Полная версия

Главная arrow Социология arrow История социальной работы

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Аталычество

Образование молодежи Черкесии напоминает героическую эпоху бессмертной Греции, так как очень редко мальчик воспитывался под родительским кровом. Когда он рождался, ему дарили лук и колчан со стрелами как символы его будущего предназначения. Аналогичные обряды мы можем наблюдать в Российском императорском доме, где великокняжеский ребенок мужского пола получал в подарок оружие и пистолеты как символы будущего служения Отечеству.

После отъема от груди черкесы передавали мальчика в другую семью и поручали его заботе воина, известного своим мастерством. Воин выполнял перед мальчиком долг родителей, нося имя аталыка (приемного отца). В период всего времени мальчик оставался под его контролем; ему никогда не разрешалось посещать своих родителей, чтобы он не избаловался бы потаканием или не расслабился под воздействием чрезмерной любви.

Так как черкесы в основном не были грамотными, их образование ограничивалось, по описаниям, любыми видами гимнастических упражнений, которые способствовали силе и ловкости тела. Черкес обучался кроме верховой езды и плавания умению в совершенстве владеть оружием. Он также изучал красноречие, которым мог отличиться как оратор на народных ассамблеях страны и, чтобы завершить свое образование, обучался искусству воровства.

Когда юноша считается достигнувшим достаточной сноровки в своих занятиях, его проводят в дом его родителей с почетом и устраивают прекрасный пир. Приглашают друзей и родственников, юноша демонстрирует свои навыки; его аталык награждается не только словами, но более существенными подношениями благодарности и с тех пор пользуется самым высоким расположением в семье. Взаимная привязанность существует между ним и его учеником всю жизнь, так что юный черкес, можно сказать, вдвойне охраняется родительской заботой.

У черкесов, как и у древних спартанцев, вор, который владеет своей профессией с ловкостью, возбуждает всеобщее восхищение и нельзя оскорбить человека более, чем сказать ему, что он не знает, как украсть быка. Тем не менее в случае обнаружения непроворный человек не только приговаривается к возмещению украденных вещей, но и к девятикратному штрафу.

Традиции национальной помощи у мордвы

Племена мордвы впервые упоминаются в VI в. В первом тысячелетии род играет очень важную роль в жизни древнемордовских племен. Городища с оборонительными сооружениями возводились в качестве убежища для жителей нескольких поселков, связанных кровно-родственными отношениями. Они могли служить также местом сбора общины для решения различных вопросов. Члены рода старались селиться компактно, что подтверждается расположением мордовских поселений гнездообразно недалеко от городищ.

Для брачных отношений мордвы было характерно возрастное неравенство, девушку выдавали замуж за парня на 10–15 лет моложе ее. В свадебной обрядности существовал обычай умыкания невесты, обычно по взаимному согласию семей. Свадьба сопровождалась многочисленными обрядами, например раздачей хлеба матерью жениха родственникам невесты перед отъездом ее из дома. В семейных отношениях существовал обычай избегания замужней женщиной родителей мужа и брата матери. Похороны производились по христианскому обряду, но с включением в него языческих черт, в частности помещением в гроб различных предметов бытового назначения: мужчине – хлеба, ножа, кочедыка для плетения лаптей, женщине – холста, иголки с нитками, веретена.

Разнообразны были производственные и календарные обряды. Так, перед весенним севом совершалось "моление плуга" с многочисленными обрядовыми действиями и ритуальной трапезой. Во время эпизоотий (массового заболевания скота) производилось "опахивание": женщины впрягались в соху и с заклинаниями проводили полосу вокруг деревни, которой придавалось защитное значение.

Для дохристианских верований мордвы характерен политеизм. Божества были женские (ава): Вирь-ава – божество леса, Ведь-ава – божество воды, Тол-ава – божество огня, Кудо-ава – божество дома – и мужские (атя), они считались мужьями женщин-богинь: Вирь-атя, Ведь-атя, Тол-атя и др. Верховный бог именовался Шкай, или Нитке. Совершались моления богам, во время них приносились жертвы. Моления устраивались также в начале важных хозяйственных работ: выгона скота, пахоты, сева и т.п. Несмотря на раннюю христианизацию мордвы, многие традиционные верования до сих пор сохраняются.

Музыкальное творчество нашло выражение в обрядовых и необрядовых песнях, индивидуальных и хоровых. Среди музыкальных инструментов можно отметить нюди – типа кларнета из двух скрепленных по бокам тростниковых трубок, фам/пувама – волынка из разного количества трубок, воздушный резервуар которых делался из шкур или пузырей различных животных.

Раннесредневековые мордовские могильники представляли собой родовые кладбища, в которых могилы располагались довольно четкими рядами. Когда мордва еще не была крещена, волостные, а местами и деревенские керемети (кладбища) огораживались плетнем и ставились специальные столбы. Па кладбищах совершали молитвы на самих могилах, которые большей частью бывали покрыты срубами из бревен венцов в пять и тесовою крышей, т.е. точно гак же, как нередко покрывались могилы и в славянских селах. Моления па кладбищах, при совершении которых все участвующие ели и пили приготовленные дома блины и другие кушанья и пили пиво, почти совершенно сходны с русскими поминками.

Домашние моления и жертвоприношения совершались или на шестке печи, или на загнетке, или на камне кардосярко. Среди каждого мордовского двора была положена вровень с землей каменная плита, большей или меньшей величины, а под ней вырыта яма, куда, закалывая животных для домашних жертвоприношений, спускали кровь. Даже и в таком случае, если какое-либо животное закалывалось не для жертвоприношения, а просто для обеда, мордва резала его посреди двора и, поднимая плиту, спускала кровь в находящуюся под ней яму. Пролить кровь животного (кроме птичьей) в другое какое-либо место, по понятиям мордвы, – грех непростительный, он навлекает на весь дом проклятие. Камень этот посвящен мордовскому домовому богу Кардас- Сярко-озаису и называется "кардо-сярко".

У мордвы не было ни жреческого класса, ни жрецов, которые бы на срочное время или пожизненно сохраняли за собой эту должность. Домашние моления и жертвы обыкновенно совершал старший мужчина в доме, а в известных случаях – старшая женщина. На кладбищах ритуалы проводили они же, каждый над могилами своих предков. Но для совершения молений и жертв на общественных, мирских, волостных молянах каждый раз избирались по общему согласию несколько человек из уважаемых миром стариков, которые вообще назывались "атепокш-тей", т.е. "хорошие люди". По большей части должность старшего из них (прявт у терюхан и эрдзядов, инятя у мокшан) исполнял старший по летам житель той деревни или волости, и почти всегда эта должность соединялась с должностью деревенского или волостного старшины. Таким образом, он был и жрец, и судья, и хранитель общественного имущества, и представитель общины перед правительством. Прявт у эрдзядов и терюхан занимал свою должность пожизненно, но всегда мог отказаться от нее по старости, по слепоте и пр., мог быть и лишен своего звания по общему согласию всех домохозяев деревни или волости, если бывал замечаем в каких-либо несообразных с его должностью поступках.

В XIII в. территория Мордовии входила в состав Рязанского и Нижегородского княжеств, в середине XIII в. захвачена монголо-татарами. Когда в 1552 г. пало Казанское ханство, территория Мордовии была присоединена к России.

География расселения людей во многом определяет важные факторы их истории. Природа формирует хозяйственный уклад жизни, а он оказывает влияние на формирование антропологического типа народа. Мордовский народ исторически сложился на территории Окско-Волжского междуречья, в лесостепной зоне, богатой лесами и реками, с умеренно континентальным климатом. Основной средой обитания для мордовского народа был лес, он поставлял и строительный материал, и пищу, и одежду, служил падежным убежищем от врагов. Здоровый климат и образ жизни, плодородная земля и блага леса способствовали формированию здорового, физически крепкого населения. Лес не только формировал антропологический тип, но и уклад жизни мордвы, занимавшейся не только земледелием, но и охотой, бортничеством, заготовкой пушнины, скотоводством. Важным фактором формирования антропологического типа являлись и структура питания, и тип жилища. Растительная пища мордвы не отличалась от пищи русских, но животную пищу они употребляли чаще, традиционно потребляли мед. Мордовские жилища отличались от русских – раздельным помещением домов и дворов и наличием бани (древнего изобретения финнов).

В XIV в. лесостепная полоса, куда входили и мордовские земли, была житницей ордынского государства. Являясь носителями высокой земледельческой культуры, мордва связывала с земледелием многие религиозные языческие обряды. Перед началом всех сельхозработ проводились моления, мордва верила в добрые и злые духи. Поклонялись богам плодородия.

Мордва, в отличие от других пародов Поволжья, не образует значительных этнических массивов, а расселяется вперемешку с русскими и татарами. Хотя на территории Мордовии большинство было однонациональных селений. При создании уездов этническая принадлежность не учитывалась. Новые поселения в XVIII в. появлялись редко, так как территория в основном уже была освоена. Одной из причин появления новых сел была христианизация иноверцев, поскольку крещеные и некрещеные жили отдельно.

В XVIII в. росло социальное напряжение. Мордва имела богатый опыт ведения многоотраслевого хозяйства, отличаясь трудолюбием и упорством. Мордва при вхождении в Россию получила возможность приобщиться к культуре в духовной и материальной сферах. Этому способствовала массовая христианизация народа. Были утрачены многие религиозные традиции и некоторые культурные ценности, хотя в целом язык и культуру удалось сохранить.

Для мордвы вплоть до начала XX в. были характерны большие патриархальные семьи численностью 30–40 человек, затем преобладающими становятся малые семьи. До распространения христианства существовало многоженство.

Важную роль в жизни мордовского села играла территориальная община, которая на основе обычного права регулировала многие стороны экономической, общественной и культурно-бытовой жизни. Долгое время сохранялась родовая организация. Род состоял из патриархальных семей, во главе каждой стоял куд-атя (кудо – дом, атя – старик), родом руководил покштян (покш – большой, атя – старик). Каждый род имел свое кладбище, священную рощу, где производились моления, знак собственности – тавро.

Древняя мордва изначально представляла собой не одно племя, как иногда полагают, а группу или семью племен, которая совместно с древнемарийскими, а возможно, и некоторыми другими поволжско-финскими племенами составляла волжско-финскую общность.

У мордвы была хорошо развита народная медицина. Раны, увечья, ушибы и вывихи исправляли и залечивали костоправы, родами ведали повитухи, у которых имелся определенный опыт, накопленный за многие столетия и передававшийся друг другу поколениями народных лекарей.

Живя в условиях постоянных эпидемий и высокого уровня смертности, люди были вынуждены искать помощи у высших сил, поэтому обращали свои взоры к милости Божьей. Так, неожиданное прекращение свирепствовавшей в 1830 г. в Пензе холеры связывали с чудотворной иконой Владимирской Богоматери, хранившейся во Вьясской пустыни в 40 верстах от Саранска. Исторически выработались и другие способы защиты от природы, бедствий и болезней. Одним из таких средств, основанным на непонимании истинных причин возникающих проблем (в том числе и со здоровьем) и на суевериях, были заговоры. Заговоры – это заклинания, произносимые с целью влияния на "божество", на "нечистую силу" или на силы природы. По тематике и объектам воздействия мордовские заговоры охватывают почти все области быта и семейной жизни (заговоры для остановки кровотечения, от зубной боли, глазных болезней, пожара, нечистой силы, вора, врага и т.д.). В соответствии с этим по функции воздействия мордовские заговоры получили следующие названия: кор(т)хта(в)фтомат (наговоры), сюдомат (проклятия), шятнемат или эждемат (привороты), кельм(евте)офтомат (отвороты), уфамат, кувамат (обдувание), озолмат (мольбы) и др.

Несомненно, что в формировании физического типа мордвы немаловажную роль играли народные средства укрепления здоровья детей. В повседневной жизни укрепление физических качеств связывалось с созданием здорового быта детства. Сюда входили способы ухода, гигиены, питания. Важнейшим условием воспитания здорового ребенка является четкий распорядок жизни. Считалось необходимым приучить его к строго чередующемуся приему пищи" сна, отдыха, бодрствования. С детства старались привить те привычки и навыки, которые играли существенную роль в укреплении здоровья и повышении жизнедеятельности. Огромное значение придавалось сну малыша. Распространено мнение, что ребенок растет во сне, поэтому полагалось предоставить возможность спать младенцу в любое время суток. Остерегались укладывать его лишь в период захода солнца. По поверью, сон будет неспокойным из-за кошмарных сновидений, ребенок начнет путать день и ночь, проснется с головной болью. Детей старшего возраста поднимали спозаранку, чтобы они вместе со взрослыми позавтракали и занялись своими обязанностями. Ребенка, да и вообще спящего человека, старались разбудить очень осторожно. Многие народы считали, что во время сна душа покидает тело и если человека разбудить внезапным окриком, то душа не успеет возвратиться и он может умереть.

Мордовский народ славился выносливостью и крепостью. Известный казанский антрополог Η. М. Малиев в 1878 г. констатировал, что мордва известна своим физическим дородством и отличается от других племен крепостью телосложения: "Мордовские волости представляют рекрут, принимаемый без браковки, и при смешанном населении мордва идет взамен русских и в особенности чуваш. Многие из мордовских новобранцев по своему росту и крепости телосложения зачисляются в гвардию. Между мордвою встречаются 100-летние старики, еще полностью бодрые, что в состоянии работать легкую работу. “Еще двое лаптей в день сплетет”, - с гордостью говорят о них односельчане".

Исследователь быта мордвы В. Н. Майнов в 1883 г. тоже приводит немало свидетельств о мокшанских и эрзянских долгожителях: "В 16 различных пунктах мы отмечали 22 старика и старуху по 80 лет, 11 лиц обоего пола, достигших 90 лет, и 4 лица, заведомо имевших более 100 лет от роду, причем одному старику было 122 года".

О хорошем физическом здоровье мордвы писал и П. И. Мельников-Печерский: "... По большей части народ крупный, здоровый, с открытым и чистым лицом, смелым взглядом, со свободными и непринужденными движениями..." Любопытно в этой связи чувашское благопожелание: поглаживая ребенка, приговаривают, чтобы он вырос здоровым и высоким, как мордвин. По следует отметить, что такими здоровыми были, если можно так выразиться, лишь выживавшие в суровых условиях жизни.

Как показывает анализ многочисленных источников, все нации и народы проходили одни и те же стадии развития, особенно в социальных вопросах.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>