Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow Связи с общественностью в органах власти

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Глава 4. ГОСУДАРСТВЕННАЯ ИНФОРМАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ЕЕ ВЛИЯНИЕ НА ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ PR-СЛУЖБ

В результате освоения данной темы студент должен:

знать

  • • концептуальные основы Государственной информационной политики РФ (ГИ11) от 15 октября 1998 г. и других нормативноправовых актов;
  • • определение, цель, основное содержание (структуру), субъекты и объекты ГИП;

уметь

  • • определять динамику реализации ГИП и возникающие при этом проблемы;
  • • увязывать тенденции развития ГИП и проблемы информационной безопасности государства (организации);

владеть

  • • анализом ситуации в области реализации ГИП как внутри страны, так и на международной арене;
  • • применением концептуальных положений ГИП к деятельности конкретных структур органов государственной власти с учетом их особенностей.

4.1. Государственная информационная политика (ГИП): сущность и содержание

Во второй половине XX в. в развитых странах мира, в том числе и в СССР, обозначились тенденции, которые вели к информационному кризису. Суть этого явления можно охарактеризовать как углубляющееся противоречие между, с одной стороны, увеличивающимися мощными потоками повой и массивами накопленной и хранящейся информации, а с другой – ограниченными возможностями человека по восприятию и переработке информации. Возрастали темпы наращивания общей суммы знаний человечества. Если в течение двух тысячелетий они были очень медленными, то уже с начала XX в. сумма знаний удваивалась каждые 50 лет, к 1950 г. удвоение происходило каждые 10 лет, к 1970 г. – уже каждые 5 лет, а с 1990 г. – ежегодно[1].

Складывалась весьма парадоксальная ситуация: в мире накоплен громадный информационный потенциал, но люди не могут им воспользоваться в полном объеме в силу ограниченности своих возможностей.

Еще более парадоксальной (но по другой причине) выглядела ситуация в нашей стране. Советский человек тратил самый дорогой и невосполнимый ресурс – время на то, чтобы провести его либо в живой очереди, либо по записи для получения достаточно скромного набора государственных услуг. Например, получение различного рода справок в одних органах власти для их представления в другие органы той же самой власти. Запись детей в детские сады и школы, покупка билетов на поезд и самолет, в театр и кино – это тоже живые очереди. Оплата услуг жилищно-коммунального хозяйства – это бесконечные очереди в душных помещениях сберкасс, сотрудники которых не отличались особой вежливостью и высоким профессионализмом в обслуживании населения. Проблемы были и при получении доступа к архивной информации, материалам в запасниках музеев и картинных галерей, диссертационным материалам, научно-технической информации, зарубежным публикациям и т.д.

Такая ситуация на информационном рынке услуг была чревата печальными последствиями как для политики, так и для социально-экономического развития нашей страны. На бытовом уровне это вызывало раздражение граждан, их недовольство и публичные возмущения сложившейся системой оказания услуг населению со стороны государства. Говоря современным языком, такое положение дел негативно сказывалось на политическом имидже власти и репутации всей системы управления в стране.

Ограничения на доступ к информации (иногда по причине необоснованной "засекреченности", чаще по идеологическим соображениям или просто из-за бюрократической вредности госчиновников) вели к огромным экономическим и социальным потерям, создавали своего рода "информационный железный занавес", препятствовали построению цивилизованного информационного общества в нашей стране и соответственно – ее вхождению в глобальную информационную инфраструктуру. Потребность в формировании государственной информационной политики, нацеленной на построение информационного общества в России, была осознана властью уже во второй половине 1990-х гг.

В течение второй половины 1997 г. в Государственной Думе РФ было инициировано два парламентских слушания: по проблемам "Развитие информационного пространства в России" (октябрь 1997 г.) и "О развитии информационного пространства" (декабрь 1997 г.). Результат этих слушаний и обсуждений позволил двум комитетам Думы (по связи и информатизации, а также но информационной политике и связи) выступить с инициативой разработки и принятия 15 октября 1998 г. "Концепции государственной информационной политики РФ" (ГИП).

Энциклопедический словарь определяет концепцию (от лат. conceptio – понимание, система) как определенный способ понимания, трактовки каких-либо явлений, основная точка зрения, руководящая идея для их освещения; ведущий замысел, конструктивный принцип различных видов деятельности[2].

Концепция применительно к информационной политике России необходима, чтобы:

  • • конкретизировать и уточнять основные направления деятельности органов государственной власти по становлению информационного общества в России;
  • • защищать гарантированные Конституцией страны права граждан и организаций на общедоступную информацию, а также расширять правовое поле регулирования общественных отношений, связанных с получением, распространением и использованием информации;
  • • способствовать формированию демократически ориентированного массового сознания населения России;
  • • развивать отрасль информационных услуг для жителей России;
  • • обеспечивать некоторые аспекты информационной безопасности личности, общества и государства;
  • • способствовать формированию Единого информационного пространства нашей страны, укреплению связи Центра и регионов, федерализма и целостности страны, а также ее вхождению в мировое информационное сообщество.

С одной стороны, в информационной политике государства – также как в его внутренней и внешней политике – должна быть заложена своего рода стратегия, т.е. поставлены цели, сформулированы задачи, определены объекты и механизмы реализации, спрогнозированы результаты воздействия на социально-экономическое, политическое и культурное развитие России. С другой стороны, ГИП есть неотъемлемая составляющая внешней и внутренней политики российского государства. Достижения или провалы информационной политики будут оказывать непосредственное и сильное воздействие на все сферы жизни общества и государства.

Знание и понимание стратегии поможет специалисту в области связей с общественностью и рекламы осознанно участвовать в разработке и реализации информационной политики на тактическом уровне, т.е. в том органе государственной власти, где он будет непосредственно трудиться. Он должен понимать, какие технические каналы коммуникации являются перспективными и приоритетными для доведения информации до конкретных целевых аудиторий. Учитывать возникающие при этом проблемы информационно-технической и информационно-психологической безопасности. Применять корректные коммуникативные технологии, скоординированные по времени и месту доведения информации до целевых аудиторий. В конечном итоге способствовать решению тех интегрированных коммуникативных задач в области связей с общественностью и рекламы, которые непосредственно стоят перед конкретной организацией в системе органов государственного управления.

Таким образом, ГИП необходима для определения стратегии, тактики и технологии информационно-коммуникационного взаимодействия между тремя основными субъектами: государством, бизнесом и общественностью (гражданским обществом).

Эта технология должна способствовать использованию современных технических каналов коммуникации и наличию в обращении такого количества и качества информации между этими субъектами, которые способствовали бы:

  • • надежному и оперативному доведению информации до целевых аудиторий;
  • • пониманию информации и ее принятию (взаимопонимание);
  • • доверию между участниками (органы государственной власти, бизнес-сообщество, общественность) коммуникативного процесса и его гармонизации. А это – главные функциональные составляющие связей с общественностью.

Существует несколько определений ГИП, в той или иной степени отражающих и конкретизирующих различные аспекты этого явления.

В тексте самой Концепции ГИП определяется как "совокупность целей, отражающих национальные интересы России в информационной сфере, стратегических направлений их достижения (задач) и систему мер их реализующих"[3].

Некоторые исследователи определяют ГИП как "способность и возможность субъектов политики воздействовать на сознание, психику людей, их поведение и деятельность с помощью информации в интересах государства и гражданского общества". А в более широком смысле – как "особую сферу жизнедеятельности людей, связанную с воспроизводством и распространением информации, удовлетворяющей интересы государства и гражданского общества, и направленную на обеспечение творческого, конструктивного диалога между ними и их представителями"[4].

Если рассматривать это понятие с профессиональной точки зрения специалистов по связям с общественностью, то государственную информационную политику можно определить следующим образом:

ГИП – это комплексная система мер органов власти и управления, направленная на оказание государственных услуг и удовлетворение информационных потребностей различных слоев населения страны с целью повышения их доверия к органам государственного управления, достижения

взаимопонимания и гармонизации коммуникативных отношений между государством, бизнесом и гражданским обществом.

В приведенном выше определении есть несколько базовых принципиальных положений, которые нуждаются в конкретизации и уточнении.

  • Во-первых, почему именно органы государственной власти должны создавать комплексную систему мер и что это за меры? Среди трех "игроков" на коммуникационном поле (государство – бизнесгражданское общество) именно государство является своего рода "законодателем моды". Оно обладает всеми необходимыми для этого ресурсами: административным (органы исполнительной власти, включая силовые структуры), законодательным (Государственная Дума и Совет Федерации), финансовым (бюджет и его распределение), судебным (суды различной инстанции и юрисдикции), медийным (находящиеся под контролем государства СМИ) и др. Именно государство в лице своего управленческого аппарата определяет вектор и стратегию развития страны и проводит соответствующую внутреннюю и внешнюю политику, в том числе в информационной сфере.
  • Во-вторых, упоминаемые в определении комплексные меры – это технические, организационно-административные и финансово-юридические решения и действия государства, которые как составляющие структурные элементы любой политики должны выстраиваться в систему, чтобы эффективно работать на конечную цель.
  • В-третьих, в определении упоминаются также информационные потребности, которые можно охарактеризовать как осознанную нужду человека в сведениях, необходимых для получения недостающих знаний и достаточных для принятия на их основе осознанного решения. Например, граждане могут располагать необходимой информацией о деятельности органов государственного управления, но она может быть недостаточной для того, чтобы принять решение – доверять власти или нет – и предпринять практические шаги – поддерживать политику власти или противодействовать ей.

В этой связи отметим, что одна из самых серьезных коммуникативных проблем, которая существовала в СССР и в известной степени досталась по наследству новой России, – это низкая степень доверия народа к власти. Нет доверия – нет (взаимо)понимания. И наоборот – непонимание рождает недоверие. Своего рода замкнутый порочный круг.

В основе недоверия лежат, главным образом, такие причины.

  • Первая – это проблема оперативного получения достоверной, необходимой и достаточной информации населением и организациями страны о деятельности органов государственной власти, распространяемой как по каналам массовой (традиционные и цифровые СМИ), так и межличностной (непосредственные контакты населения с представителями органов государственного управления различных уровней) коммуникации.
  • Вторая причина – это укоренившийся ложный стереотип административного и коммуникативного господства бюрократического чиновничества над общественностью (народ для власти, а не власть для народа), который породил определенную технологию общения этих двух субъектов и дисгармонию их взаимоотношений.
  • Третья причина – объективные и субъективные технические и финансово-административные ограничения со стороны власти, а иногда и запреты на получение и распространение той или иной информации со стороны отдельных чиновников. Для демократического развития России это – тупиковый путь.
  • В-четвертых. Еще один компонент определения - информационное общество. Информационное общество можно рассматривать как новый (постиндустриальный) этап развития цивилизации, в которой главными продуктами производства и потребления выступают информация и знания.

Пример из практики. Информационное общество. Емкое понимание информационного общества дал И. Н. Курносов в докладе на парламентских слушаниях 10 июня 1997 г. "Информационное общество: планы и программы зарубежных стран". Из доклада следует, что информационное общество – это общество, в котором "учебные заведения и преподаватели становятся доступными всем студентам, вне зависимости от географических условий, расстояния, ресурсов и трудоспособности; огромный потенциал искусства, литературы и науки становится доступен не только в библиотеках и музеях; медицинские и социальные услуги становятся доступными в интерактивном режиме; создается возможность полноценно работать через электронные магистрали; небольшие фирмы могут получать заказы со всего мира электронным образом; каждый может смотреть последние фильмы, обращаться в банк, магазин из своего дома, получать государственную информацию прямо или через местные библиотеки, легко вступать в контакты с государственными служащими; государственные, деловые структуры могут обмениваться информацией электронным путем, снижая объем документального оборота и улучшая качество услуг"[5].

С нашей профессиональной точки зрения структурные компоненты информационного общества можно было бы выразить следующей формулой:

Более подробно об информационном обществе как составной части Концепции речь пойдет ниже.

  • [1] URL: ssti.ru/kpi/informatika/Content/biblio/bl/informman/gl_l_l.htm (дата обращения: 12.03.2013).
  • [2] URL: tolkslovar.ru/k8601.html (дата обращения: 15.03.2013).
  • [3] Концепция государственной информационной политики Российской Федерации. URL: nbuv.gov.ua/law/98ru-gip.html (дата обращения: 15.04.2013).
  • [4] Информационная политика / под общ. ред. В. Д. Попова. С. 38.
  • [5] Мелюхин И. С. Информационное общество: истоки, проблемы, тенденции развития. М., 1999. С. 17.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>