Полная версия

Главная arrow Политология arrow GR и лоббизм: теория и технологии

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Особенность организации grassroots-кампаний

Сами корпорации зачастую реализуют внутрикорпоративные grassroots- программы, цель которых – оказание влияния на органы власти. И действительно, в ряде случаев эффективнее рекрутировать своих собственных сотрудников, чем тратить ресурсы на привлечение сторонних организаций.

Например, в компании Johnson & Johnson в каждом из ключевых штатов – Калифорнии, Техасе, Иллинойсе, Нью-Джерси, Джорджии и Флориде – созданы оперативные группы, которые проводят регулярные заседаний. В состав таких групп входят заводские менеджеры, а также сотрудники финансовых и кадровых отделов. При поддержке директората оперативные группы несут ответственность за проведение grassroots-кампаний в своих территориях. И поскольку команды действовать поступают всего несколько раз в году, доля участия сотрудников в таких мероприятиях остается стабильно высокой[1].

Однако не все корпорации обладают равными возможностями в создании собственных организационных структур. Например, производители вина ограничены в своих возможностях, поскольку виноделие сосредоточено, главным образом, в Калифорнии. А вот производители пива имеют самые разнообразные сети – производственные, торговые, потребительские – по всей стране, что дает им преимущество по сравнению с виноделами. Дело в том, что дистрибьюторскую систему пива обслуживает большое количество людей, за которыми закреплены маленькие территории. У американских виноделов все наоборот: небольшое количество людей занимается дистрибуцией значительных по протяженности территорий.

Схожие проблемы испытывают, к примеру, фермеры из Флориды в силу хотя бы того обстоятельства, что большинство фермеров говорят только на испанском или креольском, а многие и вовсе не имеют постоянного места жительства. Это во многом затрудняет их мобилизацию вне зависимости от того, насколько важен поднимаемый вопрос.

Система организации grassroots-сетей крупнейшего американского производителя пива Anheuser-Busch заслуживает отдельного внимания. Собственных сотрудников компании в США насчитывается порядка 30 тыс. С помощью специальных компьютерных программ они распределены по штатам, чтобы легче было организовывать локальные кампании. Кроме собственных сотрудников, в сферу влияния Anheuser-Busch вовлечены около 750 оптовых компаний, включая 26 в Техасе и 49 в Калифорнии, чей штат достигает также 3 тыс. сотрудников. Эти оптовые компании в ежедневном режиме контактируют с 5 тыс. торговыми предприятиями по всей стране, а раз в две недели у них происходят контакты со всеми, кто обладает лицензиями на продажу спиртного. А еще есть многочисленные поставщики сырья, большей частью сельхозпроизводители. Конечно, в нужный момент все эти связи и контакты используются для передачи необходимых материалов, обзвонов и прочих grassroots-мероприятий.

Впрочем, у данной системы организации grassroots-кампаний есть свои минусы: она слишком медлительна. Даже при интенсивной мобилизации для полной раскрутки в масштабах территории любого штата требуется три- четыре недели. Не всегда такое время имеется в распоряжении, поскольку инициативы, касающиеся интересов компании, в частности, предложения об увеличении налогов от продажи пива, могут вноситься в самый последний момент перед их принятием. Этим могут воспользоваться оппоненты, поджидая для более активных действий того момента – одна-две недели до принятия закона – когда массивная, но неповоротливая машина мобилизации уже не сможет ничего сделать.

Что же касается организаций с ограниченными возможностями рекрутинга собственных работников, то они нередко прибегают к системе грантовой поддержки общественных организаций. Но не только они. Такую стратегию, например, использует корпорация Dayton Hudson из Миннесоты, шестой крупнейший ритейлер в США. Она регулярно раздает гранты, выбирая ключевые организации, влияющие на общество и власть, а в момент возникновения важного вопроса в отношениях с правительством просит грантополучателей о помощи. Мотивировка поддержки формулируется как необходимость "спасения компании". Никто в помощи не отказывает, даже балетные труппы.

Мнение экспертов

Относительно массивности grassroots-кампаний у американских лоббистов имеются разные мнения. Часть специалистов утверждает, что в рамках штата нескольких писем и десятка звонков уже достаточно, чтобы привлечь к проблеме внимание и дать попять – "ждите продолжения". Куда более важным считается инициировать поступление сигналов из как можно более широких кругов общества. Также большую значимость имеет "молниеносность" кампании, которая при эффективной реализации способна ошеломить лиц, принимающих решения.

В любом случае в США для организации эффективной grassroots- кампании требуются наработанные и прогнозируемые мобилизационные ресурсы, готовые в любой момент выполнить поставленную задачу. Так, у Texas Civil Justice League для этой цели имеется база из 40 телефонных операторов, которые в одну из ключевых кампаний совершили порядка 35 тыс. звонков бизнес-структурам, предположительно заинтересованным в решении вопроса, стоявшего на повестке. А штат Associated Industries of Florida, в распоряжении которого имеется специальное компьютерное оборудование, способен в течение 24 ч с момента поступления запроса организовать отправку более 1000 писем и телеграмм законодателям[2].

Одной из ключевых grassroots-техник в США является техника работы с лидерами общественного мнения, имеющими прямые контакты с представителями власти (grass-tops). Платформой для их знакомства может выступать все что угодно, кроме традиционных просьб со стороны первых.

Это могут быть брокеры, врачи, риелторы, бизнесмены и другие люди, с которыми законодателей связывают повседневные контакты прагматичного характера. Каждая лоббистская структура стремится нарастить сеть таких grass-tops.

Важной техникой американского grassroots считается привлечение к кампаниям ассоциаций муниципальных и окружных чиновников. Члены таких ассоциаций рассредоточены по штатам и прочим избирательным округам. Их легко мобилизовать, когда дело заходит об интересах местных государственных структур. Например, весьма активную роль в grassroots- кампаниях играет Техасская Муниципальная Лига (The Texas Municipal League). В начале кампании она рассылает всем избранным чиновникам и главам департаментов вопросники, выясняя, кого лично из сенаторов они знают. Чиновники персонально не контактируют с законодателями, но на основании полученных от них данных создается база контактов, используемая в дальнейшем.

К наиболее эффективной американской grassroots-технологии относится приглашение представителей общественности в легислатуры на обсуждение законопроектов. При этом значение имеет выбор людей, способных произвести на законодателей наибольшее впечатление. Известны случаи, когда лоббисты приводили на заседания родственников законодателей и даже их родных матерей. В других случаях эффект достигался за счет массовости делегации. Так, при рассмотрении запрета на продажу сигарет торговыми автоматами в одном из американских штатов лоббистами от табачной индустрии были приглашены 50 операторов торговых автоматов, которым грозила безработица. Иногда появление группы поддержки в правительственных зданиях превращается в настоящее шоу. Однажды в Генеральной ассамблее американского штата Делавэр рассматривался законопроект, по которому запрещалась ловля крабов по воскресеньям. Чтобы переломить ситуацию, лоббисты привели на заседание 30 профессиональных ловцов крабов в рабочей одежде – огромных резиновых сапогах, потертых футболках и грубых штанах. Эти люди едва могли шевелиться в своей неповоротливой одежде, не говоря уже о запахе, распространявшемуся по залу заседания. Присутствие этих неуклюжих людей произвело неизгладимое впечатление на делавэрских парламентариев[3].

Также в американской традиции устраивать так называемые lobby days – встречи заинтересованных лиц с законодателями. Или даже ежегодные ужины с сенаторами в разных штатах или административных единицах штатов: такие ужины призваны как отдать дань уважения представителям власти, так и показать свою силу. Традиция всевозможных трапез с законодателями широко распространена в США, как мы видели, еще с XIX в. и используется в самых разнообразных формах. Иногда не обязательно договариваться с представителями власти о встрече, можно просто ее назначить и оповестить депутатов о ней. Если на встречу с одной стороны придут уважаемые люди, а власти предложение проигнорируют, в американском обществе это будет воспринято как пощечина избирателям.

Отдельного внимания заслуживает организация поездок граждан в административные центры для проведения там митингов, шествий или просто для встреч с властями. Во Флориде лоббисты организовывали специальные туры фермеров, которые вставали рано утром и ехали в Таллахасси на своих сельских грузовичках и фургонах, разваливавшихся на ходу, чтобы повстречаться с законодателями, угостив их апельсинами и перцами, отобедать с ними. Фермеры ночевали на церковных чердаках и утром следующего дня двигались в обратный путь. В других случаях лоббисты пытаются взять числом. Тысячи врачей в той же Флориде отправлялись в столицу штата, чтобы повлиять не реформу административных правонарушений. Так, 12 тыс. учителей собрались на митинг в Трентоне под эгидой Образовательной ассоциации Нью-Джерси, чтобы законодатели прислушались к их мнению по вопросам дополнительных выплат. Иногда такие акции проходят довольно агрессивно, как в случае с протестом против запрета штурмового оружия в том же штате Нью-Джерси, устроенном Коалицией спортсменов Нью-Джерси совместно с Национальной оружейной ассоциацией. Акция закончилась оскорблениями и актами вандализма. Но своей цели демонстранты добились, как бы кто не относился к такого рода методам: свою позицию они донесли и были услышаны.

Для подкрепления своей позиции в grassroots-кампаниях американские лоббисты часто публикуют в СМИ данные социологических исследований. Если вопрос спорный, а данные недвусмысленно говорят о том, в какую сторону качнулось общественное мнение, они способны повлиять на неопределившихся законодателей. Так было, например, с вопросом о государственной оплате абортов для женщин из неблагополучных слоев. Для калифорнийских властных лиц аргумент о том, что разрешение делать аборт поддерживают 67% населения штата, а 59% высказались за финансирование абортов, имело существенное значение. Когда производители алкогольной продукции и стеклотары во Флориде противодействовали закону, повышающему налоги на легкие спиртные напитки, они провели опрос по всему штату. С помощью опроса они донесли до депутатов, что 62% жителей штата не готовы оплачивать эту инициативу из своего кармана.

Хотя публикация данных нацелена, прежде всего, на затруднившихся законодателей, как правило, при рассмотрении местных законов опросы проводят по всему штату, а не по округам тех, чье мнение необходимо переубедить. Причина тому – высокая стоимость опросов с выборкой в пределах небольших округов. Но в некоторых случаях проводятся и такие исследования как, например, было в случае решения вопроса о дополнительных пенсиях для офицеров полиции в одном из американских штатов. Часть местных депутатов автоматически, без особых разбирательств, аргументировали свой отказ тем, что их избиратели, якобы, выступают против. После проведения исследований в их округах, показавших, что у избирателей, на самом деле, совсем другая позиция, депутаты были лишены своих стандартных аргументов.

В целом же grassroots-кампании помимо жесткого менеджмента требуют весьма деликатного исполнения, поскольку при желании оказать как можно большее влияние легко перегнуть палку. В практике grassroots- лоббизма в США известны случаи, когда привоз к стенам парламента инвалидов по совершенно отвлеченному вопросу или рассылка депутатам фотографий с мертвыми эмбрионами настраивали их против организаторов этих акций и их позиций по обсуждаемому вопросу. Также излишняя интенсивность звонков может сыграть в "минус": в другом случае законодатель, который должен был внести закон на рассмотрение, после шквала звонков, обрушивших телефонные сети в парламенте, был настолько разозлен, что буквально в последний час изменил свою позицию и примкнул к противоположной стороне.

  • [1] Rosenthal A. Op. cit. Р. 157.
  • [2] Rosenthal A. Op. cit. Р. 161.
  • [3] Burdick К. R. A Folklorist Look at Lobbyist. Colledge of Urban Affair, University of Delaware, unpublished paper. 1990. P. 34–35.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>