Полная версия

Главная arrow Маркетинг arrow Брендинг

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

2.2. Правовая среда бренда

Правовая среда бренда включает нормативную правовую базу и правовую охрану товарных знаков.

Гражданский кодекс РФ определяет товарный знак и знак обслуживания как обозначение, служащее для индивидуализации товаров юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, т.е. как обозначение, способное отличать соответственно товары и услуги одних юридических или физических лиц от однородных товаров и услуг других юридических или физических лиц. Обозначения являются своего рода знаками (символами), позволяющими отличать одни объекты от других и устанавливать связи между потребителями, изготовителями и продавцами определенных товаров и услуг.

Определения товарного знака практически во всех законодательствах мира сводятся именно к индивидуализации производимых и продаваемых товаров без четкого обозначения структурного наполнения термина.

По абсолютным основаниям не допускается регистрация товарных знаков, стоящих только из обозначений:

  • • нс обладающих различительной способностью;
  • • представляющих собой государственные гербы, флаги и эмблемы и различные официальные названия и обозначения;
  • • вошедших во всеобщее употребление как обозначения товаров определенного вида (видовые понятия);
  • • являющихся общепринятыми символами и терминами в отдельных отраслях или видах деятельности;
  • • указывающих на вид, качество, свойства, назначение, ценность товаров, а также на место и время их производства или сбыта.

В целях защиты общественных интересов и охраны публичного порядка не допускается регистрация в качестве товарных знаков или их элементов обозначений:

  • • являющихся ложными или способными ввести в заблуждение потребителя относительно товара или его изготовителя;
  • • противоречащих общественным интересам, принципам гуманности и морали;
  • • регистрация которых могла бы затронуть права третьих лиц.

Владельцами товарного знака в Российской Федерации могут быть иностранные юридические и физические лица

на тех же условиях, что и российские граждане и организации.

По Мадридскому соглашению международная регистрация предусматривает подачу одной заявки для всех интересующих заявителя стран (в настоящее время их около 70). Пошлина оплачивается за каждую выбранную страну, и обычно это 73 швейцарских франка за страну.

В Гражданском кодексе РФ право на товарные знаки связано с правом на интеллектуальную собственность и относится к правам на средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг (гл. 76 ГК РФ). В то же время незаконное использование товарного знака предусматривает гражданско-правовую (ст. 1515 ГК РФ), административную (ст. 14.10 КоЛП РФ) и уголовную (ст. 180 УК РФ) виды ответственности.

Регистрация прав на товарный знак имеет ряд преимуществ, одним из которых является, в частности, определенность статуса владельца знака, а именно – получение свидетельства удостоверяет исключительное право на товарный знак в отношении конкретных товаров и услуг, указанных в свидетельстве. Начиная с определенной даты, правообладатель приобретает возможность защищать свои интересы в случае их нарушения другими лицами путем обращения в суд и другие государственные органы.

С ноября 2010 г. в Роспатенте действует система электронной подачи заявок на ТЗ. Например, за восемь месяцев 2012 г. заявок на изобретения в электронном виде подано в пять раз больше, чем за весь 2011 г. По август 2012 г. включительно через систему подано 3660 заявок. В сентябре 2012 г. количество заявок на ТЗ, поданных в электронном виде, приблизилось к 10% от общего количества поданных заявок. Качество документов, поданных и принятых с помощью автоматизированной системы, обеспечивается автоматизированным контролем. Процесс формальной экспертизы электронной заявки инициируется автоматически после присвоения регистрационного номера и размещения уведомления о поступлении заявки в личном кабинете пользователя[1].

В целом, можно выделить следующие действующие в Российской Федерации законы по охране товарных знаков[2]:

  • • Федеральный закон от 13.03.2006 № 38-Φ3 "О рекламе";
  • • Закон РФ от 07.02.1996 № 2300-1 (ред. от 02.07.2013) "О защите прав потребителей" и "Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях" от 30.12.2001 № 195-ФЗ;
  • • Гражданский кодекс РФ. Часть четвертая. Федеральный закон от 18.12.2006 № 230-Φ3. Раздел VII. "Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации". Глава 76. "Права на средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий". § 1. "Право на фирменное наименование" (ст. 1473–1476). § 2. "Право на товарный знак и право на знак обслуживания". 1. "Основные положения" (ст. 1477–1483). 2. "Использование товарного знака и распоряжение исключительным правом на товарный знак" (ст. 1484–1491). 3. "Государственная регистрация товарного знака" (ст. 1492–1507). 4. "Особенности правовой охраны общеизвестного товарного знака" (ст. 1508–1509). 5. "Особенности правовой охраны коллективного знака" (ст. 1510– 1511). 6. "Прекращение исключительного права на товарный знак" (ст. 1512–1514). 7. "Защита права на товарный знак" (ст. 1515);
  • • Парижская конвенция по охране промышленной собственности;
  • • Договор о законах но товарным знакам (TLT);
  • • Сингапурский договор о законах по товарным знакам;
  • • Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС);
  • • Уголовный кодекс РФ и др.

Законодательство по охране товарных знаков призвано защитить рынок от нелегально произведенных товаров. Например, российский бюджет теряет 200 млрд руб. ежегодно из-за контрафактной продукции легкой промышленности. В 2011 г. на розничном рынке непродовольственных товаров доля продукции легкой промышленности достигала 23%. Ее общая стоимость оценивается в 2,5 трлн руб. Это в четыре раза больше рынка фармацевтической продукции и бытовой электроники и в два раза больше доли рынка автомобилей. И хотя незаконный оборот товаров легкой промышленности сократился с 69,2% в 2005 г. до 35,8% в 2011 г., его доля все еще остается значительной. Доля нелегального отечественного производства здесь не самая большая – в районе 15,4%. Доля контрафакта в общем объеме товаров, реализуемых на российском рынке в 2012 г., составляет 20%. Но это только в среднем. Контрафактный текстиль, например, занимал в 2012 г. почти 30% рынка одежды и белья. Больше всего подделок на IT-рынке. Незаконное программное обеспечение, информационные и лицензионные продукты в Интернете, CD- и DVD-диски составляют 70–80%. Фальсифицированный алкоголь занимает до 40% рынка, чай, кофе – до 30%. Фармацевтический и парфюмерный рынки на 10–15% состоят из конфиската. Между тем, как выяснила Счетная палата, разрешенная в настоящее время реализация конфиската также обходится российской казне довольно дорого. По подсчетам ведомства, затраты на хранение и оценку изъятого нелегального товара в 1,5 раза превышают прибыль от его продажи[3].

Основным фактором для масштабных фальсификаций в отечественной экономике является наличие в ее структуре огромного теневого сектора, который по объемам производства вполне заслуживает названия параллельной экономики. При этом границы между легальной и теневой экономикой размыты, а зачастую их практически не существует.

Россия – далеко не единственный крупный центр производства и реализации контрафактной и фальсифицированной продукции. Большие объемы контрафактной продукции присутствуют на всех крупных национальных рынках даже в развитых западных странах. Проблему контрафактной продукции необходимо решать с учетом ее общемирового характера, включая международную интеграцию подпольного капитала, так как значительный объем фальсифицированной продукции ввозится из-за рубежа. Эта тема активно обсуждается в Европейском союзе, который за последнее время принял ряд мер по усилению таможенного контроля. Кроме того, Евросоюз рассматривает возможность уголовного преследования изготовителей контрафактных товаров, включая высокие штрафы и тюремное заключение. В вопросах борьбы с контрафактной и фальсифицированной продукцией нет универсального решения проблемы. Об этом свидетельствует и опыт развитых стран: в Европейском союзе, например, потребовалось около 40 лет, прежде чем были созданы условия, существенно ограждающие рынок ЕС от фальсифицированной и контрафактной продукции. Однако даже при наличии отработанных механизмов защиты рынка от подделок, по данным Международной торговой палаты, объем выручки от продаж поддельной продукции составляет 5–7% мировой торговли.

Обобщая вышеизложенное, можно сделать вывод о том, что проблема защиты отечественного потребительского рынка от фальсифицированной и контрафактной продукции является государственной и требует значительных усилий и ресурсов по обеспечению прав правообладателей и защиты прав потребителей на приобретение качественной и безопасной продукции.

  • [1] Итоговый документ XVI научно-практической конференции Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатент) (Москва, 10–11 октября 2012 г.). URL: flps.ru/wps/wcm/connect/content_ru/ru/confers/conf 16_itog.
  • [2] См.: КонсультантПлюс. URL: consultant.ru/popular/avtorpravo/.
  • [3] URL: tks.ru/reviews/2013/05/29/01.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>