Аксиома 5. Важнейшей движущей силой обучения является интерес

"Свободнорожденному человеку ни одну науку не следует изучать рабски. <...> Поэтому, друг мой, питай детей своих науками не насильно, а играючи, чтобы ты лучше мог наблюдать природные наклонности каждого. <...> Если тело насильно заставляют преодолевать трудности, оно от этого не делается хуже, но насильственно внедренное в думу знание непрочно"[1].

Аксиома 6. Понимание и осмысление знаний – условие эффективного обучения

"Процесс обучения развивается по схеме: от неясного, но более доступного, к понятному и более осмысленному. <...> Всякое знание и всякое обучение основано на некотором уже ранее имевшемся знании. Это становится очевидным при рассмотрении всякого ученья и обучения, ибо как математические науки, так и каждое из прочих искусств приобретается именно таким способом"[2].

"Чередованием вопросов и ответов ставят предмет в гораздо более понятном и доступном и конкретном виде. <...> Под конец нужно в главных чертах напомнить слушателям обо всем сказанном"[3].

"Знания <...> нельзя унести в сосуде, а поневоле придется, уплатив цену, принять их в собственную душу и, научившись чему-нибудь, уйти либо с ущербом для себя, либо с пользой"[4].

"Если только учиться и не стремиться к размышлениям, то от этого мало будет проку. А если только размышлять и не учиться, то это приведет к возникновению сомнений и непостоянства"[5].

Аксиома 7. Личность учителя – важнейшее условие обучения

"Чти мать, как бога. Чти отца, как бога. Чти учителя, как бога"[6].

"Наилучшее воспитание молодых людей заключается не во внушениях, а в явном для всех осуществлении в собственной жизни того, что внушается другому. <„.> Когда посылают детей к учителям, велят учителю гораздо больше заботиться о благонравии детей, чем о грамоте или игре на кифаре <...> Если кто учит чему-нибудь, убеждает он в том, чему учит или нет? – Убеждает лучше всякого другого. <...> К красноречию надо относиться так же, как ко всякому средству состязания. Ведь [учителя] передачи свое уменье ученикам, чтобы те пользовалось им по справедливости. <...> Если приступают к воспитанию люди, не стоящие воспитания, и пользуются им не по достоинству, – какие, скажите, родятся от них помыслы и мнения?"[7]

"Учителя, которым дети обязаны воспитанием, почтеннее, чем родители, которым дети обязаны лишь рождением: одни дарят нам только жизнь, а другие – добрую жизнь"[8].

  • [1] Там же. Т. 1. С. 349.
  • [2] Аристотель. Соч. Т. 1. С. 38; 179.
  • [3] Платон. Соч. Т. I. С. 329: Т. 2. С. 207.
  • [4] Там же. С. 195.
  • [5] Конфуций. Цит. по: Антология мировой философии. Т. 1. С. 195–196.
  • [6] Там же. С. 91.
  • [7] Платон. Соч. Т. 1. С. 202; 266; 270; 275.
  • [8] Аристотель. Соч. Т. 1. С. 392.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >