Полная версия

Главная arrow Политология arrow GR и лоббизм: теория и технологии

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Интересы обществ и сообществ

Организации женщин, борцов за права человека и прочие представители различных групп населения довольно слабы по сравнению с корпорациями: они рассеяны, а их транснациональные связи весьма слабы. Однако иногда небольшие организации оказываются сильными лоббистами. Так, European Womens Lobby[1] добились включения в Амстердамское соглашение нескольких пунктов о гендерном равноправии: женщины были добавлены в статью об антидискриминационной политике, а ст. 141 была расширена пунктом о равноправии при оплате труда.

Если сравнивать с корпорациями, то здесь наблюдается большой разрыв в степени организованности и ресурсном обеспечении. Это не удивительно, ведь около 60% социетальных организаций финансируется за счет ЕС.

Также сравнительно недавно появился феномен квазирелигиозного лоббизма: многие депутаты Европарламента устали от массированных лоббистских кампаний со стороны религиозных меньшинств, жалующихся на притеснения со стороны доминирующих религий.

Среди частных интересов выделяются отраслевые и корпоративные интересы, профессиональные интересы и интересы иностранных компаний.

Отраслевые интересы

Одна из главных тенденций развития лоббизма в ЕС – развитие европейских отраслевых организаций.

Особенности работы Европейской комиссии

Еврокомиссия предпочитает больше иметь дела именно с общеевропейскими группами интересов, а не с аналогичными группами, представляющими отдельные государства.

Одна из задач Комиссии – стимулирование интеграционных процессов, а сама она занимается, как правило, проблемами общеевропейского уровня. Кроме того, у Комиссии нет технической возможности выслушивать каждую национальную организацию по-отдельности. Поэтому развитие отраслевых организаций своего рода реакция на лоббистскую перегруженность Брюсселя.

Большинство европейских ассоциаций – отраслевые ассоциации (ΟА)[2]. Для вступления в них есть две основных причины. Во-первых, ОА являются официальным представительным органом в ЕС, чьими преимуществами были и будут доступ к информации и приглашения на встречи с чиновниками. Во-вторых, ОА выступают площадками для встреч национальных членов, которым в 1990-е гг. принадлежала власть принятия решений. Председателем и генеральным секретарем любой ОА, как правило, становятся выходцы из большой компании, а внутри нее создаются Клуб, состоящий из наиболее влиятельных компаний, которые вносили основные пожертвования в бюджет Ассоциации. Взамен членства им открывалась масса лоббистских возможностей, а главное – корпорации получили возможность действовать от лица ОА, прикрываясь ей для реализации своих интересов. Такая лоббистская стратегия получила название двойственной.

Наибольшим влиянием обладают ассоциации в сферах с высокой степенью концентрации бизнеса и ограниченным потенциальным числом своих членов. Это ограничивает возможности конкуренции секторов с противоположными интересами. Так, одной из наиболее сильных с лоббистской точки зрения является Европейская федерация фармацевтических производителей и ассоциаций (European Federation of Pharmaceutical Industry Associations, EFPIA)[3], а наиболее слабыми – туристические ассоциации. Правительства идут на сотрудничество с ними из-за высоких отчислений в бюджеты, а также из-за обеспокоенности проблемами цен на лекарства и безопасности. Из-за общих угроз, с которыми постоянно сталкиваются фармацевтические предприятия, еще до создания ЕС они выработали привычку кооперироваться на международных форумах, которую не сложно было воспроизвести на европейском уровне[4].

Новый вид организаций

В начале 2000-х гг. начали создаваться виртуальные организации, без традиционной инфраструктуры – офисов и секретариата. Например, Ассоциация современных европейских ресторанов (European Modem Restaurants Association)[5], которая объединяла сети фаст-фудов, таких как McDonalds, Burger King и Pizza Hut.

Появление новых технологий также нашло отражение в формировании отраслевых ассоциаций. Например, бывшие ассоциации в сфере телекоммуникаций и IT объединились в Европейскую ассоциацию информационных и коммуникационных технологий (European Information and Communication Technologies Association).

Репертуар лоббистской деятельности национальных ассоциаций, как правило, шире, чем у европейских. Это выражается и в количестве штата. Европейские ассоциации часто лишь выполняют функции сбора информации и политического представительства, тогда представительство бизнес интересов предполагает больше влияния, чем реакции на происходящие в Брюсселе события. Содействие прохождению европейских законопроектов позволяет нивелировать негативные ситуации на местах, блокирование – извлекать выгоду из национальных условий.

В результате в ЕС из-за многоуровневой системы и распыления власти ассоциации не встроились в систему всеобъемлющего государственного управления. Поэтому их часто игнорируют, и они не могут донести свои предложения до законодателей. Клубы "богатых фирм", т.е. небольшие и часто временные коалиции крупных компаний, обладают куда лучшей репутацией среди европейских законодателей.

  • [1] Официальный сайт: womenlobby.org
  • [2] Gueguen D. Governance and the Role of Associations in Economic Management: A Response from an EU Public Affairs Practitioner // The Effectiveness of EU Business Associations / ed. J. Greenwood. Palgrave, Basingstoke, 2002. P. 50–52.
  • [3] Официальный сайт: efpia.eu
  • [4] Greenwood J. Inside the EU Business Associations. Palgrave, Basingstoke, 2002. P. 8.
  • [5] Официальный сайт: emrarestaurants.com
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>