Карл Маркс: метод восхождения от абстрактного к конкретному

Карл Маркс – далеко не рядовая фигура в области методологии экономики. Но даже если бы он был заурядным автором, то следовало обратиться к его творчеству. Надо помнить о том, что старшее поколение отечественных экономистов воспитано на трудах К. Маркса. Среднее же поколение уже плохо знает К. Маркса. Но опытный исследователь без труда обнаружит в работах его представителей явные следы марксизма. И только молодые авторы уже не испытывают на себе давления марксистского прошлого отечественной экономики. Основные методологические выводы К. Маркса относятся к 1850–1860-м гг., т.е. их возраст около полутора веков.

Для начала приведем четыре вывода К. Маркса, которые в методологическом смысле представляются наиболее актуальными в его творчестве.

Теоретическая разработка. Четыре методологических вывода К. Маркса

  • 1. "При анализе экономических форм нельзя пользоваться ни микроскопом, ни химическими реактивами. То и другое должна заменить сила абстракции"[1].
  • 2. "Правильным в научном отношении" является метод восхождения от абстрактного к конкретному"[2].
  • 3. "Труд есть все"[3]. "Все, что не является результатом человеческой деятельности, результатом труда, есть природа и в качестве таковой не является социальным богатством"[4].
  • 4. "Двойственная природа содержащегося в товаре труда впервые критически доказана мною <...> Этот пункт является отправным пунктом, от которого зависит понимание политической экономии"[5].

Вы наверняка знаете, что Маркс, будучи профессиональным философом, первоначально ориентировался на систему диалектических категорий Георга Гегеля. Стремясь понять существо общественного развития, он использует термин "восхождение". Недостаточно знать законы. Необходимо еще и уразуметь их изменчивость. Гегель, как неоднократно подчеркивал Маркс, угадал диалектические категории. Он же стремился их вывести посредством анализа действительности. В связи с этим он возлагал основные надежды на абстрагирование. В результате Маркс настаивал на восхождении, которое начинается с абстрактного. Но естественно поставить вопрос о происхождении концепта абстрагирования. Он теснее всего связан с именем Джона Локка, английского философа XVII в. Дж. Локк считал, что сложные идеи (читай: понятия) получают за счет абстрагирования от специфических черт изучаемых явлений. Понятие "человек вообще" выражает то общее, что присуще всем людям. В этом же ключе рассуждал и Маркс. Центральное место в его теоретической системе занимает концепт абстрактного труда, который является тем общим, что характерно для различных видов конкретного труда.

На наш взгляд, при характеристике философии экономики Маркса его приверженность методу абстракций имеет решающее значение. Обычно подчеркивается, что Маркс, являясь диалектическим материалистом, выступал за преобразование буржуазного общества в социалистическое. Все это верно, но необходимо также понимать, что любые воззрения приобретают должный концептуальный вес лишь в случае, если они обосновываются посредством определенного метода. В теории нет ничего более весомого, чем метод обоснования, реализуемый исследователем. А у Маркса этим методом выступает абстрагирование. В результате он оказывается в непосредственной близости к британскому эмпиризму, предтече позитивизма Милля. Разумеется, в интерпретации Маркса метод абстрагирования выглядит по-новому, тем не менее, это все тот же метод абстрагирования.

Теоретическая разработка.

Три этапа абстрагирования, по Марксу

Что именно представляет собой абстрагирование? Во-первых, мысленное расчленение целого на его части, сопровождающееся известным обособлением каждой из них. Во-вторых, вычленение среди фрагментов системы самой элементарной ее части, причем такой, которая олицетворяет собой своеобразие системы. У Маркса это означает, что абстрагирование заканчивается на стоимости товаров. Но у абстракции есть еще одна граница. "Клеточка" системы должна позволять воспроизводить все ее богатство. Допустим, вы настолько увлеклись абстракцией, что дошли до менового отношения товаров в том его виде, в котором оно существовало на заре писанной истории человечества, например во времена царя Хаммурапи. Начиная с этого менового отношения, невозможно воспроизвести капиталистические отношения в их развитом виде. Следовательно, абстрагирование проведено неправильно. Абстрагирование, это, в-третьих, должно обеспечить подлинную, а не мнимую предпосылку успешного восхождения от абстрактного к богатству конкретного к).

По Марксу, абстрактное не автономно, оно является элементом восхождения ак. В методологическом отношении этот момент является решающим. Имея это в виду, можно с энтузиазмом отнестись к "силе абстракции". Впрочем, она оказывается не только "силой абстракции", но и, выразимся так, силой конкретизации. Строго говоря, речь идет о силе диалектического разума. "Вещи в своем проявлении, – отмечал Маркс, – часто представляются в извращенном виде"[6]. Научное исследование должно пробиться от обманчивой видимости вещей к их подлинной сущности. И именно она как раз и является последней инстанцией диалектической абстрагирующей силы разума.

Исторический характер абстрактного вынудил Маркса определиться относительно его различных последовательных ступеней. В связи с этим появился его знаменитый афоризм: "Анатомия человека – ключ к анатомии обезьяны". Он имел в виду, что "буржуазная экономика дает нам, таким образом, ключ к античной и т.д."[7]. "Так называемое историческое развитие покоится на том, что последняя по времени форма рассматривает предыдущие формы как ступени к самой себе и всегда понимает их односторонне, ибо лишь весьма редко и только при совершенно определенных условиях она бывает способна к самокритике..."[8] Самокритика открывает путь к пониманию менее развитого на базе более развитого. Но следует учитывать, что Маркс рассматривал соотношение не теорий, а лишь соответствующих им форм наличного бытия[9]. Какой бы своеобразной ни была теория, считал он, она всего лишь копирует действительность, утонченность теории повторяет изощренность общественного бытия. Копирование представляет собой сложнейший диалектический процесс, но, тем не менее, оно остается копированием.

Критика теории абстракции К. Маркса

Сам Маркс отмечал, что, "за исключением раздела о форме стоимости, эта книга ("Капитал". –В. К.) не представляет трудностей для понимания"[10]. Итак, сумел ли Маркс успешно распорядиться методом абстракций? Пожалуй, не сумел. Действительно, присмотримся более внимательно к его методу познания. В качестве материалиста он берет экономические отношения как нечто данное. Таковы, например, разновидности конкретного труда и потребительной стоимости. Затем он образует абстракции, в результате на свет извлекаются абстрактный труд и стоимость. После этого утверждается, что налицо противоречия "потребительная стоимость – стоимость" и "конкретный труд – абстрактный труд". Дальше реализуется диалектика противоречий. Маркс был убежден, что он, в отличие от Гегеля, не постулировал, а вывел противоречия. В действительности же он просто-напросто ошибался, причем довольно грубо. Абстракции не творят новую реальность. Представьте себе тело некоторых размеров. Абстрагируясь от этих размеров, можно утверждать наличие точки. Но разве правомерно утверждать, что существует противоречие между телом и точкой? Дальнейшие комментарии излишни. Экономисты давно уже отказались от концепта абстрактного труда.

Дж. С. Милль понимал научный метод как переход "индукция → дедукция". У него отсутствовали абдукция и аддукция. Но в принципе он правильно ухватывал суть концептуальной трансдукции. В отличие от него К. Маркс отошел от правильного научного метода, каковым является не восхождение от абстрактного к конкретному, а концептуальная трансдукция, далеко в сторону. Утверждается наличие диалектических противоречий, каковых на самом деле нет. По Марксу, двойственен труд, двойственно его рабочее время, двойственна стоимость, вызываемая к жизни этим трудом.

Он не понимал, что все экономические концепты являются ценностями. По сути, подобно позитивистам Маркс отрицал ценности. На их место ставился абстрактный феномен, а именно абстрактный труд. Изобретение этого иллюзорного феномена явилось катастрофической ошибкой К. Маркса, следствием некритического принятия гегелевсого восхождения от абстрактного к конкретному[11].

Метод восхождения от абстрактного к конкретному неоднократно рассматривался в работах советских философов и экономистов. Все они его превозносили, искренне полагая, что он представляет собой вершину методологии науки. Истоки этой эпидемической ошибки заключались не, как можно подумать, в марксистско-ленинской идеологии, а в недостаточном понимании существа научного метода.

Выводы

  • 1. К. Маркс некритически перенял от Г. Гегеля метод восхождения от абстрактного к конкретному, который не является подлинным научным методом.
  • 2. Доверившись методу абстракций, он изобрел иллюзорный феномен абстрактного труда. Именно его он ошибочно считал субстанцией экономических явлений.
  • 3. Несомненной заслугой Маркса является акцент на процессах развития. Но обеспечить этот акцент методологическим обоснованием ему не удалось.
  • 4. По многим своим установкам К. Маркс примыкает к позитивизму, в частности, подобно позитивистам он отрицает научное постижение ценностей[12].

  • [1] Маркс К. Капитал. Критика политической экономии // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Т. 23. М.: Государственное издательство политической литературы, 1960. С. 6.
  • [2] См.: Маркс К. Экономические рукописи 1857–1861 гг. М.: Издательство политической литературы, 1980. С. 38.
  • [3] Маркс К. Теории прибавочной стоимости // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Т. 26. Ч. ІII. М.: Государственное издательство политической литературы, 1963. С. 269.
  • [4] Там же. С. 446.
  • [5] Маркс К. Капитал. Критика политической экономии. С. 50.
  • [6] Маркс К. Капитал. Критика политической экономии. С. 547.
  • [7] Маркс К. Экономические рукописи 1857–1861 гг. С. 43.
  • [8] Там же.
  • [9] См.: Там же. С. 44.
  • [10] Маркс К. Капитал. Критика политической экономии. С. 6.
  • [11] Мы много лет изучали творчество К. Маркса детальнейшим образом. Знаем, что он избегал слепого следования диалектическим шаблонам Гегеля. Ему казалось, что он выводит диалектические фигуры из практической деятельности людей. И тем не менее, он не сумел избежать далекого от подлинной науки диалектического соблазна в виде восхождения от абстрактного к конкретному.
  • [12] На наш взгляд, К. Маркс должен быть признан диалектическим позитивистом.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >