Полная версия

Главная arrow Политология arrow GR и лоббизм: теория и технологии

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

13.3. Корпоративный лоббизм в США

Рост лоббизма, который наблюдается в США, происходит в основном за счет лоббизма со стороны корпораций и их объединений. Вероятно, по этой причине некоторые исследователи, в частности В. Лепехин, даже высказывают мнение, что именно корпоративный лоббизм по большому счету и следует считать лоббизмом, тогда как интересы, отстаиваемые небольшими группами и гражданами, находятся на обочине большой лоббистской игры[1]. Опыт американского, а тем более европейского лоббизма, показывает, что это не так, и что мобилизованное и организованное общественное мнение граждан способно противостоять корпорациям. Однако сложно спорить с тем, что основная масса лоббистских коммуникаций инициируется корпорациями для продвижения своих бизнес-интересов. Данные исследования Друтмана подтверждают это[2] (табл. 13.7).

Таблица 13.7

Соотношение бизнес- и прочих интересов в США

Тип интересов

1981 г.

2006 г.

Бизнес

7059

12 785

Объединения

369

403

Общественные интересы

237

405

Коэффициент соотношения интересов

11,5

15,2

Как видно из этих данных, произошел значительный рост бизнес-представительства в Вашингтоне, в то время как НКО и прочие объединения остались в том же количестве.

Объемы затрат в разных отраслях американской экономики на лоббизм также отличаются довольно существенно, иногда даже в разы. В лидерах, также как и в Европе: фармацевты, финансисты и энергетики (табл. 13.8).

Таблица 13.8

Лоббистские затраты в секторах экономики США за 1998–2012 гг.[3]

Сектор экономики

Затраты, долл. США

Сложносоставной бизнес

5 427 464 911

Медицина/ Фармацевтика

5 361 291 052

Финансы, страхование, недвижимость

5 361 205 408

Коммуникации/Электроника

4 429 325 735

Энергетика и природные ресурсы

3 988 390 873

Прочие

2 893 718 743

Транспорт

2 778 175 457

Сельское хозяйство

1 624 121 348

Оборона

1 535 483 075

Строительство

588 490 823

Труд

537 827 949

Юристы и лоббисты (в своих интересах)

389 454 657

Если сравнить данные затрат с данными по росту числа лоббистских представительств, то здесь также наблюдается корреляция. Наибольший рост присутствия корпораций наблюдался в следующих отраслях: оборонная промышленность, фармацевтика, банковское дело и страхование, телекоммуникации, высокотехнологические компании, энергетика. Исключение составляет лишь оборонный комплекс, чьи затраты по сравнению с вышеперечисленными отраслями, существенно ниже, что, вероятно, связано с более "приватным" форматом лоббизма со стороны производителей военной техники. По оценке Алана Розенталя, из перечисленных отраслей наибольшее влияние связям с госструктурами и местными сообществами уделяется в энергетике и телекоммуникациях, а также в нефтегазодобывающей отрасли[4].

Другая корреляция, которую показывают исследования, состоит в том, что рост представительства компаний в отдельных отраслях частично пропорционален росту парламентских слушаний, посвященных проблемам данных отраслей[5].

Например, в телекоммуникациях наибольший рост числа лоббистов наблюдался в середине 1990-х гг. Он был связан с длительной кампанией по продвижению Закона о телекоммуникациях, принятого в 2006 г. и отменяющего предыдущий закон, вступивший в силу 60 лет до этого. Главным лоббистом Закона о телекоммуникациях выступала известная телефонная компания Bell, которая хотела расширить сферу своей деятельности и включить в нее, в частности, информационные услуги. Bell начала бороться за новый закон еще в 1980-е гг., но сумела сдвинуть его продвижение с мертвой точки лишь в начале 1990-х гг. В 1992 г. она провела законопроект через Сенат. Однако в 1994 г. в Палату представителей снова подано два разных законопроекта. История продолжилась в 1995 г., и лишь в 1996 г. и Сенат, и Палату представителей устроил один вариант закона, вскоре подписанный президентом Клинтоном. Закон вводил новые правила конкуренции в телефонии и предоставлении информационных услуг.

Казалось бы, что после принятия закона, лоббистская активность в телекоммуникациях пойдет на спад. Однако она не только не снизилась, но и, наоборот, возросла. Дело в том, что согласно новому закону, значительная доля полномочий была делегирована Федеральной комиссии по телекоммуникациям (ФКТ). И до вступления в силу конкуренты Bell предприняли массу усилий для того, чтобы частично изменить закон. Когда у них это не получилось, в 2001 г. Bell вновь была вынуждена сражаться за то, чтобы выйти на рынок Интернета на равных условиях с кабельными компаниями. В 2002 г. компания добилась того, что президент Буш подписал закон, позволяющий ФКТ продавать с аукциона теле- и радиоканалы по наибольшей стоимости, а не разыгрывать их в лотерею, как этого требовали другие крупные компании.

Впрочем, в других отраслях – фармацевтической, банковской, технологической – корреляции между политической повесткой (т.е. количеством парламентских слушаний по вопросам отрасли) и лоббистской активностью наблюдались не в такой степени, как в телекоммуникационной.

  • [1] "Конечно, лоббированием своих интересов занято и множество мелких либо маловлиятельных групп. Однако давление разного рода общественных организаций и объединений граждан на власть – к сожалению, "периферия" лоббизма, а стержнем же его, повторяю, является обеспечение принятия решений в интересах ведущих групп давления как структур реальной власти, сформировавшихся на базе крупнейших корпораций" (В. Лепехин, 1998. С. 119).
  • [2] Drulman L. The Business of America is Lobbying: Explaining the Growth of Corporate Political Activity in Washington DC. P. 6. URL: leednitman.eom/uploads/2/3/0/l/2301208/business_of_america_is_lobbying.pdf
  • [3] По данным OpenSecrets.org.
  • [4] Rosenthal A. Lobbyists and Lobbying in the States. 2nd ed. Wash.: Congressional Quarterly Inc., 2001. P. 42.
  • [5] Drutman L. The Business of America is Lobbying. P. 16–20.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>