Особенность американского лоббизма

Важный инструмент корпоративного лоббизма – финансирование избирательных кампаний законодателей. Это как раз тот метод, где наличие капитала является явным преимуществом корпораций в сравнении с общественным организациями.

Вряд ли общественники способны финансировать выборы, потому что средняя стоимость избирательной кампании в Палату представителей увеличилась с 86 тыс. долл. в 1978 г. до 1,3 млн в 2006 г., более чем в 10 раз[1]. Избрание в Сенат стоит еще дороже и достигает 8 млн. Неудивительно, что лоббисты, занимающиеся контактами с американскими законодателями, уделяют особое внимание помощи в наполнении избирательных фондов при их переизбрании, задействуя при этом Комитеты политических действий (РАС), которые все чаще создаются заинтересованными корпорациями. В итоге общая стоимость затрат пожертвований в избирательные фонды в каждом электоральном цикле оценивается как 500 млн долл.

Впрочем, исследователи отмечают, что не всегда объем затрат прямо пропорционален получаемому результату, поскольку финансовым вливаниям корпораций способно противостоять общественное мнение, которое в США часто способно мобилизоваться без всяких затрат[2], а попытки изучить влияние финансирования выборов Комитетами политических действий на политические решения приносят противоречивые результаты. К тому же пожертвования часто делаются в пользу тех политиков, которые и без того проголосовали бы за необходимое решение, поскольку их позиции близки позициям лоббистов по данному вопросу, а потому пожертвование представляется скорее способом поддержания хороших отношений и сохранения доступа к конгрессменам. Наконец, во время выборов происходит конкуренция между кандидатами, в результате которых проигрывают не только сами политики, но и группы интересов, вкладываемые в них. Таким образом, распространенное у обывателей представление о том, что финансирование кампаний однозначно приводит к усилению лоббистских позиций, оказывается ошибочным. Иным ресурсом, сопоставимым с финансовым, может выступать количество членов, состоящих в организации, либо лоббирующей какое-то решение, либо привлекаемой к его решению в качестве союзника.

Еще методом выстраивания отношений корпораций с законодателями является организация "депутатских туров". Johnson & Johnson устраивают регулярные туры па производственные площадки, где проводят встречи с ответственными руководителями, а также приглашают законодателей из комитетов по охране здоровья в свои лаборатории, где они имеют возможность обсудить насущные проблемы с исследователями компании. Об их эффективности можно судить по "депутатскому туру" от компании Kodak. Компания пригласила 14 представителей легислатуры (лат. lex (legis) – закон, latus – внесенный, установленный) штата Нью-Йорк от Демократической партии в свою штаб-квартиру в Рочестер. И если накануне отправления один из депутатов открыто заявлял о том, что Kodak – один из наиболее злостных загрязнителей окружающей среды в штате, то после двухдневного пребывания в Рочестере он кардинально поменял свою позицию и выражался в том духе, что хотел бы помочь распространить их позицию относительно защиты окружающей среды. Его коллеги также уехали под большим впечатлением от общения с рабочими и с полным осознанием, что Kodak делает максимально возможное для сохранения природы.

Однако куда важнее для успешного лоббизма оказывается нахождение общих целей у политиков и групп интересов. Политики, поддерживая по отдельным вопросам группы интересов, решают собственные задачи, в большинстве случаев политические, связанные с усилением их влияния. Интересы бизнеса носят экономический характер. Такие тактические союзы имеют наибольшее значение в Вашингтоне. В случае их возникновения обе стороны начинают работать вместе, в тандеме, поскольку каждая из сторон может сделать то, чего не может другая: одни работают инсайдерами, а другие в качестве внешней силы[3]. Их могут связывать географические, профессиональные или идеологические связи. Чиновники имеют возможность задавать политическую повестку, работать с коллегами, организовывать встречи. В то же время у лоббистов больше кадровых возможностей и временных ресурсов, что позволяет им проводить необходимую экспертизу вопроса.

Обе стороны обеспечивают решение поддержкой: политики – внутри государственных учреждений, лоббисты – в обществе. Это ключевой фактор для успешного лоббизма, потому что без привлечения на свою сторону других конгрессменов и американского общества одновременно, законопроекты обречены на провал. Поэтому в своей основной массе лоббизм, во всяком случае корпоративный лоббизм, точно состоит не в том, чтобы вынудить власть принять то или иное решение, а в совместной работе лоббистов и власти над продвижением взаимовыгодных решений. Все имеющиеся в распоряжении ресурсы тратятся на то, чтобы увеличить круг союзников в обществе и во власти.

  • [1] Kaiser R., Crites A. How lobbying became Washington's biggest business.
  • [2] Leech В., Baumgartner F., Berry J. Does Money Buy Power? Interest Group Resources and Policy Outcomes. P. 5. URL: ase.tufts.edu/polsci/faculty/berry/moneyBuyPower.pdf
  • [3] Также об интеграции акторов в лоббистском процессе см. параграф "Интеграция акторов в дискретной модели лоббистской коммуникации" в монографии Белоусова А. Лоббизм как политическая коммуникация. Екатеринбург: УрО РАН, 2005.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >