Инвенция, диспозиция, элокуция, тропы и фигуры в риторике

Важнейшим аспектом организации и осуществления речевого взаимодействия между собеседниками выступает используемый ими образец мышления и речи. Он является исходным структурным элементом формулирования мыслей, их вербализации и передачи в форме каких-то сигналов от одного собеседника к другому. Это своеобразная культура духовного понимания собеседниками друг друга. Построенная и переданная по такому образцу мысль может быть понята, интерпретирована и объяснена другим человеком, который владеет таким образцом. В риторике этот образец называется риторическим каноном и представляет собой опробованную тысячелетиями и соответствующую общим законам человеческого мышления и речи парадигму (образец) мыслительной и речевой деятельности.

Выходит, для осуществления эффективного речевого взаимодействия нам следует понять и уяснить, как возникает и как организуется само содержание речи. Другими словами, нам надо ясно и четко представлять, как зарождающийся в голове человека идеальный образ, идея превращается в добротную, риторически грамотную речь. Такую речь, которая пробуждает у собеседника определенные чувства, ответную мысль, его собственное живое слово. Можно ли сделать так, чтобы мыслей стало больше, чтобы они были интереснее, чтобы доступно и отчетливо передавали собеседнику то, что желает передать ему говорящий? Обращаясь к риторическому канону, мы думаем о том, чтобы наши мысли не ускользали и не мешали друг другу, а получили стройный порядок и, наконец, ожили в звучащем слове, чтобы каждая мысль обрела для себя лучшее словесное выражение, а все вместе составили бы единое, гармоничное целое – прекрасную речь.

Правда, следует обратить внимание на тот факт, что традиционная риторика учила строить тексты-монологи – ораторские публичные речи, письма, лекции и пр., ориентируясь при этом прежде всего на речь письменную или записанную, заранее разработанную и тщательно подготовленную и отделанную. Мы же обязаны учитывать особенности речевого взаимодействия современного юриста. Для него значимыми являются не только выступления в суде в качестве адвоката или государственного обвинителя, но и активные взаимодействия с оппонентами во время следственных процедур, во время отстаивания интересов клиентов в финансово-экономических инстанциях, будучи арбитром спорящих сторон при исполнении обязанностей мирового судьи и т.д. Значит, юристу нужно знание и использование риторических канонов во всех аспектах мыслеречевой и речемыслительной деятельности.

По своему содержанию риторический канон включает пять этапов-элементов, которые раскрывают путь развития мысли к речи:

  • 1) инвенция (лат. inventio), т.е. нахождение, изобретение (invenire quid dicere – букв, "изобрести что сказать");
  • 2) диспозиция (лат. dispositio), т.е. расположение (inventa disponere – "расположить изобретенное");
  • 3) элокуция (лат. elocutio), т.е. словесное оформление мысли, собственно красноречие (ornare verbis – "украсить словами");
  • 4) запоминание (лат. memorio). В Античности речи учили наизусть, репетировали. Часто автор речи (логограф) писал ее для заказчика, который только заучивал и затем произносил речь;
  • 5) произнесение (лат. actio hypocrisis), т.е. актерское, театральное исполнение речи. Этап, на котором речь не только произносится, но и разыгрывается (греч. hypocrites – актер) с соответствующим использованием жеста, мимики, голосовых данных оратора.

Два последних шага – запоминание и произнесение в их современном виде мы подробно рассмотрим в главе, посвя-

щепной ораторскому или публичному выступлению. Сейчас займемся тремя первыми этапами, которые обусловливают изобретение содержания речевого произведения, его расположение и словесное выражение.

В своем "Кратком руководстве к красноречию" М. В. Ломоносов указывает, что в красноречии существуют "правила трех родов": "Первые показывают, как изобретать “содержание”, что о предложенной материи говорить должно – “инвенция”, “изобретение”; другие учат, как изобретенное украшать – “элокуция”, “выражение”; третьи наставляют, как оное располагать надлежит – “диспозиция”, “расположение”: и по сему разделяется риторика на три части, на изобретение, украшение и расположение"[1].

1. Инвенция. Тема речи должна быть осмыслена, а это значит, что ее нужно разработать, т.е. подразделить на ряд подтем, которые в совокупности и составят тему. Как это сделать? Античный образец предлагает уже готовую четко очерченную программу, или понятийную "решетку", в соответствии с которой можно представить любую тему. Мысли приходят и уходят; иногда они трудноуловимы. Как их вызвать, привлечь, поймать? Это можно сделать, набросив па мелькающие в сознании идеи специальную "ловчую сеть" – сетку понятий, которые и остановят главные, нужные / для развития темы мысли. Эта "сеть" есть набор так называемых общих мест, а по сути – заранее разработанная система понятий, предлагающая способы мыслить о любой данной теме.

Приведем пример. Допустим, нам нужно говорить о Праве и Долге. Присядьте, расслабьтесь, вытяните вперед согнутые в локтях руки ладонями вверх и мысленно представьте, что на правую ладонь вы поставили "сосуд" со своими правами, а на левую – с обязанностями. Ощутите дно "сосудов", почувствуйте их объемность, а йотом их "вес". Пусть руки под этим "весом" опускаются, и зафиксируйте тот момент, когда одна рука коснется колен. Вы обратили внимание на тот факт, что "сосуды" Права и Долга неравноценны? В наших мыслях уже закрепился определенный образ предмета мысли, который нами воспроизвелся в наших действиях. При этом пренебрежение Долгом приводит к легкомыслию, нежеланию видеть негативные стороны происходящего или своего поведения.

Игнорирование Права может привести к отказу от собственного "Я", к пассивности в жизни и деятельности. В правах человека закреплена его внутренняя энергия к развитию. Долг и Права могут и обязаны быть взаимообусловлены. В целом, осмысление Долга и Права для любого человека, в том числе и юриста, как в процессе учебы, так и в практической деятельности подразумевает задачу отбора элементов выделенных нами компонентов его бытия, но в соответствии с ситуацией взаимодействия и, таким образом, задачу выбора способов убеждения оппонента.

Можно утверждать, что такие же процессы соотношения образа и понятия присущи всем, кто был включен в человеческое общение, социализировался и пользуется понятиями, отражающими сущность предметов реального мира.

Таким образом, инвенция – это процесс развития мысли о предмете речевого взаимодействия; испытанная временем традиция развития мысли о каждом конкретном предмете в конкретной речевой и социальной ситуации.

Скажем, из приведенного примера но соотношению Долга и Права в конкретной ситуации и для конкретной речи могут быть использованы не все основные "узлы сетки". Ведь в соответствии с положениями риторики ритору потребуется не просто доносить до своего визави какую-то мысль, а находить при этом возможные способы убеждения последнего в значимости предмета мысли в каждой конкретной речевой ситуации. Другими словами, при изобретении содержания конкретной темы тот, кто будет вести разговор для кого-то, обязан подразделять тему на ряд подтем с учетом следующих аспектов:

впечатления, которое он обязан произвести на слушателей;

  • – возможностей слушающих воспринять речь говорящего, в том числе с учетом как формально-логического построения высказывания, так и эмоционально-образного обрамления мысли;
  • – обоснованности и доказательности построения самой речи, которые могут быть применены к конкретному предмету высказывания.

Представьте себе, что как студент юридического факультета вы решили рассмотреть такие составляющие деятельности юриста, как Право и Долг:

а) со своими младшими братьями или сестрами - во время обеда; во время обсуждения какого-то вопроса

в семье; при организации и проведении семейного мероприятия;

  • б) со своими товарищами – во время самостоятельной работы при подготовке к занятиям; при проведении диспута; на вечеринке во время застолья, произнося тост; при других обстоятельствах;
  • в) с незнакомой аудиторией – во время обсуждения насущных проблем жизнедеятельности учебного заведения; во время дискуссии при обсуждении нравственных проблем; в беседе с клиентом, который пришел к вам на консультацию, и т.д.

Ясно, что в этих различных по форме и содержанию речевых и социальных ситуациях юрист должен будет по-разному определить и свою задачу, и развитие темы, и характер примеров и фактов, необходимых для доказательства своих мыслей. При этом он будет исходить из особенностей слушателей, из обстоятельств речи, наконец, из той роли, которой он будет обязан придерживаться: наставник, старший товарищ, советчик и т.д. Однако во всех случаях риторически подготовленный юрист сможет использовать классическую систему "смысловой решетки", чем существенно облегчается его задача.

Например, тему Права и Долга можно представить следующей смысловой схемой:

Это то, что общество обязано дать человеку.

Это форма и способ проявления человеком своих возможностей.

Это средство самовыражения.

Это поле возможных проявлений статусного положения человека в конкретном обществе или группе

← Право ↔ Дан →

Это моральное средство регуляции отношений между людьми.

Это ответное проявление социальной зрелости личности.

Это совокупность операций и действий, которые обязан осуществлять субъект в соответствии со своим статусом

Все это означает, что, обдумывая речь на этапе инвенции, ритор сначала выбирает определенную стратегию речевого поведения, в частности стратегию аргументации. Этой стратегии он подчиняет отбор элементов, на которые членится тема при ее понятийной разработке. Более того, понятия, которые он выберет из набора традиционных общих мест, должны быть необходимы и достаточны для уяснения оппонентом сущности и содержания предмета речи.

Таким образом, есть основание полагать, что мы рассмотрели содержание первого этапа построения речи, и это позволяет перейти ко второму этапу пути от мысли к слову – этапу диспозиции, или расположения.

2. Диспозиция. В риторике, как в древности, так и сейчас, диспозиция включает в себя общие принципы и правила стратегии речи, т.е. расстановки элементов ее содержания. Стратегия (от греч. stratus – войско и ago – веду) используется не только в военном деле, но и как элемент современной риторики, включающий риторические правила и рекомендации, которые определяют расположение содержания описания, повествования, рассуждения.

Другими словами, этимологически диспозиция, или расположение, представляет собой соединение выявленных и выделенных понятий и мыслей, отражающих суть гемы речевого взаимодействия, в определенную последовательность или порядок. Диспозиция составляет и одну из трех главных частей риторики как дисциплины и искусства красноречия.

Порядок наших мыслительно-словесных актов осуществляется во времени и последовательно; выстраивается строго в ряд друг за другом, и поэтому речь линейна. В соответствие с таким строем мысли античный риторический канон предлагал шесть важнейших частей речи: 1) введение; 2) предложение, или теорема; 3) повествование; 4) подтверждение; 5) опровержение; 6) заключение.

Современное требование риторики заметно отличается от классической традиции, но основные этапы – введение, развитие темы и заключение – остаются до сих пор неизменными, являясь главными частями речевого произведения. При этом, каждый из указанных этапов расположения частей речевого произведения необходимо по содержанию соотносить как с задачей речевого взаимодействия, так и с реакцией слушателей. Что касается правил расположения частей речевого произведения, то они вовсе не являются какой-то жесткой и тем более выдуманной учеными-риторами схемой. Главное, чтобы мысли в речи, не толпясь и не теснясь, не мешали друг другу, чтобы их расположение обеспечивало лучшее восприятия речи слушателями, чтобы установилась гармония в отношениях между ритором и адресатом речи.

Так что же представляют собой принципы и правила диспозиции и откуда они взялись? Эти правила заключают в себе те традиции речи, которые веками складывались в культуре речевого взаимодействия в разных странах и на разных языках и которые обеспечивали риторам достижение высоких результатов в убеждающем воздействии на оппонента. Некоторые из принципов и правил диспозиции сформировались и сохранились в отечественной речевой культуре, некоторые из них утеряны, некоторые в настоящее время не соблюдаются. Например, многие наши современники не способны сегодня разрешить такие "проблемы", как начало беседы в незнакомой компании; обращение к собравшейся аудитории; начало и завершение публичного выступления и т.п.

Конечно, все, что относится к диспозиции, в риторике не догматизируется, но выступает руководством к действию. Таким руководством можно считать принципы и правила расположения содержания элементов речи:

  • • при описании;
  • • повествовании;
  • • рассуждении;
  • • свободной речи.

При описании в качестве принципов расположения содержания выступают следующие регулятивы:

  • а) правильный выбор главной, характерной черты (свойства) или детали (части), которые характеризуют сущность предмета или делают его интересным. Сущность предмета – это такие его свойства и черты, которые отражают его качественность, определенность; то, что есть предмет на самом деле;
  • б) подбор точного сравнения (создания образа), основанного именно па этой главной черте, существенном признаке.

В свое время Петр Сергеевич Пороховщиков, русский юрист, много сделавший для обобщения богатого опыта отечественного судебного красноречия, акцентировал внимание на данном аспекте речи. Он отмечал, что "на суде нужна необыкновенная, исключительная ясность. Слушатели должны понимать без усилий. Оратор может рассчитывать на их воображение, но не на их ум и проницательность... На пути к такому совершенству стоят два внешних условия: чистота и точность слога – и два внутренних: знание предмета и знание языка"[2]. В качестве примера нарушения этих условий он приводит случай из собственной практики, когда "блестящий" обвинитель, говоря о нравственных последствиях растления девушки, сказал: "В ее жизни встал известный ингредиент"[3];

в) хорошая "режиссура", т.е. выбор точки зрения, направления взгляда на предмет, ведь автор речи создает ее, как правило, не для себя, а для другого.

Например, на заседании суда свидетель сообщает: "Когда этот нож, словно змий, проскользнул в его руку, стало сразу страшно и возникло ощущение близкой беды..." В результате данное очень точное направление взгляда говорящего на предмет не только раскрывает суть и содержание происходящего, но ассоциативно создает у слушающего образ субъекта указанного деяния.

При повествовании такого рода регулятивами выступают:

  • 1. Введение (начало повествования):
    • а) форма обращения к адресату, которым могут быть слушатели или читатели. Одним из самых удивительных по совершенству формы и содержанию речевым обращением было и остается пушкинское "Я вас любил":

Я вас любил; любовь еще, быть может,

В душе моей угасла нс совсем;

Но пусть она вас больше не тревожит;

Я не хочу печалить вас ничем...

  • б) общая мысль рассказа или повествования, например: "Земля наша богата, порядка в ней лишь нет" (А. К. Толстой);
  • в) общепринятая истина, высказанная в афористичной форме, например: "Тяжело в ученье, легко в бою" (А. В. Суворов);
  • г) место, время, действующее лицо (где? когда? кто?). Самый распространенный вариант начала: "Граф Румянцев однажды утром расхаживал по своему лагерю" (А. С. Пушкин).
  • 2. Развитие темы. Здесь можно: а) следовать натуральному, естественному порядку событий; б) начинать с некоторого чудного, значимого приключения; в) использовать порядок изложения по степени заинтересованности слушающих в предлагаемом им материале, продвигаясь к кульминации и завершению.
  • 3. Заключение (конец повествования) содержит развязку истории. Оно должно быть построено так, чтобы у слушателей или читателей сформировались: а) определенная психологическая и мировоззренческая сопричастность к услышанному или прочитанному; 6) соответствующий вывод из освоенного материала.

При рассуждении, которому в риторике всегда придавалось необычайно важное значение, регулятивам построения речи уделяется особое внимание. Искусство строить рассуждение необходимо практически во всех сферах человеческой деятельности. Что же касается государственных обвинителей, адвокатов, то владение ими структурой построения рассуждения, творческое включение в данный процесс версий и гипотез позволят им более эффективно достигать желаемого результата в судебных заседаниях, где всегда соприкасаются обвинение и защита, но оценивают это соприкосновение судьи и присяжные заседатели.

В практике красноречия, в риторике используется специальное обозначение речи-рассужденияхрия (греч. hreia – упражнение, формирующее дисциплину речи и мысли). Выделяют три вида хрии:

  • – строгая (классическая);
  • – свободная;
  • – обратная.
  • • В строгой хрии содержание речи располагается в восьми последовательных частях. Назовем их так, как они были названы М. В. Ломоносовым, и рассмотрим каждую часть, используя для этого тему справедливости, заключенную в высказывании "Тяжело в ученье – легко в бою".
  • 1. Приступ, в котором "похвален или описан быть должен тот, кто речь сказал или дело сделал, что соединяется с темою хрии".

В выбранном нами примере изречение, вошедшее в пословицу, принадлежит А. В. Суворову, который много потрудился для создания сильной армии в России, не проиграл ни одного сражения и сказанное проверил собственным опытом.

2. Парафразис (греч. paraphrasis – описательный оборот, описание), т.е. "изъяснение темы через распространение".

В нашем примере мысль Суворова выражена образно. Он сравнивает, сопоставляет два процесса в жизни каждого человека и каждого специалиста. Тот, кто стремится к успеху, достижению высоких результатов в своей деятельности, обязан основную тяжесть будущего отношения к делу перенести на учение, превозмочь свое нежелание приобретать знания и умения, ибо он приобретет желанные выгоды и преимущества над другими.

3. Причина – в этой части речи предполагается "присовокупление достаточной для доказательства тезиса причины". Таких причин может указываться несколько, но они обязаны убедительно обосновывать исходный тезис.

В нашем случае достижение успеха в конкретном деле сопряжено с некоторыми трудностями. Во-первых, для формирования специалиста требуется развитие навыков и умений, которые могут быть выработаны только в процессе учебы. Во-вторых, учение связано со многими мелочами, подробностями, большей частью неинтересными и не имеющими приложения в текущей повседневной жизни обучающегося. Наконец, обучающийся еще не понимает пользы от приобретаемых знаний и умений. Тот, кто сумеет превозмочь все эти трудности, тот убедится, что последствия учения доставят ему преимущества и выгоды перед другими. Он с определенным уважением к себе будет оценивать период учебы.

4. Противное – в этой части речи используется то, "что предложенному в теме противно". Другими словами, в данную часть речи включается высказывание, которое противоположно по смыслу тезису.

В нашем случае противоположным используемому тезису будет высказывание: "Кто не хочет подвергаться ограничениям, у кого не хватит терпения активно и целеустремленно приобретать знания и умения, тот не смеет рассчитывать на преимущества в делах, достающиеся профессионалам в награду за труд в учении". Эта часть как бы продолжает слова: "Если нет, то..."

5. Подобие – в этой части речи используется высказывание, "которым изъясняется и подтверждается тема". Это значит, что риторик использует высказывание, которое обладает сходным свойством с обосновываемым тезисом, но которое усиливает позицию данного тезиса.

Например, очевидным подобием с исходным тезисом будет высказывание: "Посмотрите на земледельца: сколько упорного труда и усилий он вкладывает в обработку своего поля. Чем лучше он подготовит почву для взращивания конкретной культуры, чем больше он будет ухаживать за созреванием этой культуры, тем лучше будет урожай и тем полнее будет радость земледельца".

6. Пример – в этой части речи приводится подтверждающий пример из исторической общественной практики.

Для рассматриваемого нами тезиса таким примером может быть следующий: "Петр I, предварительно сам прошел дорогу овладения мастерством кораблестроения, а потом успешно повел за собой своих подданных".

7. Свидетельство, которое предполагает использование в речи авторитетного мнения или выводов наук. Данная часть речи заполняется аргументами во всем их многообразии, а не только сухими ссылками на авторитет или научный вывод.

Так, наше высказывание реально можно аргументировать примерами из жизни видных русских юристов, одним из которых является А. Ф. Кони. Он утверждал, что по его личному опыту для того, чтобы быть успешным юристом, необходимо овладеть тремя компонентами профессии: а) нужно знать предмет своей деятельности; б) нужно знать свой родной язык и уметь пользоваться его гибкостью, богатством и своеобразными оборотами; в) нужно нс лгать[4].

8. Заключение – краткое "увещевательное" обобщение, используемое для обоснования исходного тезиса. В позиции заключения может употребляться цитата, афоризм, собственный вывод по тезису.

Для нашего тезиса заключением может служить показатель успешных военных баталий, осуществленных самим Суворовым: ни одного поражения в битвах с врагами.

  • • В свободной хрии последовательность ее частей может меняться, а некоторые могут быть вообще опущены. Например, приступ может заменяться разъяснением темы, рассуждением по поводу ее формулировки. Вместо приступа можно начать с определения понятий, затем перейти к причине-доводу, подобию, использовать противное и перейти к заключению.
  • • В обратной хрии мысль раскрывается и развивается от частей к целому (общему), от видов к роду. Данный вид хрии активно использовал Сократ. Его мудрость заключается в том, что не стоит не расположенную к вам аудиторию огорошивать категорическим высказыванием тезиса. Лучше подвести слушателей к этому тезису постепенно, предложив им убедительные доводы, которые могут заставить аудиторию прислушаться к ритору, а затем благосклонно принять тезис, который он защищает. Так строится большинство речей, в которых доказывается нечто особенно важное, имеющее серьезные последствия для конкретного человека или общества.

Например, речь Козьмы Минина, призывавшего граждан отдать все во имя спасения Отечества, – образец обратной хрии.

Приступ: Сограждане! Отечество гибнет!

Доказательство тезиса: Свирепость врагов неимоверна, они заняли Москву.

Связь: Если падет Москва, падем и мы.

Тезис: Пожертвуем всем, заложим жен и чад наших и искупим Отечество. Вождь Пожарский укажет нам путь к Победе.

Заключение: Сограждане! Решите, что ожидает нас, – рабство или свобода.

3. Элокуция (от лат. eloquor – высказывать, произносить речь, говорить), третий этап на пути движения от мысли к слову, представляет собой процесс превращения замысла речи, изобретенного и расположенного в определенном порядке ее содержания, в реальный текст. Это этап облечения мысли в слова, на нем совокупность идей, смысловой каркас речи одевается в словесные одежды, получает словесное выражение. Здесь важен тщательный отбор слов и их сочетаний (смысловой, стилистический, даже звуковой). Он определяется задачей соотнесения речи с особенностями ситуации общения (но и, конечно, с индивидуальным вкусом говорящего). Здесь осуществляется и выбор ритма, общей структуры фразы, выбор тропов и фигур речи, специальных риторических приемов, тех "цветов красноречия", которые должны не только объяснить, доказать, но и восхитить слушателей, пробудить их чувства, вызвать у них эстетическое наслаждение от речи.

Троп (греч. tropos – поворот) представляет собой оборот речи, употребление слова или выражения в переносном значении. В элокуции тропы – это такое использование слова или выражения, которое связано не с прямым, а с переносным смыслом их употребления. Правда, не все обороты речи или использование слов в переносном значении превращаются в риторические тропы. К ним относятся только те случаи употребления слов и выражений в переносном значении, которые сохраняют образность, не утрачивая своей двуплановости в сознании говорящего и адресата и не лишаясь выразительности (экспрессивности).

Например, когда мы говорим или слышим слово "гусеница" в сочетании со словами "трактор" или "танк", то в нашем сознании отсутствует первое, основное значение слова "гусеница" – личинка насекомого. Эта метафора, став языковой и образовав общепринятое, словарное, лингвистическое значение многозначного слова "гусеница", потеряла образность, выразительность и, следовательно, для риторики уже не столь важна. Другое дело, если мы назовем гусеницей, скажем, медленно передвигающуюся очередь людей, которые словно бы переставляют свои многочисленные ноги. Тогда у нас, в нашем сознании возникает живой образ, включающий два значения: "червеобразная личинка" и "очередь".

Таким образом, для ритора и риторики в контексте развития элокуции важны переносные значения слов, которые обозначают внутреннюю жизнь человека, его эмоции, чувства, интеллектуальную деятельность. Например, тоска грызет; обида ранит; похвала греет и т.д. В этом аспекте троны позволяют осуществлять следующие функции в речи:

а) обеспечивают переносы значений с одного предмета на другой, отражают ход познавательной деятельности человека, являются средством познания мира и освоения его мыслью.

Рассматривая окружающий мир, человек:

  • – обнаруживает в нем сходные явления и называет их, например, так: "Деревья в зимнем серебре" (А. С. Пушкин);
  • – группирует вещи и явления по их близости, смежности друг с другом и называет их следующим образом: "...не то на серебре, на золоте едал" (А. С. Грибоедов);
  • – использует переносные, образные описания явлений, прямо ненаблюдаемых. Например, тоска точит, гложет, снедает; мысль мелькает, приходит, уходит; догадка озаряет и т.д.;
  • б) отражают субъективный взгляд человека на мир, выражают личностные оценки, эмоции. Образное, переносное употребление слова или выражения никогда не оставит ни адресата, ни самого творца речи равнодушным. Оно отражает внимательный, заинтересованный взгляд говорящего на мир и человека.

Скажем, вопрос, который поставит перед собой судья в такой форме: "Ты сам за торжество закона или справедливости?" превращает юридический аспект рассмотрения правонарушения в аспект нравственно-мировоззренческий, в соприкосновение гражданской позиции судьи с нравственной зрелостью его как личности;

в) будучи творческой игрой со словом, предоставляют возможность слушателю получать удовольствие от обращенной к нему речи. Делая речь приятной, привлекательной для слушателя, тропы позволяют ритору сочетать приятное с полезным. Охотное внимание к нему со стороны слушающего сопровождается развитием веры слушающего в говорящего, делают предмет мысли более образным и обеспечивают сохранение его в памяти.

Например, строки из стихотворения, озаренного гением М. Ю. Лермонтова, не только лучше запоминаются, но и развивают у читающего патриотизм:

Люблю отчизну я, но странною любовью!

Не победит ее рассудок мой.

Ни слава, купленная кровью,

Пи полный гордого доверия покой,

Ни темной старины заветные преданья

Не шевелят во мне отрадного мечтанья...

Удивительной смысловой емкостью обладает такой вид тропа, как метафора (от греч. meta – пере-, через и phoro - несу), т.е. перенос признаков с одного предмета на другой на основе схожести выбранных признаков сопоставления предметов. Метафора помогает кратко передать весьма сложное содержание. Вспомните, например, выражения "вешать лапшу на уши" или "гнаться за двумя зайцами".

Чтобы научиться использовать метафору в речи, нужно уяснить, как ее самому "сделать", ведь нам в основном нужны не словарные, а живые, яркие, привлекательные образы. Для того чтобы их создавать, необходимо понять, как устроена метафора. В содержательном плане метафора представляет собой скрытое сравнение чего-то с чем-то. Она обнаруживает себя союзами как, будто и т.п. В качестве элементов структуры метафора включает в себя, во-первых, два сравниваемых предмета и, во-вторых, признак, по которому они соотносятся, сопоставляются. Например, называя вруна редиской, мы сопоставляем два разнородных предмета по общему признаку: снаружи они имеют один цвет, а внутри – другой.

В риторике существует ряд правил, следуя которым можно получить выразительную метафору. Их можно сформулировать следующим образом.

  • 1. Сравниваемые предметы или явления должны быть разнородны, далеки друг от друга. Например: "Сосны подняли в небо свои золотистые свечи" (М. Горький).
  • 2. Признак сопоставления должен быть сущностным, важным, характерным.

В качестве примера возьмем такое описание: "Символ правосудия Фемида – статная, женщина, облеченная в мантию, с завязанными глазами, с весами в левой руке и с обоюдоострым мечом – в правой". В этом образе много важных признаков, которые характеризуют правосудие. Повязка па глазах символизирует беспристрастность. Весы – меру и справедливость. Обоюдоострый меч – символ духовной силы, воздаяния. То, что он в правой руке и направлен острием вверх, указывает на высшую справедливость, правое дело, а также на постоянную готовность его применить. То, что меч обоюдоострый, говорит о том, что закон не только карает, но и предупреждает.

  • 3. Объект сопоставления обусловливает оценку предмета речи. Например, положительная оценка предмета речи требует использовать объект, который заведомо находится в ряду хороших: мечта – птица. При негативной оценке предмета речи объект сопоставления выбирается из ряда отрицательных явлений: мечта – мыльный пузырь.
  • 4. По размеру метафора должна быть краткой, образ только намечен, назван, но един в своем раскрытии.

Например, православный собор можно сопоставить с деревом, где смысловая схема речи может быть представлена следующим образом:

Ритору данная метафора предоставляет огромное поле для творчества, слушателю дает возможность доступного восприятия излагаемого материала.

Некоторую трудность для ритора в плане ее использования в элокуции представляет метонимия (от греч. meta – пере-, через и numia – именование), т.е. вид трона, осуществляющий перенос признаков с одного предмета на другой на основе смежности или близости признаков сопоставления предметов.

С помощью метонимии, когда предмет речи назван именем материала, из которого он сделан, появилось латинское название человека – Homo, восходящее к humus – земля (т.е. человек – значит земляной, "слеплен" из земли).

Особенно значима метонимия для ритора, когда название части или детали предмета переносится на весь предмет целиком. Например, II. В. Гоголь использует такое выражение: "Эй, борода! а как проехать отсюда к Плюшкину?" К человеку обращаются, называя его по бросающейся в глаза детали.

Па использовании метонимии строится такой риторический прием, как перифраз (от греч. periphrasis – пересказ), когда название предмета заменяется описанием его признаков, как бы "расшифровывается", замещается определением через признаки и свойства.

"Ты возьми большую свежесть..." – слышим мы иногда в телевизионной рекламе жевательной резинки. Как предмет речи жевательная резинка названа по характерному свойству – свежести ее вкуса. Правда, в этом перифразе нарушены законы сочетаемости слов русского языка: если можно взять одну "жвачку", то никак нельзя взять свежесть, ее можно только почувствовать. Кроме того, свежесть не бывает ни первой, ни второй, ни большой, ни маленькой. Она или есть, или ее нет. Как видим, в короткой фразе дважды нарушены нормы современного русского языка.

Для того чтобы правильно использовать тропы в речи, рекомендуется соблюдать следующие принципы-правила: ритор обязан исходить из положения, что он не столько автор словесного текста, сколько его иллюстратор, но в рамках определенной меры;

  • – яркость речи должна сочетаться с ее естественностью;
  • – в процессе речи не следует бояться употреблять пришедший на ум образный оборот;
  • – необходимо совершенствовать повседневное речевое общение;
  • – следует избегать стертых, штампованных оборотов.
  • 4. Запоминание. На этапе запоминания или подготовки к речи следует руководствоваться рядом рекомендаций, которые выработала и сформулировала риторика на протяжении ее многовекового развития. Выделяют следующие составляющие удачного выступления:
    • а) установление логического порядка мыслей, которые вы намерены изложить в речи. Для начала составьте список тех идей, о которых вам следует поведать аудитории. Затем определите, какая из них должна быть первой, какая второй, третьей и т.д.;
    • б) определение способов и средств, позволяющих убедительно обосновать выделенные идеи, а также составление алгоритма их использования. Видимо, нет надобности "стрелять из пушки по воробьям". В преподнесении слушателю конкретной идеи, мысли ритор должен проявлять чувство меры. Это позволит ему вырабатывать собственные стиль и манеру обоснования доводимых до слушателей мыслей и, таким образом, развивать свой личностный потенциал в мыслеречевой деятельности.

Иногда начинающий ритор напоминает героиню сказки Льюиса Кэрролла "Приключения Алисы в Стране чудес". Алиса останавливается под деревом, на котором сидит Чеширский Кот. Рядом находится указатель дороги с 15 стрелками, повернутыми в различных направлениях.

  • – Скажите, пожалуйста, куда мне отсюда идти?
  • – Это во многом зависит от того, куда ты хочешь прийти, – ответил Кот.
  • – Да мне почти все равно, – начала Алиса.
  • – Тогда все равно, куда идти, – сказал Кот.
  • – Лишь бы попасть куда-нибудь, – пояснила Алиса.
  • – Не беспокойся, куда-нибудь ты обязательно попадешь, – сказал Кот, – конечно, если не остановишься на полпути.
  • в) адаптация стиля и содержания речи к конкретной аудитории. Слушатели с большей охотой будут воспринимать речь выступающего, если он будет пользоваться понятными им словами, входящими в их лексикон. Сверх того, эффект будет куда больше, если сформулировать для слушателей решение, которое они искали. Худшим для выступающего будет вариант, когда он предложит слушателям идею, которая потребует от них дополнительного осмысления или вообще останется непонятой;
  • г) предварительная репетиция речи. Важно, чтобы содержание первых трех минут своего выступления вы знали, как свои пять пальцев;
  • д) выбор примера для привлечения внимания слушателей, его проговаривание и соотнесение с главной темой речи. Не следует брать примеры из выступлений других риторов, если они не соответствуют вашему образу, тембру голоса, темпераменту, складу характера;
  • е) формирование установки на то, что ритор выполняет миссию человека, в котором слушающие нуждаются, что он ответствен за то, чтобы их ожидания сбылись. Нужно не просто поделиться с людьми тем, что вы знаете. Гораздо важнее идти с ними вместе к значимой для них и для вас цели;
  • ж) подготовка опорного материала речи (шпаргалки), который будет содержать необходимый фактический справочный материал.
  • 5. Произнесение. На этапе произнесения речь превращается в звучащее слово. Здесь действует весь комплекс знаний и навыков, связанных с мышлением человека, содержанием речи и объединенных пластическим принципом гармонии звучащей речи с личностью оратора, его телесными и духовными особенностями. Такая гармония создаст общий образ ритора и тех мыслей, которые он доносит до слушателей. Она призвана оказать максимальное воздействие выступающего на слушателей и достичь цели, к которой стремятся и выступающий, и его слушатели.

В целом, как утверждал еще Цицерон, вся деятельность, или искусство, оратора предстает в пяти частях. Изначально он должен определить, что сказать; потом расположить изобретенное нс только в определенном порядке, но и соответственно весу каждого аргумента; затем стилистически украсить это; после чего удержать в памяти, и наконец, произнести речь эффектно и с обаянием.

Важно не только то, что сказано, но и то, как сказано. Для этого выступающие используют риторические фигуры, или синтаксические схемы, – особые формы синтаксических конструкций, с помощью которых усиливается выразительность речи, увеличивается сила ее воздействия на адресата. Насчитывается несколько десятков риторических фигур, но реально используются лишь некоторые их них. Они эффективны и просты в употреблении, представляют собой тот минимальный набор, без которого речь не может обходиться, и, следовательно, встречаются почти в любой публичной речи. Их можно разбить на три группы.

• Первую группу составляют фигуры, которые обусловливают структуру фразы соотношением понятий в ней: антитеза и градация.

Антитеза – это фигура, где наличествуют противопоставление понятий и соответствующее построение фразы. Она часто используется для формулирования афористических суждений.

Например: "Щадя преступников, вредят честным людям" (Сенека); "Не бойся закона – бойся судьи" (русское изречение); "Жалость к палачам становится жестокостью по отношению к жертвам" (Р. Роллан).

Градация представляет собой расположение понятий в порядке возрастания или убывания значения. В русских переводах античных риторик градация передастся словом "лестница", ибо здесь речь идет о степени экспрессивности, напряженности выражения.

Например:

  • 1. "Не жалею, не зову, не плачу..." (С. А. Есенин). Здесь элементы расположены в порядке возрастания их значения.
  • 2. "Звериный, чужой, неприглядный мир..." (К. Шульчев). Здесь элементы расположены в порядке убывания значений. •
  • • Вторую группу образуют синтаксические схемы, закрепившиеся в речевой традиции как особые средства, позволяющие выступающему облегчить слушание его речи, ее понимание и запоминание. К ним относятся повтор; единоначатие; параллелизм; период. Так, повтор позволяет выступающему и слушателю вернуться к нити размышления в речи, что особенно важно в судебных заседаниях, когда адвокат обращается к присяжным заседателям. Кроме того, повторы способствуют запоминанию речи, привлекают и активизируют внимание слушателей.

Значимой для речи является такая фигура, как периоду предполагающая особое построение фразы. Периодически организованное предложение интонационно состоит из двух частей – восходящей и нисходящей. Их разделяет кульминация – высшая точка подъема в движении мысли, отмечаемая паузой. Выделяют три типа периодов:

  • 1) временной период может иметь в одной части речи слово "когда", во второй – "тогда". Например: "Когда нам говорят о великом преступлении, когда нам кажется, что оно было направлено против целой семьи, когда жертва его – слабая девушка, тогда каждый из нас, возмущенный, становится на сторону обиженных";
  • 2) условный период предполагает использование импликативного союза "если..., то". Например: "Если каждому воздавать по заслугам, то кто избежит кнута?" (У. Шекспир);
  • 3) в определительном периоде используется модель "кто..., кто..., тот...". Например: "Тот, кто ни разу не преследовался законом, кто не страдал за свои убеждения, тот не принесет много чести своей родине" (А. Франс).
  • • Третья группа представлена риторическими формами, которые используются как приемы диалогизации монологической речи, привлекающие и оживляющие внимание адресата, способствующие установлению гармонических отношений между говорящим и слушающим. К ним относятся риторическое обращение; риторическое восклицание; риторический вопрос; одобрение; умаление; введения в текст речи говорящего. Данные приемы важны тем, что служат задаче установления активного взаимодействия говорящего и слушающего, диалогизируют речь. Например, риторическое восклицание как бы знаменует кульминацию речи.

Его использовал в свое время Отто Бисмарк. Стремясь укрепить государство, призывая к этому своих служащих, он обратился к ним за содействием и помощью. Завершая свое выступление, он использовал эту риторическую фигуру: "С плохими законами и хорошими чиновниками вполне можно править страной. Но если чиновники плохи, не помогут и самые лучшие законы". Затем последовали два восклицания: "О времена! О нравы!"

Риторический вопрос формирует мнение и чувство аудитории, содержит в себе намек, фрагменты описания и рассуждения.

Например, такой вопрос: "Разве вам непонятно, что фортуна улыбается тому, кого не замечает Фемида?" может изменить позицию и присяжных заседателей, и судьи, ибо в нем наличествуют и намек, и рассуждение.

Ободрение и одобрение адресата позволяют говорящему убедить слушающего, подчеркивая, что считает достойным, равным или даже превосходящим себя.

Например, государственный обвинитель в одном из судебных заседаний достиг цели, обратившись к присяжным заседателям с такой фразой: "Вам, людям мудрым, влиятельным и болеющим за свою страну, предстоит не только оценить деяние подсудимого, но в целом надлежит приступить к врачеванию многих “недугов”, от которых наше государство страдает больше всего. Это, конечно, большая ответственность для вас, но одновременно и большая честь. Не всем представляется такая возможность. Вы достойны решения такой задачи".[5] Данная фигура как косвенная похвала присяжным заседателям была одновременно демонстрацией и выражением гордости за них, одобрением их деятельности и потому имела успех.

Итак, классический риторический канон, с которым мы в общих чертах познакомились, есть опробованная тысячелетиями и соответствующая общим законам человеческого мышления и речи парадигма, или образец, мыслительной и речевой деятельности. Овладеть этой парадигмой, научиться использовать этот образец – значит приобщиться к самим основам риторической культуры. В этом и состоит первейшая задача будущего юриста.

  • [1] Ломоносов М. В. Краткое руководство к красноречию. 9-е изд. СГ1б., 1810. С. 7.
  • [2] Пороховщиков П. С. Искусство судебного оратора // Об ораторском искусстве. М., 1959. С. 139–140.
  • [3] Там же. С. 141.
  • [4] См.: Копи А. Ф. Красноречие судебное и политическое // Об ораторском искусстве. М., 1959. С. 155–156.
  • [5] Аграновский Д. "Сегодня ты играешь джаз..." // Сов. Россия. 2010. № 10. 2 февр.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >