Полная версия

Главная arrow Философия arrow История, философия и методология социальных наук

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

5.2. Права людей и объект юриспруденции

При анализе любой научной теории в первую необходимо определиться относительно элементарных концептов (переменных), которые входят в формулировки законов и принципов. При формулировке физических законов вводят представление о массах, импульсах, пространственных и временных характеристиках. Все они присущи физическим объектам. Юридическими объектами являются люди, которые совершают некоторые поступки. Их признаками являются права.

Л. Венар определяет права в качестве полномочий (англ. entitlements) людей совершать или не совершать некоторые действия, а также находиться или не находиться в некоторых состояниях[1]. Это определение можно несколько упростить, приняв во внимание, что не только совершение действия, но и его неосуществление также является поступком. Права – это полномочия людей по совершению некоторых поступков или нахождение в некоторых состояниях. Возникает еще один резонный вопрос: "Имеет ли смысл указывать не только поступки, но и состояние?" Строго говоря, нет необходимости указывать в определении прав на состояние. Состояние всегда присуще поступкам, в их отсутствие оно просто-напросто недействительно. Часто рассуждают согласно такой схеме: субъекты Si, находясь в состоянии Р, совершают поступки Аk. В итоге создается впечатление, что субъекты могут находиться в состоянии, в котором они не совершают каких-либо поступков. Но правовое состояние вне совершения поступков вообще недействительно. Правильно утверждать, что субъекты Si, обладая состоянием Рj при поступкэх Аl, совершэют новые поступки Аk.

Определение понятия

Итак, права – это полномочия людей на совершение некоторых поступков.

Эти полномочия должны быть установлены определенными инстанциями, с которыми субъект находится в отношении ответственности. Но и сами эти инстанции, например парламент, утверждающие некоторые законы, являются правовыми субъектами, т.е. смысл их действий определяется некоторыми теориями. Заметим, что пока нет необходимости в специальном анализе отношений ответственности, ибо наше внимание направлено исключительно на простейшие концепты юриспруденции, а ими являются права.

Часто говорят, что наряду с правами существуют еще и свободы. В таком случае наступает дуализм, который вносит известную дисгармонию в основания юридической теории. Но в нем нет какой-либо необходимости. Действительно, свободы, например свобода вероисповедания, это определенные права, прописанные, например, в конституциях многих государств. Свободы можно сопоставлять с другими правами, но ошибочно их противопоставлять правам.

Что касается классификации прав, то, пожалуй, более других в этом деле преуспел американец У. Хофелд[2].

Теоретическая разработка

Четыре типа прав, по У. Хофелду.

  • 1. Привилегии (свободы).
  • 2. Требования (притязания).
  • 3. Властные полномочия.
  • 4. Неприкосновенность.

Привилегия состоит в том, что субъект может совершать или же не совершать некоторые действия. Например, свобода вероисповедания является привилегией. Притязания заключаются в том, что субъект обоснованно может потребовать совершения определенных поступков другим субъектом постольку, поскольку он имеет перед ним определенные обязательства. Служащий требует оплаты своего труда, ибо согласно трудовому договору наниматель взял на себя соответствующие обязательства. Притязания всегда находятся в корреляции с обязанностями. Обязанности служащего определяются трудовым договором, в соответствии с которым наниматель вправе выдвинуть некоторые требования.

Властными правами обладает тот, кто уполномочен изменять и отменять уже существующие привилегии и требования и вводить новые. Если же субъект В не обладает властными полномочиями по отношению к субъекту С, то последний обладает особыми правами, иммунитетом, или неприкосновенностью.

Нетрудно видеть, что все права являются отношениями между людьми. Так, привилегиям соответствует отсутствие претензий со стороны кого-либо, претензии же находятся в корреляции с обязанностями. Существенно также, что все четыре типа рассмотренных правоотношений являются элементарными по своему существу. Каждый из них не разложим на части. Его невозможно определить посредством ссылки на эти части или же на какие-то другие концепты. Смысл элементарных прав можно пояснить, например, выражая их связь друг с другом, но его не определить через нечто другое. Привилегии, требования, властные права и иммунитеты столь же элементарны в юриспруденции, как, например, массы в физике или стоимости в экономике. Что же касается сложных прав, то все они определяются посредством элементарных прав. Так, например, право собственности на недвижимость означает, что собственник свободен в распоряжении этой недвижимостью, обладает властными полномочиями по отрицанию притязаний на нее других людей и иммунитетом относительно них.

Элементарные права занимают видное место в концептуальной системе Г. Харта[3]. Он начинает анализ юриспруденции именно с них. Элементарные права выступают у него в качестве основополагающих фактов. При этом он делит права на первичные и вторичные. К первичным правам Харт относит привилегии и требования, к вторичным – властные полномочия и иммунитеты по их трансформации. Разумеется, возникает вопрос о правомерности такого разделения.

Выше уже отмечалось, что все четыре элементарных права не могут быть определены относительно друг друга. Но если утверждается, что есть первичное и вторичное, то второе должно определяться посредством первого. Но для этого нет должных оснований. В силу этого выделение среди элементарных прав первичных и вторичных полномочий несостоятельно. Тем не менее остается в силе положение, что именно элементарные права являются элементами, т.е. неделимыми частями юриспруденции.

Рассматривая права, непременно следует также обсуждать тему правонарушений и санкций, являющихся реакцией на указанные нарушения. На наш взгляд, нет никаких оснований считать правонарушения и санкции чем-то иным, чем разновидностью элементарных прав. Действительно, они фигурируют в качестве концептов юридической теории, на элементарном уровне которой нет ничего такого, что не было бы правами юридического субъекта. Но определить правонарушения и санкции посредством указаний на ранее рассмотренные элементарные права невозможно. Следовательно, правонарушения и санкции должны быть отнесены к числу элементарных прав.

Против этого выступают исследователи, определяющие элементарные права посредством этических категорий. В этой связи их особый протест вызывает зачисление правонарушений в число прав человека. Но этические категории не должны вводиться в произвольной манере, без их юридического обоснования. Нет никаких оснований обращаться к ним уже на стадии введения представлений об элементарных правах. Статус этики является метанаучным. В оправданном виде этические концепты появляются лишь в конце метанаучного анализа юриспруденции.

Необходимое разъяснение. Расширение списка элементарных прав

Итак, к числу элементарных прав должны быть причислены не только привилегии, требования, властные полномочия и иммунитеты, но также правонарушения и санкции.

С элементарными концептами имеют дело в любой теории. Впрочем, существенно, что концептуальная трансдукция начинается не с элементарных концептов, а с принципов. Их природа исчерпывающим образом раскрывается посредством полновесной трансдукции, т.е. в процессе завершения ее спиралевидного цикла. Нет никаких оснований считать, что в юриспруденции дела обстоят по-другому. Имея это в виду, рассмотрим часто предпринимающиеся попытки обоснования необходимости элементарных, а вслед за ними и сложных прав. Речь идет о теориях желаний и интересов.

Согласно теории желаний, права дают возможность субъекту волевым образом управлять поведением других людей. Сторонники теории интересов не признают теорию желаний. Они полагают, что права являются теми инструментами, которые необходимы людям для достижения ими целей, улучшающих их жизнь.

По мнению Л. Венара, обе теории, имеющие многочисленных сторонников из числа выдающихся юристов, встречаются с существенными трудностями[4]. Вопреки позиции сторонников теории желаний, есть такие права, которые ориентированы на сохранение собственного благополучия, а не на регуляцию поведения других людей. Так, например, право не подвергаться пыткам призвано обеспечить благополучие индивида, а не контроль поведения других людей. Вопреки позиции сторонников теории интересов, есть интересы, не сопровождаемые какими-либо правами, и есть права, сводящиеся не к интересам, а, например, к обязанностям. Наверное, читателю не составит труда привести примеры. К сожалению, Л. Венар, отрицая как теорию желаний, так и теорию интересов, оставляет без ответа вопрос о возможности емкой альтернативы по отношению к ним обеим. Если она возможна, то какова она?

На наш взгляд, желание охарактеризовать некоторые юридические концепты предполагает вхождение в соответствующую теорию и детальное освоение в ней. Лишь после этого открывается возможность сформулировать содержательные выводы. В качестве юридического существа человек вовлечен в сложную сеть правовых отношений, смыслы которых он воспроизводит посредством теории, т.е. юриспруденции. Природа прав становится ему понятной не иначе, как в процессе осуществления концептуальной трансдукции. Состоятельно ли заменять ее ссылками на желания по контролю поведения других людей и на собственные интересы человека? Конечно же, нет. Разумеется, можно поставить вопрос о природе юридических интересов и желаний субъекта. Но это будут именно юридические интересы и желания, а не интересы и желания вообще.

Юридические интересы и желания сами нуждаются в истолковании. Это обстоятельство явно недооценивается сторонниками двух рассматриваемых теорий. Полагаем, что они не демонстрируют должную метанаучную основательность.

Теоретическая разработка

Теоретический характер прав. Природа прав объясняется их местом в составе юридической трансдукции.

В частности, существенно, что элементарным правам не может быть дано какое-либо определение посредством их сведения к более элементарным, чем они сами, отношениям. Возможно, читатель не удовлетворен объяснением природы прав. Не исключено, что он надеется на предельно лаконичное и вместе с тем полное объяснение необходимости обращаться к институту прав. Но содержание юриспруденции не может быть сведено к одному или даже к нескольким предложениям. Уступая любителям лаконичных объяснений, отметим, что в кратчайшем виде природа прав определяется в первую очередь принципами юридической науки.

Определение понятия

О природе прав. Права – это наиболее элементарные концепты в процессе обеспечения максимизации той ожидаемой полезности, с которой имеет дело данная теория.

Так, права предпринимателя изобретаются такими, чтобы он мог достичь успеха в максимизации, например, нормы прибыли или же объема продаж. Какую именно полезность максимизирует предприниматель, решает он сам. Процесс максимизации ожидаемой полезности сопровождается определенными интересами и желаниями, но и их смысл обуславливается направленностью указанного процесса.

Выводы

  • 1. Самыми элементарными концептами юриспруденции являются права, а именно привилегии, требования, властные полномочия, иммунитеты, правонарушения и санкции.
  • 2. Права входят в формулировки юридических законов и принципов. Их смысл как раз и определяется ими.
  • 3. Права, юридические законы и принципы – это основные концепты юриспруденции как науки.
  • 4. Объектом юриспруденции являются люди. Права, законы и принципы являются их признаками.

  • [1] См.: Wenar L. Rights. URL: plato.stanford.edu/entries/rights/. Р. 1.
  • [2] См.: Hohfeld W. S. Fundamental Legal Conceptions as Applied in Judicial Reasoning / ed. by W. Cook. New Haven: Yale University Press, 1919.
  • [3] См.: Hart Н. L. A. The Concept of Law. Oxford: Oxford University Press, 1994.
  • [4] См.: Wenar L. Rights. URL: plato.stanford.edu/entries/rights/. Р. 10.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>