории некоторые принципы, происхождение которых не разъясняется должным образом.

Декарт исходил из наличия у людей ясных идей, якобы врожденных им (под этими идеями он понимал в первую очередь аксиомы математики). Развитие науки показало, что аксиомы являются довольно емкими и сложными концептами, которые трансформируются в случае выявления проблемных аспектов математических теорий.

Главное отличие позиции Лейбница от воззрений Декарта состоит в том, что его интересовали не столько аксиомы математики, сколько логики, в частности принцип недопущения противоречий и постулированный им принцип достаточного основания. Для него эти принципы были очевидными в не меньшей степени, чем аксиомы математики – для Декарта.

Кант в отличие от Декарта и Лейбница поставил вопрос о философских принципах как определяющих возможность самого существования различных наук. Принцип субъективного времени предваряет арифметику, принцип субъективного пространства – геометрию, принцип законосообразности – физику, принцип категорического императива – этику, принцип способности суждений, т.е. оценивания – эстетику. Все принципы Кант считал априорными, т.е. не определяемыми опытными данными (каждый человек знает их, но не всегда придает им должное значение).

Гегель полагал, что всем наукам предшествует развитая им диалектическая логика. Входом в его философскую систему является наука логики. Мы насчитали в ней 72 категории (ничто – становление – нечто, качество – количество – мера, сущность – явление – действительность и т.д.). Происхождение этих категорий он не объяснял, ссылаясь на то, что так устроен мир. Маркс говорил, что Гегель угадал (!) диалектические категории.

Поппер стал основателем критического рационализма. Началом теории он считал гипотетические универсальные законы, происхождение которых считал невозможным объяснить научным образом. Поппер ссылался на интуицию. Его раздражала позиция неопозитивистов, согласно которой законы выводятся из экспериментальных данных.

Для всех рационалистов характерны две решающие ошибки. Во-первых, они отказываются от анализа происхождения принципов и законов. По сути, рационалисты отрицают поступательность процесса познания. Они не уделяют должного внимания абдукции как своеобразному этапу концептуальной трансдукции. Во-вторых, рационалисты неверно интерпретируют концептуальное содержание науки. Им чужд полновесный концептуализм, который они представляют в усеченном виде.

Таким образом, между рационализмом и концептуализмом непозволительно ставить знак равенства. В научном отношении состоятелен лишь концептуализм. Следовательно, педагогу необходимо ориентироваться не на рационализм, а на развитый концептуализм.

Отметим также, что рационализм много критиковали с позиций иррационализма. Такая критика несостоятельна. От имени иррационализма, как правило, отрицается концептуальный характер научного знания, а это путь к мистике.

Настала пора обратиться к эмпирицистам. На этот раз речь идет об исследователях, каждый из которых может быть назван борцом против педагогической умозрительности. Они оправдывают лишь те выводы, которые имеют эмпирическое обоснование. Эта установка может быть принята, но лишь при условии дополнения ее представлениями о таких концептах, как гипотетические законы и принципы. Переход между концептами не ограничивается эмпирическими исследованиями.

Наиболее основательным образом эмпирическая стадия исследований была рассмотрена неопозитивистами (М. Шлик, Р. Карнап, X. Рейхенбах). Но это не означает, что она не может осмысливаться по-другому (Вине – позитивист, Дьюи – прагматист, Френе – марксист с неотомистским уклоном, Занков – диалектический материалист).

Приведенный нами перечень метанаучных позиций показывает, что любому исследователю необходимо определиться со своей философией, иначе он рискует стать заложником давно устаревших эклектических воззрений. Естественно, желательно ориентироваться на современные метанаучные направления. Причем целесообразно их ранжировать, ибо каждое из них недостаточно разносторонне.

Выводы

  • 1. В педагогике противостоят два направления: рационалистическое и эмпирицистское.
  • 2. У каждого из них есть и сильные, и слабые стороны. Рационалисты умело оперируют принципами и законами. Эмпирики правомерно отрицают умозрительность, спекулятивность как научный метод.
  • 3. Чтобы преодолеть недостатки рассмотренных направлений, необходимо обратиться к теории концептуальной трансдукции.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>