Полная версия

Главная arrow Риторика arrow Риторика

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Глава 4. Специфика речей в судебных заседаниях

В результате изучения главы студент должен:

знать

  • • виды судебного красноречия;
  • • особенности защитительной и обвинительной речей;
  • • назначение планов и их виды;
  • • основные виды аргументов в судебных заседаниях;
  • • план риторического анализа судебного выступления;

уметь

  • • анализировать речи судебных ораторов;
  • • пользоваться вербальными и невербальными приемами судебного ораторского искусства;
  • • пользоваться языковыми средствами контакта и воздействия присяжных заседателей;
  • • аргументировать свою позицию на судебном заседании;
  • • прогнозировать характер восприятия речи собеседником и привлекать риторические средства убеждения в ходе судебного общения с оппонентом;

владеть

  • • способностью и готовностью добросовестно исполнять профессиональные обязанности в судебном заседании;
  • • способностью и готовностью логически верно, аргументировано и ясно строить устную речь в судебном заседании;
  • • способностью и готовностью вести вербальный и невербальный обмен информацией с оппонентами в судебном заседании;
  • • способностью и готовностью изменять свой образ в процессе судебного заседания.

4.1. Условия и факторы, определяющие содержание судебных речей

Состав судебного заседания – одно из условий, определяющих содержание как процесса подготовки речей юристов, так и их произнесения, влияния на участников судебного заседания. Ораторские приемы неодинаковы для разных видов речей, в том числе и для публичных, которыми являются речи в судебном заседании. Например, и судебная, и политическая речь – это публичная речь. Но судебному оратору и оратору политическому приходится действовать по-разному. Судебное красноречие - совсем не то, что красноречие политические. Уместные и умные цитаты, хорошо продуманные примеры, тонкие и остроумные сравнения, стрелы иронии и даже обращение к общечеловеческим ценностям требуют в судебном заседании совсем другой формы, чем перед массовой аудиторией, в том числе перед камерами телевидения.

В основании судебного красноречия лежит необходимость убеждать и доказывать, склонять слушателей присоединиться к мнению ритора. Как отмечалось при рассмотрении аргументированной речи, убеждение и доказывание требуют хорошего знания слушателей, перед которыми вступает в речевое общение юрист в судебном заседании. Так что же собой представляют слушатели судебного заседания?

В общем плане мы можем рассматривать судебное заседание, зал суда как социальный мир в миниатюре. Правда, в нем повседневные социальные процессы несколько гиперболизируются и зачастую имеют самые серьезные последствия для ряда участников, хотя и остальные при этом без последствий не обходятся. Здесь, как и везде, люди размышляют, взаимодействуют, слушают и убеждают, за кого-то переживают, а кого-то ненавидят. Но все рациональные и иррациональные компоненты их бытия приобретают более актуализированное состояние; их чувства и эмоции более, чем в повседневной жизни, оголены, более восприимчивы.

В содержательном и структурном аспектах состав судебного заседания представляет собой относительно самостоятельное объединение людей, т.е. группу. Роль социальной группы в жизни человека полиаснектна. Будучи существом социальным, свои способности и особенности человек реализует в первую очередь через групповую деятельность, т.е. в социальных общностях. В социальных группах рождаются, формируются определенные нормы и правила поведения, которые определяются посредством ограничений и допущений и обеспечивают каждому человеку безопасное взаимодействие с себе подобными. Например, уже в малой социальной группе, состоящей из трех человек, формируется значимый регулятив жизни – мнение большинства.

Социальная группа – это основа и условие формирования личности. Она является источником социального развития и своеобразным посредником между отдельным человеком и другими представителями социума, обществом в целом. Любая социальная группа, в том числе и судебное заседание, имеет свои характерные черты.

  • 1. Определенный способ взаимодействия между членами группы. Внутри группы проявляются такие факторы взаимодействия, как взаимная поддержка и братство. Люди, объединенные в группу для выполнения совместной деятельности и удовлетворения социальных потребностей, например таких, как судебное разбирательство дела, испытывают некоторое ослабление неприятных чувств. Участникам группы вместе легче преодолевать отрицательные эмоции, которые обычно сопровождают судебное заседание. Общаясь в группе, люди могут быстрее успокоиться, отвлечься от грустных мыслей и получить дополнительную информацию.
  • 2. Корпоративизм. Участники группы испытывают чувство принадлежности к данной группе. Более того, участники конкретной группы воспринимаются участниками других групп как носители конкретной позиции, конкретного отношения к высказываниям и тезисам выступающего. Иными словами, группа имеет свою идентичность с точки зрения посторонних. Групповая идентичность значительно более устойчива, чем можно предположить. Экспериментальные данные подтверждают значение групповой идентичности, общности интересов группы.

Общность интересов членов группы – это наличие в структуре интересов каждого члена группы таких осознаваемых им потребностей, мотивов проявления активности, которые являются одинаковыми для каждого члена группы и обусловливают их единую направленность на достижение поставленной перед группой цели. Общность интересов зависит от сочетания групповых и личных интересов членов группы. Чем гармоничнее сочетаются личные и групповые интересы, тем выше степень общности интересов членов группы и общества в целом. Общность интересов складывается не только на основе включения людей в одну и ту же социальную среду, она является результатом образования и воспитания каждого человека. Может статься, что первичные потребности будут вызывать у членов группы общность интересов, но духовные потребности будут их разъединить. При определенных условиях развития общность интересов может воплотиться в общность целей.

Важно отметить, что цель и интерес – хотя и близкие, но разноплановые социально-психологические явления. Цель занимает промежуточное положение между интересом и действием. Для того чтобы интерес превратился в действие, необходимо определить цель и установить, какие изменения нужно произвести с предметом деятельности, чтобы получить желаемый результат. Очевидно, что общность целей группы, так же как и общность интересов, представляет собой сложное диалектическое социально- психологическое образование. Какой бы ни была групповая цель, она всегда разбивается на элементарные составляющие. В рамках реализации групповой цели могут возникать дополнительные цели, способствующие достижению основной цели. Наряду с функционально-групповыми целями у участников группы может возникнуть желание и, естественно, цель решить свои личные задачи или разрешить какие-то личные проблемы.

Например, в рамках судебного заседания, где основной целью является установление справедливого воздаяния правонарушителю за содеянное, решается ряд вспомогательных и дополнительных целей. К ним можно отнести:

  • – установление истинности аргументов, используемых каждой из сторон судебного заседания;
  • – обеспечение явки в судебное заседание свидетелей;
  • – организацию и проведение судебного заседания в особом процессуальном режиме с соблюдением соответствующих норм и форм;
  • – получение каждым участником судебного заседания личного удовлетворения от проделанной работы и т.д.

Общность групповых целей - сложное социально-психологическое образование, присущее группе на определенном этапе ее становления и развития, когда статусно-ролевая предназначенность группы, ее место и роль в системе социальной структуры общества и, следовательно, цель се функционирования становятся определяющими для действий каждого участника группы, а все другие цели их действий только дополняют и способствуют достижению статусно-групповой цели.

  • 3. Групповое влияние. Группа влияет на поведение ее членов во многих отношениях. В частности, группы оказывают большее давление на своих членов, усиливая их конформизм по отношению к собственной группе и некоторый нонконформизм по отношению к участникам других групп.
  • 4. Организация совместной деятельности. Такая социальная группа, как судебное заседание, образуется для выполнения определенного дела, которое в демократическом обществе нс может выполняться одним человеком. В этом смысле судебное заседание выполняет инструментальную функцию, которая накладывает свой отпечаток на всех участников данной группы, на действия и восприятие речи микрогруппами и участниками формальных подгрупп, образованных штатным расписанием. В деятельности участников [руины можно выделить такое проявление их активности и согласованности усилий каждого участника группы, которое приводит к общему искомому результату по преобразованию общего предмета деятельности.

Соединение в групповом действии отдельных личностей, обладающих различными индивидуальными способностями и чертами характера, приводит к взаимному дополнению способностей и черт характера в едином групповом субъекте. Наличие в группе решительного человека может придать совместным действиям решительность, наличие упорных, последовательных людей означает упорство и последовательность действий для всех членной группы.

Совместные действия, особенно при выполнении сходных операций, могут вызвать социально-психологический эффект соревнования, т.е. стремление выполнить работу лучше, быстрее своего товарища, "подтянув" его во время выполнения группового действия. Закон соревнования, действующий в группах, основанных на общем интересе и ценностных ориентациях, означает, что в группе гармонично сочетаются личные и групповые интересы.

Судебное заседание как субъект действия, социальная группа обладает определенными коммуникативными и социально-психологическими характеристиками, оказывающими большое влияние на эффективность речей, которые в нем произносятся. Свойства слушателей судебного заседания, которые юристу потребуется учитывать при подготовке и произнесении речи в суде, проявляются через свойства участников тех социальных групп, которые могут сформироваться в судебном заседании:

  • а) малая группа. В ней могут наличествовать диады и триады. Диада – это группа из двух человек. В ней действует закон межличностных отношений, т.е. эквивалентность обмена и взаимность. Диада – царство субъективных пристрастий, социальное начало в ней только зарождается. Будучи хрупкой по своей природе, диада требует более тесного, упорядоченного и позитивного взаимодействия меж/iy ее членами. Вместе с тем в диаде создаются условия для более глубокого эмоционального удовлетворения ее членов. Когда к группе из двух человек присоединяется третий, образуется триада. Рано или поздно в триаде произойдет сближение между двумя членами группы и исключение из нее третьего. В триаде рождаются социальные отношения, так как проявляет себя феномен большинства. В ней появляются лидер и аутсайдер;
  • б) формальная группа. Ее структура обусловлена штатным расписанием, т.е. состав участников такой группы и соответственно их свойства и черты задаются в значительной степени штатными профессиональными особенностями.

В составе судебного заседания как формальной группы образуются следующие подгруппы (рис. 3).

  • 1. Профессиональные участники процесса: судья, государственный обвинитель, адвокат. Они принимают участие в рассмотрении дела в силу своих профессиональных и процессуальных обязанностей.
  • 2. Присяжные заседатели: специальным образом отобранные граждане Российской Федерации, включенные в списки присяжных заседателей и призванные в установленном законом порядке к участию в рассмотрении дела судом. Списки присяжных заседателей составляются краевой, областной, районной, городской администрацией и публикуются в местной печати. Присяжные заседатели образуют коллегию из 12 человек. В совещательной комнате, без участия профессионального судьи они самостоятельно принимают решение (вердикт) по вопросу о виновности или невиновности подсудимого, а также о том, заслуживает или не заслуживает он снисхождения.
  • 3. Представители общественности: общественный обвинитель, общественный защитник, представители общественных организаций и трудовых коллективов, выполняющие в судебном заседании общественные обязанности.

Участники судебного заседания как представители формальной группы

Рис. 3. Участники судебного заседания как представители формальной группы

  • 4. Иные участники процесса: подсудимый, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик, свидетели, эксперты, специалисты, защищающие свои интересы или оказывающие помощь в рассмотрении дела, исполняющие возложенные на них законом процессуальные обязанности.
  • 5. Родственники, близкие, друзья подсудимого и потерпевшего, заинтересованные в исходе дела.
  • 6. Публика: лица, пришедшие в суд по различным мотивам. Это может быть профессиональный интерес, озабоченность социальными проблемами, праздное любопытство и др.

Каждая подгруппа выполняет свои процессуальные обязанности, реализует определенные функциональные роли. Присутствие разных адресатов в зале суда значительно осложняет деятельность говорящего, обязывает его тщательно продумывать свое выступление, отбирать соответствующие языковые средства, использовать специальные приемы воздействия на слушателей. Его речь должна быть, с одной стороны, достаточно профессиональной, отражать юридические тонкости дела, а с другой стороны, быть понятной даже самому неискушенному слушателю.

Находящиеся в зале участники судебного разбирательства по-разному относятся к речам государственного обвинителя, адвоката, судьи.

Предназначение судебного заседания – еще один существенный фактор, обусловливающий содержание судебных речей его участников. Судебное заседание – это своеобразное мыслеречевое сражение, где борются разные "партии". Одни хотят добиться осуждения подсудимого, другие намерены его спасти от несправедливого решения, третьи жаждут проявления социальной справедливости, четвертые пришли для того, чтобы понаблюдать за состязанием ораторов, пятые создают фон выступлений и т.д. В общем, судебное заседание – это "камерное" поле битвы за умы тех, кто принимает заключительное решение, но в обстановке групповых пристрастий, в рамках судебных прений.

Судебные прения – это часть судебного разбирательства, в которой стороны подводят итоги проведенного исследования фактических обстоятельств дела, анализируют собранные доказательства, высказывают и обосновывают свое мнение по поводу вопросов, подлежащих разрешению судом. Судебные прения требуют соблюдения установленных правил в судебных речах, определенного судебного красноречия. В судебных прениях участвуют:

  • • по уголовному делу – государственный обвинитель, защитник, подсудимый, а также гражданский истец, гражданский ответчик или их представители;
  • • по делам частного обвинения (оскорбление, клевета, побои, причинение легкого телесного вреда и т.п.) в качестве обвинителя участвует потерпевший или его представитель. Допускается выступление общественных обвинителей и общественных защитников;
  • • по гражданскому делу – истец; ответчик; представители истца и ответчика; третьи лица; прокурор; уполномоченные органов государственного управления и других организаций, обратившихся в суд за защитой прав и охраняемых законом интересов других лиц; уполномоченные органов государственного управления, привлеченных судом к участию в процессе или вступивших в процесс по своей инициативе; представители общественных организаций и трудовых коллективов, если они допущены к участию в судебном разбирательстве.

Судебная речь – это публичная речь, обращенная к суду, а также ко всем участвующим и присутствующим при рассмотрении уголовного или гражданского дела, произнесенная в судебном заседании и представляющая собой изложение выводов оратора по данному делу и его возражения другим ораторам. Судебная речь должна быть направлена на обеспечение полного, всестороннего и объективного исследования обстоятельств дела, содействовать вынесению законного, обоснованного и справедливого приговора. Цель судебной речи состоит в способствовании формированию внутреннего убеждения судьи, убедительного и аргументированного воздействия па понимание сути дела присяжными заседателями, а также формирование понимания действий судебной власти у граждан, присутствующих в зале суда. Предметом судебной речи является деяние, за которое подсудимый привлекается к уголовной или иной ответственности.

Особенностью судебной речи является ее строгая процессуальная регламентированность. Например, обвинители и защитники, потерпевший и подсудимый, участвующие в судебных прениях по уголовному делу, не вправе ссылаться на доказательства, которые не рассматривались в судебном заседании или признаны судом недопустимыми.

Если возникает необходимость предъявить новые доказательства, они могут ходатайствовать о возобновлении судебного следствия.

Последовательность выступлений в судебных прениях определяется судом. Продолжительность судебных прений не ограничивается определенным временем, но председательствующий может останавливать выступающих, если они касаются обстоятельств, не имеющих отношения к рассматриваемому делу. Все участники судебных прений:

  • а) в той или иной степени испытывают воздействие общественного мнения;
  • б) учитывают в своих речах социально-политические установки общества;
  • в) руководствуются моральными ценностями общества.

Теоретики и практики ораторской речи, специалисты по общению начиная с Античности придавали большое значение моральному аспекту судебных речей.

Так, в книге А. Ф. Мерзлякова "Об истинных качествах поэта и оратора", изданной в 1824 г., подчеркивалось: "Что касается до оратора, то он необходимо должен иметь нравы добрые и наклонности честные. Слово его не меньше должно быть вывескою его добродетели, как и просвещения. Искусство всегда получает более важности и почтения, когда оно соединяется с благородными качествами человека, владеющего оным; особливо в убеждении умов самый образ жизни оратора должен служить порукою, что советы его искренни и основаны на собственном убеждении. Положим, на примере, что искусный оратор в прекрасных и трогательных выражениях преподаст нам правила честности, с которыми весьма несообразно его поведение, он влечет нас, покоряет силою витийства; но в ту самую минуту, когда мы совершенно готовы ему верить, по несчастию приходит нам на ум мысль, что тот самый, кто предлагает нам столь мудрые правила, удаляется от оных своею жизнью: тогда очарование искусства в глазах наших исчезает, вместо наставника мы видим перед собой хитрого лицемера, и за стыд себе почитаем иметь столь недостойного руководителя".

Положение юриста, участвующего в судебных прениях, с точки зрения этических условий деятельности очень непростое. Нередко он оказывается в центре коллизий

права и морали. Он одновременно должен быть и блюстителем закона, и высокоморальной личностью, быть образцом гражданственности и нравственности для всех, с кем ему приходится общаться и взаимодействовать.

В древних источниках толкований Торы есть описание случая добровольного отстранения судьи от интересов конкретного человека ради сопричастности с потребностями всего общества.

Судья имел арендатора, который однажды принес ему плату раньше срока. Пояснил, что завтра в суде у него будет дело, поэтому чтобы не возвращаться, он пришел сегодня с положенной платой. Никаких просьб и пожеланий арендатор не высказал. По судья, тем не менее, от этого дела самоустранился. По его признанию, наблюдая за разбором дела со стороны, он ощущал внутреннее побуждение изыскать доводы в пользу своего арендатора. И если бы сам был в том процессе судьей, то не смог бы судить беспристрастно.

В судебных прениях ритору необходимо соблюдать следующие этические нормы.

1. Уважительное и добросовестное отношение к суду. Это важнейшее требование, предъявляемое к судебному ритору. У выступающего должна быть четкая нравственная позиция: суд нельзя вводить в заблуждение, обманывать, суду необходимо подчиняться. Например, прокурор не вправе всегда и при любых обстоятельствах обвинять кого-то во что бы то ни стало. Закон и профессиональная этика требуют от прокурора отказаться от обвинения, если оно не нашло подтверждения на судебном следствии.

Особую значимость правила уважительного и добросовестного отношения к суду приобретают в защитительной речи адвоката. Конечно, права и законные интересы клиента для адвоката являются преимущественными. Однако строгое следование нормам профессиональной этики должно удерживать адвоката от попыток обмануть суд или участвовать в его обмане. Защитник не имеет морального права использовать в своей речи в качестве доказательства фальсифицированные факты и сфабрикованные показания свидетелей, представлять заведомо подложные документы, давать неправильное или неточное толкование закона и других нормативных актов и т.п. Отстаивая законные интересы своего клиента, защитник обязан действовать законными средствами и способствовать тому, чтобы и клиент вел себя должным образом. К сожалению, на практике приходится сталкиваться с "ловкими" адвокатами, которые с помощью нечестных приемов и уловок порой добиваются оправдательных приговоров, но подрывают доверие к себе как профессионалу.

  • 2. Уважение к процессуальному противнику – еще одно обязательное моральное требование к юристу, участвующему в судебных прениях. Например, считается неэтичным использование всех без разбора ошибок адвоката второй стороны, его промахов, нарушений, тем более если таковые не влияют на существо дела и не нарушают права клиента. Следует считать недопустимыми с точки зрения морали замечания личного характера между адвокатами, попытки "подставить" другого адвоката, резкие выпады в адрес своего коллеги по поводу его непрофессионализма, недостаточного жизненного опыта, превознесение собственных заслуг в ходе судебного процесса. Вместе с тем уважительный тон по отношению к участникам судебных прений не исключает справедливой критики позиций процессуальных противников, решительного обличения общественных пороков и их представителей.
  • 3. Требования морали предписывают судебным риторам корректное отношение ко всем другим участникам судебного процесса, в том числе к потерпевшему и подсудимому. Даже преступник, как бы ни было ужасно или подло его преступление, имеет известные права и свои интересы в деле. Закон дает несчастному защитника, обязанного оградить его нрава и интересы. Защитник должен исполнить свой долг.

Актуально и поучительно для современного судебного деятеля звучат слова А. Ф. Кони: "Этика речевого поведения в зале суда требует, чтобы все стороны и их представители, участвующие в процессе, обращались друг к другу на “вы”. Необходимо точно знать и правильно произносить фамилию, имя, отчество того, к кому обращаются или о ком говорят. Недопустимо путать подсудимого с потерпевшим, потерпевшего – со свидетелями или другими участниками рассматриваемого дела. Важно позаботиться и о подборе языковых средств, точно выражающих мысль, ясных и понятных всем присутствующим, образных и выразительных".

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>