Изменение взглядов на риторику и ее задачи на протяжении истории ее развития

В процессе развития общества и его культуры происходили определенные изменения в самой риторике и в отношениях к риторике. Например, в Средневековье, которое охватывает тысячелетний период приблизительно с II по XV в. и связано со временем появления христианской религии[1], риторика достигла весьма высокого уровня развития, хотя первая реакция идеологов христианства на нее была резко отрицательная. Но потом наступило осознание того, что христианское учение, проповеди Иисуса Христа представляют собой высокоталантливые образцы красноречия, создававшиеся изначально в устной форме, передававшиеся из уст в уста, а потом записанные. Сам Иисус Христос был превосходным оратором. Все его поучения, казалось бы, обычные высказывания, представляют собой образец лаконичности, точно передают мысль, подчинены единому замыслу, аллегоричны. Его Нагорная проповедь (10-я глава Евангелия от Матфея) построена на афоризмах: "Нет ничего сокровенного, что не открылось бы, и тайного, что не было бы узнано"; "У вас же и волосы на голове сочтены; на параллелизмах, аллегориях, обращениях и призывах. В Его речах наличествуют антитезы. Например, Он говорит: "Еще слышали вы, что сказано древними "не преступи клятвы" ...А я говорю вам: "Не клянись вовсе: ни небом, потому что оно Престол Божий; ни землею, потому что она подножие ног Его".

А так как церковь, опираясь на единую доктрину, создавала все более мощную и гибкую организацию, то и в соответствие с данной ситуацией изменялся запрос к риторике.

В 311 и 313 гг. императоры Галерий и Константин легализовали христианство, уравняв его с другими культами. Затем началась борьба христианства за положение официальной религии Римского государства. Началом этого процесса стал Никейский собор 325 г., первый "вселенский собор" христианской церкви, на котором были официально утверждены основные догматы христианского вероучения. Собор был созван при ближайшем участии императора Константина, который во многом направлял его деятельность, хотя сам он так и не перешел в христианство.

В этот период были канонизированы четыре варианта Евангелия, принадлежащие ученикам Иисуса Христа: Матфею, Иоанну, Луке, Марку.

Учение, отраженное в Евангелии, стало основой гомилетики, представляющей собой теорию и искусство проповеди. Так, в 10-й главе Евангелия от Матфея рассказывается, как Иисус Христос, собрав своих учеников – апостолов, формулирует для них задание, программу их проповеднической деятельности. Он посылает их к заблудшим овцам дома Израилева, подчеркивая, что проповедники должны быть скромны, должны быть достойными людьми и не должны пытаться быть выше своего учителя. Он напутствует их следующим образом: "Будьте мудры, как змеи, просты, как голуби. Не вы будете говорить, но дух Отца вашего будет говорить в вас.

То есть, содержание проповеди дано апостолу многими прошедшими беседами с Учителем. Более того, вера проповедника может пройти через семью, может разделить сына и отца.

Очевидно, что гомилетика формировала и формирует новый тип ритора – проповедника. Это самоотверженная личность, полная сострадания к ближнему, абсолютно убежденная в своей правоте, чувствующая себя защищенной силой самого Бога, готовая к гонениям, страданиям, мукам за свою проповедь, верящая в высшую награду.

Следует отметить, что в период Средневековья и риторика, и мораль, и образование, и литература, и искусство в большей или меньшей степени были пронизаны религиозными мировоззрениями разного содержания и толка. Все зависело от многих условий и факторов, которые обусловливали как становление той или иной религии, так и ее реальное влияние на все сферы человеческой жизни и деятельности. Будучи религиями классового общества, конкретные религии – национальные, мировые и т.д. – "освящали" эти классы высшим авторитетом.

Содержание риторики определенным образом стало сочетаться с идеей нравственности, ибо взаимодействия людей рассматривались в данном социоисторическом организме также и в моральном аспекте. Моральный долг соединялся с такими явлениями как служба, повиновение, покровительство и т.д.

А так как религия при феодализме стала выступать как феномен, включающий в себя компоненты и духовности, и регулятора общественных отношений, и гаранта монаршей власти, и арбитра спорящих сторон, и своеобразного "механизма" установления законности и правопорядка в стране, то и содержание риторики приобретало свое новое наполнение.

Например, что касается христианства, то оно создало учение о христианском ораторском искусстве, хотя в теоретическом отношении оно почти ничего не прибавило к античным разработкам. Оно лишь переработало их в расчете преимущественно на сочинение посланий и проповедей. Более того, происходило ужесточение требований к соблюдению этих правил. При этом уже к IV в. сфера действия риторических норм совпала с понятием литературы. А в латинской литературе Средних веков риторика заменяет поэтику. Практически в компетенцию риторики, по крайней мере до XIII в., входил любой материал. Следуя этому положению каждый автор, прежде чем создавать свое произведение, должен был составить себе ясное и рациональное представление (intellectio) о том материале, который он воплощал в свое творение. Оно было обязано учить, побуждать, развлекать.

Есть основания считать, что расцвет христианской риторической прозы достиг своей высоты в IV в. в творчестве антиохийского проповедника Иоанна, которого за его красноречие прозвали Златоустом (344–407) Его речи являются образцом христианской риторики. Выступая перед слушателями, он импровизировал, что создавало ощущение непринужденности. Одновременно он свободно, аллегорически истолковывал те места Священного Писания, которые трудно было трактовать буквально. При этом толкование трудных мест представляло собой не просто комментарий, но и глубокое осмысление прочитанного.

Содержательно создание произведения предполагало прохождение трех ступеней. Первой из них была инвенция как нахождение идей, как творческий процесс, как извлечение из предмета его идейного потенциала. Правда, сама по себе она являлась чисто техническим приемом, определяла отношение писателя к своему материалу и подразумевала, что всякий объект, всякая мысль могут быть ясно выражены в слове, и исключала все невыразимое.

Второй ступенью была диспозиция. Она предписывала порядок расположения частей, хотя вопрос об органичном сочетании частей и нс стоял. Были лишь некоторые эмпирические и самые общие предписания, определяющие скорее некий эстетический идеал, нежели способы его достижения.

Третьей ступенью была элокуция, предполагающая вербализацию идей, найденных посредством инвенции, в конкретную языковую форму. Она служила чем-то вроде нормативной стилистики, где важным был поиск красивого слога.

Перенимая идеи античных наставников, создатели риторик XI–XIII вв. сосредоточивали основное внимание на амплификации и на учении об украшенном слоге. В нем они видели самую суть письменного слова, предполагая, что есть совершенные способы выражения мыслей.

Оценивая состояние и уровень развития риторики в Средневековье, нужно сказать, что по целям и способам она отличалась от античной. Эти отличия можно сформулировать следующим образом:

  • – в Античности речь ритора отражала собственное мнение, а в Средневековье она претендовала на отражение какой-то истины;
  • – в Античности содержанием речи ритора было выражение мнения, которое превосходит другие мнения и которое лучше им обосновывалось, а в Средневековье проповедь была основана на истине божественной;
  • – в Античности не существовало авторитетов в красноречии, а в Средневековье авторитетом было Священное Писание. Получалось, что в Античности мнение ритора побеждало, потому что он подкреплял его свои талантом. "Истина" божественного слова побеждала, потому что проповедник доносил ее "без собственного вмешательства", ибо он есть лишь посредник между Высшей Сущностью и слушателями. И если оппоненты не воспринимали мнение ритора, то он не достиг мастерства в красноречии. А вот если слушатели не воспринимали "божественную истину", значит на них не сошла благодать, необходимая для ее принятия.

Внимания заслуживает и влияние на процесс изменений в риторике и деятельности риторов в Средневековье таких факторов как ислам и индуизм. С одной стороны, их воздействие на риторов активизировало проповедническую деятельность, дискуссии. С другой стороны, восточная культура в сочетании с христианской и исламской способствовала формированию дискуссионной речи, осуществляемой подчас на разные темы. Это обусловило развитие многообразной по форме и содержанию аргументации, которая получила название схоластики.

Одновременно в этот период в первых университетах – Сорбонне, Оксфорде и др. – происходило развитие логической научной речи, способствуя формированию академического красноречия. Оно, академическое красноречие, воплощалось и проявляло себя в различных формах: лекциях, семинарах, докладах на научных встречах, защитах курсовых и дипломных проектов, на консультациях, экзаменах, в выступлениях на различных встречах и собраниях и т.д.

Феодализм обусловливал также и расцвет такого аспекта речевого мастерства и речевых стандартов как этикет. Конечно, он получал свое распространение только среди представителей имущих и властных слоев населения, но данная "практика" оказывала влияние и на развитие красноречия.

Выходит, Средневековье "добавило" к риторическому наследию Античности не так уж много. Что касается раннего Средневековья в Западной Европе, то достаточно назвать два-три имени: испанского архиепископа Исидора Севильского (560–635), англосаксонского летописца и монаха Беды Достопочтенного (673–735), а также Юлия Руфиния. В их трудах систематизирован перечень фигур, упорядочена терминология.

В числе риторов позднего Средневековья, вплоть до эпохи Возрождения, следует упомянуть о немецком филологе, профессоре греческого и латинского языков Филиппе Меланхтоне (1497–1560).

Эпоха Возрождения (Ренессанса), охватывает период с XIV в. по начало XVII в. В первую очередь для эпохи Возрождения характерным является коренное изменение системы ценностей, которая проявилась в оценке всего сущего и в отношении к нему. Формируется убеждение, что человек представляет собой высшую ценность.

Такой отсчет в отношении к человеку обусловил важнейшую черту культуры Ренессанса – развитие индивидуализма в сфере мировоззрения и всестороннее проявление человеческого фактора в общественной жизни и философской мысли.

Кроме этого, одной из характерных черт того периода было заметное оживление светских настроений, что явилось фактором "отделения" мировоззрения от религиозных догматических установок. Эта черта в развитии духовности эпохи Возрождения предопределила и поиск научной мысли в сфере риторики. Ответы искались не на "небе", а на "земле".

Обращение к человеку и его земному существованию ознаменовало в этот период и появление новых наработок в области риторики и красноречия.

В эпоху Возрождения риторика преобразовывалась в своеобразную концептуальную теорию, которую можно было применять ко всякой художественной прозе. При этом жестко-нормативный характер требований к высказываниям и письму утверждается за европейской риторикой - особенно в Италии. Там формируется и утверждается требование к сохранению чистоты языка и стиля. Например, в произведениях Спероне Сперони заметно подражание приемам Горгия в антитезах, ритмическом строении речи, подборе созвучий. А у флорентийца Даванцати замечается возрождение аттицизма.

Только в эпоху Возрождения заново становится известен Квинтилиан, чье творчество было утрачено в Средние века.

Из Италии нормативный характер высказываний передастся Франции и другим европейским странам. Можно сказать, что создается новый классицизм в риторике, заключенный в трех стилях. Он находит свое выражение в "Рассуждении о красноречии" Фенелона. По его мнению, всякая речь должна: а) или доказывать – обыкновенный стиль; б) или живописать – средний стиль; в) или увлекать – высокий стиль. То есть ораторская речь должна приближаться к поэтической. При этом не нужно нагромождать искусственные украшения. Надо во всем стараться сохранять ясность и соответствие речи чувству и мысли.

В конце XVI в. в Англии появляются быстро ставшие популярными "Сад красноречия" Генри Пичема, "Искусство английской поэзии" Джорджа Путтенхема. Во Франции в этом же направлении идут искания всемирно известного поэта и теоретика классицизма Никола Буало. В XVIII в. в Англии и Франции, правда, еще появляются, но быстро исчезают из научного обихода риторики Г. Хоума, Дж. Кемпбелла, X. Блера, Батте, Лагарна, Дюмарсе.

В таком виде риторика оставалась частью гуманитарного образования во всех европейских странах вплоть до XIX в. Однако развитие политического и других видов красноречия, а также романтической литературы приводит к упразднению условных правил ораторского искусства. К началу XIX в. почти повсеместно в Западной Европе риторика перестает рассматриваться как наука и устраняется из сферы образования.

В конечном итоге происходит следующее: наиболее значимая часть воззрений о словесном выражении растворяется в стилистике как части теории литературы, а остальные разделы риторики, можно сказать, стали терять свое практическое значение. Понятие "риторика" стало применяться для обозначения вновь создаваемых дисциплин: а) теории прозы, точнее – преимущественно художественной прозы в немецкой филологии в XIX в.; б) стилистики, относящейся к французской филологии XX в.; в) теории аргументации, разрабатываемой в XX в. бельгийским философом X. Перельманом.

Правда, именно в этот период понятие "риторика" стало приобретать одиозный оттенок напыщенного пустословия. Упадок риторики заходит настолько далеко, что вплоть до наших дней она видится многим людям как синоним красивой, напыщенной, но малосодержательной речи.

Говоря о сегодняшнем дне, следует отметить, что риторика занимает особое место в культуре, образовании многих стран Запада и Востока. Так, в Японии – стране, где бурно развивалась теория информации – возрождение риторики началось в середине XX столетия. В первую очередь это относилось к речевому этикету, где проявилось повышенное внимание и чуткость к собеседнику. Причиной формирования этой черты японской речевой культуры была своеобразная жизнь японцев. Все дело в том, что они поколение за поколением жили весьма замкнутыми группами при тесном контакте друг с другом.

Особое положение занимает современная риторика среди гуманитарных наук в США. Впрочем, для американцев это не просто наука, а предмет государственной идеологии. Ученые подсчитали, что современный человек проводит в устном общении 65% своего рабочего времени. По данным американских исследователей, расход чистого времени на беседы у среднего жителя Земли составляет 2,5 года. Это означает, что каждый из нас на протяжении своей жизни успевает "наговорить" около 400 томов объемом по 1000 страниц. Учитывая это, американцы энергично пытаются превратить знание в действенное умение. Именно поэтому риторика – центральный предмет подготовки по родному языку в США.

Что касается Европы, то медленно и неуклонно в ней нарастало понимание того, что успешный опыт использования риторических средств может зависеть не только от таланта и интуиции, но и от незаслуженно забытых теоретических знаний. Это привело к появлению ряда работ, выражающих прямые рекомендации возродить риторику в той или иной форме.

В современной России риторика вошла в круг школьного обучения, где поставлена цель обучить учеников успешному общению. В связи с этим в содержание школьной риторики как учебного предмета включаются:

  • – понятийная основа: коммуникативная ситуация, виды общения, речевые жанры, их структурные и стилевые особенности и т.д.;
  • – инструментальные знания о способах деятельности: инструкции, практические рекомендации и т.д.;
  • – умение общаться: анализировать и оценивать общение, реализовывать речевой жанр в соответствии с ситуацией общения, в том числе с коммуникативной задачей, характеристиками адресата и т.д.;
  • – нравственно-риторические идеи: ответственность за произнесенное слово, важность владения словом в современном мире и т.д.

Все сказанное выше вселяет уверенность, что новое возрождение риторики наконец превратит ее в подлинную науку.

  • [1] См.: Соколов В. В. Средневековая философия. М., 1979.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >