Полная версия

Главная arrow Философия arrow История, философия и методология социальных наук

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

4.11. Основные политологические направления

Применительно к любой социальной науке можно выделить ряд направлений, каждое из которых существует в нескольких модификациях. Этот вывод относится и к политологии. Единой классификации политологических направлений не существует. Тем не менее, есть такие направления, которые в современной литературе упоминаются наиболее часто. Именно к ним и обратимся ниже. Для удобства читателя пронумеруем их.

1. Позитивизм. Его основателем является французский социолог О. Конт. Если же иметь в виду развитие политологии, то наиболее значимой позитивистской фигурой является Джеймс Стюарт Милль. Позитивисты полагают, что знание добывается в эксперименте посредством индукции, оно объективно, представлено универсальными законами и позволяет предсказывать будущие события. Ценности отвергаются в силу их субъективного характера, доминирует следующая схема: много объектов – мало переменных. Структура объектов не учитывается. Научный метод признается одним и тем же для всех наук.

В политологии XX столетия позитивизм в наибольшей степени был характерен для представителей Чикагской школы, в частности Ч. Мерриама и Г. Лассуэла. Они широко использовали интернаучные связи политологии с другими науками, но всем им предъявлялись одинаковые научные критерии, а они в основном были позитивистскими.

Следует отметить, что нет такой политологической теории, изложение которой можно было бы провести в позитивистском ключе последовательно. К этому следует добавить, что в наши дни трудно найти автора, который в открытую объявил бы себя позитивистом. Но это совсем не означает, что позитивизм окончательно преодолен. Достаточно обратиться к полисметрике, чтобы убедиться в позитивистском настрое значительной части ее приверженцев (параграф 4.9).

  • 2. Бихевиоризм. Это направление стало в США закономерным продолжением позитивистских усилий. Многие установки позитивизма и бихевиоризма совпадают. Самое главное различие между ними состоит в способе представления политической реальности. В позитивизме оно является объектным, в бихевиоризме – поведенческим. Бихевиористская революция пришла в политологию из психологии. Непосредственно в политологии ее влияние было наибольшим в 1950–1960-х гг.[1] Виднейшим представителем политологического бихевиоризма был немецко-американский политолог X. Ойлау. Бихевиористы вслед за ортодоксальными позитивистами стремились покончить с умозрительными построениями, основанными на непроверяемых предпосылках ценностного свойства. Используемое ими поведенческое представление политологической теории вроде бы избавляло их от обвинений в отсутствии учета специфики политических событий. Центральное значение придавалось не политическим институтам и организационным схемам, а поведению отдельных личностей и их малых групп.
  • 3. Критический рационализм. Автор решил упомянуть указанное философское направление из уважения к его основателю К. Попперу. Фигура этого мыслителя далеко не безразлична для политологии. Он прославился по крайней мере в двух отношениях – во-первых, защитой рациональности; во-вторых, при такой историцизма, особенно марксистского толка. При всей актуальности этих новаций вряд ли правомерно считать, что они привели к образованию новых политологических направлений. Наибольшие претензии К. Поппера были связаны с его критикой позитивизма, особенно неопозитивизма Р. Карнапа и X. Рейхенбаха. Но резкая критика Поппером индукции как якобы ненаучного метода современными политологами, по сути, отвергнута. Это, пожалуй, самое главное основание непризнания политологами критического рационализма в качестве особого политологического направления[2].
  • 4. Марксизм. В 1950–1970-е гг. бихевиоризм был главным политологическим направлением, но он имел достаточно сильных соперников в лице марксизма и экзистенциализма. Характеризуя марксизм, необходимо хотя бы кратко упомянуть его главнейшие организационные формы и указать его концептуальных лидеров. Это Первый интернационал (1864–1876), основанный и распущенный самим К. Марксом и его сподвижником Ф. Энгельсом; Второй интернационал (1889–1917), лидером которого был К. Каутский; Третий интернационал (1919–1943), первоначально возглавлявшийся В. И. Лениным; ставшее его преемником Информационное бюро коммунистических и рабочих партий (1947–1956), курировавшееся вплоть до его кончины И. В. Сталиным. При желании можно было бы рассмотреть развитие марксизма соответственно в работах К. Маркса, Ф. Энгельса, К. Каутского, В. И. Ленина и И. В. Сталина. Деятельность этих авторов была тесно связана с упомянутыми выше организационными формами. В теоретическом отношении их оппонентами в рамках марксизма были Э. Бернштейн, М. Адлер, Д. Лукаш, К. Корш, Р. Гароди, Л. Альтюссер, А. Грамши[3]. Ключевыми темами марксизма как политологического направления всегда были вопросы материалистического понимания истории, диалектики, соотношения базиса и надстройки, классовой борьбы, социалистической революции, достижения социальной справедливости, вторичности идеологии. Разумеется, проблемный ряд марксистских и неомарксиских теорий очень внушителен, в нем много неоднородностей. Но для всех их характерна известная общность обсуждаемых тем. А это явно признак определенности некоторого политологического направления, в данном случае – марксизма.
  • 5. Экзистенциализм. Истоки экзистенциализма восходят к именам двух выдающихся немецких философов М. Хайдеггера и К. Ясперса. По определению, экзистенциализм ставит во главу угла вопрос о существовании человека. Оба классика считали, что оно выразимо не понятиями, а экзистенциалами, под которыми понимались некоторые установки на реализацию подлинности и полноты жизни. Для Хайдеггера главный экзистенциал состоял в осторожном прокладывании собственного пути во враждебном человеку мире. Ясперс отдавал предпочтение ответственности за свободу.

И Хайдеггер, и Ясперс в профессиональном отношении не были политологами. Ясно, что их усилиями экзистенциализм не мог стать политологическим направлением. Но в их окружении был человек, который прославился именно на политологическом поприще. Это Хана Арендт – основоположник теории тоталитаризма[4]. Она слыла прекрасным знатоком теорий Хайдеггера и Ясперса и к тому же сама была незаурядным философом. Могла ли X. Арендт стать основателем полноценного научного политологического направления? Нет, не могла. И прежде всего потому, что подобно Хайдеггеру и Ясперсу руководствовалась не обязательными для любой науки, в том числе политологии, концептами принципа, закона и переменной, а экзистенциалами. Будучи энергичным пропагандистом свободного политического поступка[5], актуальность которого невозможно заглушить каким-либо тоталитаризмом, она выступала по преимуществу не с политологических, а с философско-этических позиций.

Таким образом, экзистенциализм, несмотря на "вторжение" его представителей[6] в область политики, не стал полноправным политологическим направлением.

6. Аналитический контрактуализм (или контрактарионизм). Основная заслуга в становлении этого политологического направления принадлежит Джону Ролзу, автору "Теории справедливости", которая с момента своего появления в 1971 г. как раз и является манифестом современного контрактуализма. Теория общественного контракта (договора) была развита далекими предшественниками современных политологов Т. Гоббсом, Дж. Локком и Ж.-Ж. Руссо. При ее оценке следует иметь в виду, что сложный процесс становления политологии в качестве науки сопровождался включением в ее состав лишь таких концепций, которые гармонизировали с ее статусом. Вполне правомерно отметались различные умозрительные построения. В их число попала и концепция общественного договора, которая уже в силу одного этого обстоятельства не могла считаться политологическим направлением. Дж. Ролз оказался тем человеком, который придал теории общественного договора статус именно направления. Многие вчерашние бихевиористы, пропагандировавшие высокие образцы научности, безбоязненно переходили на позиции контрактуализма.

Ролз должен был продемонстрировать свою научную состоятельность, в противном случае американские политологи отвергли бы его построения. В этой связи он обращается к принципам политологической теории[7], предусматривая проверку их актуальности на практике[8]. Умозрительные моральные построения, в том числе и утилитаристского толка, отвергаются. Главное новшество Ролза состояло в том, что он показал уместность использования принципов в политологической теории. Политологи не только должны, но и обязаны руководствоваться принципами. На этот счет появилось множество предложений[9], которые как раз и свидетельствуют об актуальности контрактуализма в качестве политологического направления.

В противостоянии с теорией Ролза наиболее значимыми оказались три других направления, а именно либерализм, критическая герменевтика и коммунитаризм.

  • 7. Либерализм. Это политологическое направление, очевидно, не нуждается в рекомендации. Его установки рассматривались в параграфе 4.7.
  • 8. Критическая герменевтика (или теория коммуникативного разума). Она развита немецким философом Юргеном Хабермасом. Он также является контрактуалистом. Но пути достижения общественного договора он понимает существенно иначе, чем Ролз[10]. Ю. Хабермас является наследником двух линий развития. С одной стороны, это Франкфуртская школа социологии, лидерами которой первоначально были М. Хоркхаймер и Т. Адорно. Стартуя от марксизма, они стремились создать такую концепцию, названную М. Хоркхаймером критической теорией, которая бы исключала всякую идеологию и, следовательно, инструментальный разум, неспособный противостоять сильным мира сего. С другой стороны, Ю. Хабермас продолжил герменевтическую линию, основание которой заложил М. Хайдеггер, а в достаточно развитом виде представил Х.-Г. Гадамер. Речь идет о герменевтике общего дела, достижении согласия в диалоге. По мнению Ю. Хабермаса, и эта герменевтика не обладает достаточным критическим потенциалом. На пересечении двух трендов развития как раз и оказалась критическая герменевтика, созданная Ю. Хабермасом в известном союзе с К.-О. Апелем. Впрочем, его соратник, оставаясь в пределах академической философии, никогда не претендовал на политологические лавры.

Ю. Хабермас понимает выработку согласия как зрелый диалог, который ведется в форме речевых актов с соблюдением всех правил логики и в котором центральное место занимает оперирование ценностями, всесторонняя их оценка и, в конечном счете, выработка ответственности. Речь идет об этике ответственности. Аналитический контрактуализм Ролза ведет свою родословную от позитивизма и бихевиоризма. Критическая герменевтика Хабермаса идет от марксизма и герменевтики. Эти две линии сблизились, ибо критическая герменевтика вполне может быть названа герменевтическим контрактуализмом. Тем не менее, они далеки от слияния друг с другом. Герменевтический контрактуализм отличается своей нацеленностью на критику существующих порядков, всемерный учет исторических факторов и ценностную проблематику. Всего этого нет в аналитическом контрактуализме.

9. Коммунитаризм (от лат. communitas – общество). В качестве политологического движения коммунитаризм окреп в противостоянии как с аналитическим контрактуализмом, так и с либерализмом. Философские установки этого направления нашли свое выражение в работах Э. Маккинтайра[11], М. Сандела[12], Ч. Тейлора[13] и М. Волцера[14].

Коммунитаристы обвинили своих оппонентов в отсутствии учета социально-культурного контекста, что подчас чревато даже моральным цинизмом. Они выступили против абсолютизации атомарного подхода, что приводит к безудержному релятивизму в либерализме. Критике подверглась также претензия на универсальность в аналитическом контрактуализме. Атомарному подходу и универсализму был противопоставлен партикуляризм (от лат. particularis – частичный). Приведенные в этом абзаце аргументы, равно как и многие другие, с указанием соответствующих первоисточников содержательно рассмотрены в обзорной статье Д. Бэлла[15].

10. Постструктурализм. Во второй половине XX столетия на философском небосклоне ярко разгорелась звезда постструктурализма[16], зажженная М. Фуко, Ж. Деррида и Ж.-Ф. Лиотаром. Началось энергичное проникновение предложенных ими способов философствования, отличающихся своим акцентом на языковые конструкции и плюрализм, во все социальные науки, в частности в политологию[17]. По авторитетному мнению Ай. М. Янг, "наиболее важным следствием постмодернистской критики унифицирующего мышления является переосмысление концепции демократического плюрализма"[18]. Следует отдать должное постструктуралистам: в полемике с критическими герменевтами и аналитически настроенными политологами они сумели завоевать авторитет, достаточный для причисления их к особому политологическому направлению.

Выводы

  • 1. В политологии выделяются политологические направления, представляющие собой совокупность теорий с родственными концептуальными установками.
  • 2. Обилие политологических направлений свидетельствует о плюрализме политологии.
  • 3. Ощущается острая потребность в осмыслении политологического плюрализма.

  • [1] Essays on the Behavioral Study of Politics / ed. by Ranney A. Urbana: University of Illinois Press, 1962.
  • [2] Европейские авторы, например представители Франкфуртской социологической школы, склонны самого К. Поппера относить к позитивизму. Это, конечно, явное преувеличение.
  • [3] См.: Реале Дж., Антисери Д. Западная философия от истоков до наших дней. Т. 4. От романтизма до наших дней. СПб.: Петрополис, 1997. С. 527– 558.
  • [4] См.: Арендт X. Истоки тоталитаризма. М.: ЦентрКом, 1996.
  • [5] См.: Арендт X. Vita activa, или о деятельной жизни. СПб.: Алетейя, 2000.
  • [6] Это замечание относится не только к X. Арендт, но и к знаменитому французскому экзистенциалисту Ж.-П. Сартру, безуспешно пытавшемуся объединить в единое целое экзистенциализм и марксизм.
  • [7] См.: Ролз Дж. Теория справедливости. Новосибирск: Издательство Новосибирского университета, 1995. С. 405–417.
  • [8] Успеху контрактуализма в значительной степени способствовала теория рационального выбора.
  • [9] См.: Gauthier D. Morals by Agreement. Oxford: Oxford University Press, 1986; Pettit Ph. Republicanism: A Theory of Freedom and Government. N. Y.; Oxford: Clarendon Press, 1997.
  • [10] См.: Хабермас Ю. Примирение через публичное употреблении разума. Замечания о политическом либерализме Джона Роулса // Вопросы философии. 1994. № 10. С. 53–67.
  • [11] См.: MacIntyre A. After Virtue. Notre-Dame: University of Notre Dame Press, 1981.
  • [12] См.: Sandel M. Liberalism and Limits of Justice. Cambridge: Cambridge University Press, 1982.
  • [13] См.: Taylor C. Sources of the Self: The Making of the Modern Identity. Cambridge: Cambridge University Press, 1989.
  • [14] Cm.: WalzerM. Spheres of Justice. Oxford: Blackwell, 1983.
  • [15] См.: Bell D. Communitarianism // The Stanford Encyclopedia of Philosophy. URL: plato.stanford.edu/archives/spr2012/entries/communitarianism/.
  • [16] В политологической литературе постструктурализм обычно фигурирует под именем "постмодернизм".
  • [17] См.: White S. Political Theory and Postmodernism. Cambridge: Cambridge University Press, 1991; Shapiro M. J. Reading the Postmodern Polity: Political Theory As Textual Practice. St. Paul: University of Minnesota Press, 1992; Connolly W. E. Pluralism. Political philosophy. Durham: Duke University Press, 2005.
  • [18] Янг Ай. M. Политическая теория: общие проблемы // Политическая наука: новые направления. М., 1999. С. 465.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>