Полная версия

Главная arrow Философия arrow История, философия и методология социальных наук

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

5.7. Герменевтика как стиль философствования

В современной юриспруденции господствует аналитическое направление. Его достойным соперником является герменевтическое направление, среди поклонников которого особенно много немецких авторов. Обеспечивая философскую базу для характеристики герменевтической юриспруденции, придется дать подробную соответствующую философскую справку.

Первоначально, начиная с Античности, герменевтика[1] понималась как искусство истолкования посланий богов. В Средние века значительного развития достигла теологическая герменевтика. Теперь герменевтика стала пониматься как искусство истолкования текстов. Средневековая теологическая герменевтика, следуя Августину, все существующее рассматривала как символ божественного. Это наталкивало на мысль о герменевтическом смысле не только текстов, но и вещей. В результате открывались подступы к универсальной герменевтике. В Новое время герменевтика постепенно освобождалась от преимущественной ориентации на теологию, все большее внимание уделялось филологии, истории и юриспруденции.

Значительной вехой в развитии философской герменевтики стали исследования Фридриха Шлейермахера, выполненные им в начале XIX в. Созданная им система имела философско-теологический характер. Он рассматривал в единстве философию, теологию и науку. Сам он считал своим главным достижением придание возвышенного смысла филологии[2]. Существенно другой разворот придал герменевтике в конце XIX столетия Вильгельм Дильтей. "Большая часть труда моей жизни, – отметил в год своей смерти Дильтей, – была посвящена общезначимой науке, которая должна создать для наук о духе прочное основание и внутреннюю взаимосвязь с целым"[3].

Необходимое разъяснение

В. Дильтей как основатель научной герменевтики. В первую очередь благодаря Дильтею герменевтика стала пониматься не только в качестве философского учения, но и как научный метод гуманитарных дисциплин. В результате возрос авторитет герменевтики в глазах ученых.

Но в начале XX в. выяснилось, что герменевтический метод перегружен субъективно-психологическими моментами. Его освобождение от них состоялось в фундаментальной онтологии Мартина Хайдеггера (1927)[4], который в отличие от Дильтея характеризовал научный метод в снисходительном тоне. К тому же он свел значимость герменевтики исключительно к ее статусу как философского метода, не более того.

Ученик Хайдеггера Г. Ханс-Георг Гадамер "поправил" своего учителя: он восстановил герменевтику в правах философского направления (1960)[5]. Теперь герменевтика стала рассматриваться как теория онтологического понимания. Вслед за Хайдеггером Гадамер противопоставлял герменевтику научному методу, якобы неспособному выявить подлинную суть явлений. К счастью, представители гуманитарных наук, в частности юриспруденции, не поверили Гадамеру. Многие из них, следуя традиции, заложенной Дильтеем, продолжали считать герменевтику научным методом гуманитарных наук. Причем в научном плане все чаще приоритет отдавался не герменевтике сознания Дильтея, а герменевтике бытия Гадамера.

Последняя также не осталась без критики. В рамках Франкфуртской школы, лидерами которой являлись Т. Адорно и М. Хоркхаймер, велись упорные исследования по созданию критической теории, которая понималась в качестве противовеса какой бы то ни было социальной апологетике.

Герменевтика бытия Гадамера считалась недостаточно критической. Наибольший успех в указанном направлении выпал на долю Карл-Отто Апеля и Юргена Хабермаса, авторов теории дискурсивной этики. Ю. Хабермас в отличие от К.-О. Апеля уделяет более пристальное внимание социальным наукам, в том числе и юриспруденции. Ю. Хабермас – автор теории коммуникативного разума[6]. Он предельно внимательно относится к достижениям аналитической философии, многие из которых, в частности учение о речевых актах, он инкорпорирует в свою теорию. Тем не менее, Хабермас критически относится к аналитической философии, то и дело обвиняя ее сторонников в позитивизме. По сути, его теория коммуникативного разума является существенным обновлением герменевтики. Ее вполне допустимо квалифицировать в качестве критической герменевтики.

Подведу итоги краткого очерка развития герменевтики. Магистральная линия развития философской герменевтики в кратчайшем виде выглядит как вектор с четырьмя составляющими:

герменевтика сознания Шлейермахерагерменевтика сознания Дильтея → герменевтика бытия Гадамера → критическая герменевтика Хабермаса.

Тут же, несколько забегая вперед, отметим, что каждая из этих составляющих нашла свое воплощение во вполне определенных юридических концепциях. В этой связи достаточно отчетливо просматривается следующий параллелизм[7].

Теоретическая разработка

Философско-юридический герменевтический параллелизм

герменевтика сознаниятеория фон Савиньи Шлейермахера

герменевтика сознания Дильтеятеория Бетти герменевтика бытия Гадамератеория Кауфмана

критическая герменевтикатеория Алекси Хабермаса

Разумеется, список сторонников герменевтической юриспруденции не исчерпывается приведенными именами. Но именно они знаменуют ее парадигмальные моменты.

Ниже детализируются содержание философской герменевтики, многие положения которой читатель может самостоятельно интерпретировать в область юриспруденции. Совсем не обязательно придерживаясь уже известных канонов.

Герменевтика сознания Шлейермахера –Дильтея[8]. Дильтей считал, что в естествознании достаточно объяснения, в гуманитарных же науках речь должна идти о понимании людей. Чтобы добиться понимания, надо вчувствоваться в сознание людей, учесть историю его изменения и учесть связь целого (культуры) и его частей (сознаний отдельных людей). В значительной степени опираясь на исследования Шлейермахера, Дильтей полагал, что вчуствование в сознание человека позволяет понять его лучше, чем он сам себя понимает. Итак, воззрения Дильтея можно представить следующим образом[9].

  • 1. В осмыслении нуждается целое, а не просто сознание отдельного человека.
  • 2. Но каждое событие, входящее в состав целого, уникально.
  • 3. Основанием понимания должны стать категории жизненного опыта.
  • 4. Другого мы понимаем постольку, поскольку он аналогичен нам.
  • 5. Понимание другого содержит два момента, интерпретацию и вчуствование.
  • 6. Понимание выступает как сопережитое во вчуствовании.
  • 7. В понимании реализуется герменевтический круг: целое понимается на основе элементов, а элементы – на основе целого.
  • 8. Целое – это жизнь, которая образуется посредством опыта людей и их коммуникаций. Духовная жизнь отдельного человека – лишь часть жизни общества в целом.
  • 9. Категории, используемые в науке о духе (значимость, ценность, идеал, цель), – это категории жизни.
  • 10. Науки о духе можно назвать понимающими (имеется в виду, что они не имеют дела с причинно-следственными зависимостями).

Герменевтика бытия Гадамера. Она также может быть представлена в форме значимых философских требований[10].

  • 1. Процесс герменевтической рефлексии инициируется нахождением человека в определенной диалектической ситуации, с которой необходимо совладать.
  • 2. Именно в этой связи реализуется диалектика вопросов и ответов. Наиболее очевидным образом она представлена в диалоговой коммуникации людей. Вопрос задается таким образом, чтобы отчасти предвосхитить ответ на него. В диалоге как раз осуществляется понимание.
  • 3. Подлинное чудо состоит в том, что существует "язык, на котором говорят вещи, – какого бы рода ни были эти вещи в каждом данном случае"[11]. В научном отношении это следует понимать следующим образом. Например, физические объекты не обладают языком, но их понимание реализуется именно в нем, а не в сознании.
  • 4. Каждый участник диалога последовательно расширяет горизонт своего понимания.
  • 5. Каждая добытая в диалоге порция смысла непременно используется в действии. Понимание всегда действенно, практично.
  • 6. Понимается суть дела.
  • 7. Понимание собирается и сгущается в слове. Слово – это не просто знак, а предвосхищение и постижение целого, единства человека и ситуации.
  • 8. Суть дела как раз и есть целое, выступающее как слово- символ. Символ есть знамение целого.
  • 9. Герменевтический круг состоит во взаимной определимости части и целого. К целому неприменимо понятие цели, а потому постигающее его герменевтическое мышление есть игра, диалектика, объединяющая участников диалога.
  • 10. Именно в диалоге люди достигают согласия друг с другом. Кто достиг целого, тот постиг истину. Истина – это согласие, соразмерность и гармония человека с тем целым, к которому он принадлежит.

Теоретическая разработка. Ю. Хабермас о герменевтическом консенсусе

Результатом правильно организованного этического дискурса оказывается консенсус, достигнутое согласие. Чем большее число людей достигло согласия, тем лучше. Консенсус свидетельствует о взятии очередной этической высоты многими. Дискурс направлен на достижение консенсуса. Что касается диссенсуса, несогласия, то он в основном фигурирует как фон рационального дискурса, нуждающийся в упорядочении. Хабермас убежден, что ядром общества является коммуникация, и лишь придав ей смысл посредством метода рационального дискурса, можно обеспечить благоприятное разрешение всех, в том числе юридических, актуальных проблем.

Критическая герменевтика Хабермаса. Хабермас предъявляет к речевым актам шесть требований, которые вместе с двумя принципами, рассматриваемыми ниже, как раз и составляют существо метода рационального дискурса. Итак, в кратком виде теория Хабермаса сводится к следующим восьми положениям.

  • 1. Принцип универсальности U: "Каждая значимая норма должна удовлетворять условию, согласно которому следствия и побочные результаты при всеобщем соблюдении этой спорной нормы в интересах каждого могут быть приняты без какого- либо принуждения"[12].
  • 2. Дискурсивно-этический принцип (D): "Нормы лишь тогда значимы, когда они одобряются (или могут быть одобрены) всеми ими затронутыми как участниками того или иного практического дискурса"[13]. Успешный дискурс предполагает следующие положения (продолжаем ранее предпринятую нумерацию).
  • 3. Истинность для пропозиций (констатаций).
  • 4. Правильность для нормативных (ценностных) сообщений.
  • 5. Правдивость для экспрессий.
  • 6. Понятность для речевых актов.
  • 7. Действенность телеологических (целевых) утверждений.
  • 8. Уместность используемых ценностных стандартов.

Выводы

  • 1. Наряду с аналитическим направлением в юриспруденции значительным авторитетом обладает также герменевтическая установка.
  • 2. Четыре тренда философской герменевтики в значительной степени стимулировали появление различных вариантов герменевтической юриспруденции.

  • [1] Гермес – посол Зевса, призванный разъяснить людям смысл его посланий.
  • [2] См.: Dilthey W. Schleiermacher, Friedrich // Allgemeine Deutsche Biographie (ADB). Leipzig: Duncker und Humblot, 1890. Bd. 31. P. 431.
  • [3] Переписка Вильгельма Дильтея с Эдмундом Гуссерлем // Вопросы философии. 1995. № 10. С. 144.
  • [4] См.: Хайдеггер М. Бытие и время. М.: Ad Marginem, 1997.
  • [5] См.: Гадамер Г.-Г. Истина и метод: Основы философской герменевтики. М.: Прогресс, 1988.
  • [6] См.: Habermas J. Theorie des kommunikativen Handels. Bd 1, 2. Frankfurt am Main: Suhrkamp, 1981.
  • [7] Cm.: Stelmach J. Hermeneutical legal theory. URL: ivr-enc.info/index. php?title= Hermeneutical_legal_theory//
  • [8] Выше подчеркивалось различие позиций Шлейермахера и Дильтея, имеющих и очень много общего. Поэтому часто говорят о герменевтике Шлейермахера – Дильтея.
  • [9] См.: Дильтей В. Категории жизни // Вопросы философии. 1993. № 10. С. 129–143.
  • [10] См.: Гадамер Г.-Г. Актуальность прекрасного. М.: Искусство, 1991; Гадамер Г.-Г. Истина и метод: Основы философской герменевтики. М.: Прогресс, 1988. На наш взгляд, правильно писать Х.-Г., ибо немецкое Hans- Georg в русифицированном произношении читается как Ханс-Георг.
  • [11] Гадамер Г.-Г. Истина и метод: Основы философской герменевтики. С. 550.
  • [12] Habermas J. Moralbewusstsein und kommunikatives Handeln. Frankfurt am Main: Suhrkamp, 1983. P. 103.
  • [13] Ibid. P. 103.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>