Полная версия

Главная arrow Риторика arrow Риторика

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Глава 6. Некоторые способы и формы подготовки юриста как ритора

В результате изучения главы студент должен:

иметь представление

  • • об основных способах и формах подготовки и самоподготовки юриста как ритора;
  • • о роли мастер-классов в развитии умений и навыков красноречия;

знать

  • • структуру мастер-класса;
  • • схемы анализа заявлений и обращений участников судебного заседания;
  • • назначение видов и форм выступлений на судебном заседании;

уметь

  • • решать риторические задачи, учитывая при этом особенности судебной ситуации: участников, характер отношений, цели, обстоятельства и т.д.;
  • • управлять своим голосом и готовить речевой аппарат к работе;
  • • следить за собственным дыханием и дикцией;
  • • определять необходимый темп и ритм речи;
  • • прогнозировать характер восприятия речи собеседником;

владеть

  • • культурой поведения и готовностью к кооперации с коллегами при подготовке к судебному заседанию;
  • • способностью вести вербальный и невербальный обмен информацией с коллегами, а также проводить диагностирование личных свойств и качеств собеседника;
  • • способностью вырабатывать стратегию, тактику и технику взаимодействия с людьми, организовывать их совместную деятельность для достижения определенных социально значимых целей;
  • • способностью идентифицировать себя с оппонентом, понимать, какой воспринимается им.

Как уже отмечалось, конституционное положение об осуществлении судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон направлено на развитие у юристов умений и навыков красноречия. Достижению этой цели, в первую очередь освоению знаний и формированию необходимых умений мыслеречевой и речемыслительной деятельности, способствуют многие традиционные формы занятий. Их возможности хорошо известны и всесторонне проанализированы. Особая роль в развитии судебного красноречия принадлежит мастер-классам и коллективному анализу судебных актов. Эти активные формы проведения занятий позволяют слушателям:

  • 1) раскрыть содержание и структуру речей;
  • 2) актуализировать возможности развития высокого уровня мыслеречевой и речемыслительной деятельности;
  • 3) ознакомить с приемами и формами познавательно- процессуального мышления, позволяющими создать квалифицированную речь соответствующего вида и формы;
  • 4) сформулировать для себя своеобразную режиссуру создания и произнесения речи.

6.1. Роль мастер-классов в развитии умений и навыков красноречия

Мастер-класс – наиболее значимая форма гармоничного восприятия и включения в собственное "Я" положений красноречия. При использовании данной формы происходит наиболее полное развитие сразу трех областей внутреннего мира человека: мышления, речи и психики.

Мастер-класс представляет собой взаимное общение в процессе занятий как слушателей с преподавателем, так и обучающихся между собой. Эта форма может быть использована всеми, кто заинтересован в развитии своих речевых возможностей и формировании у себя компонентов красноречия. Мастер-класс проводится в режиме интерактивного тренинга с мультимедийным сопровождением, что включает:

  • 1) микролекцию;
  • 2) предварительное тестирование, т.е. выявление у слушателей уровня знаний по мыслеречевому и речемыслительному процессу; навыков формирования речи и ее произнесения; задатков к оценке ситуации, оппонента и донесения до него информации, способной данного оппонента в чем-то убедить;
  • 3) создание социальной ситуации – упражнения, задания, установки; ролевая игра, дающая условия для создания речи, ее произнесения в соответствующей аудитории на определенную тему;
  • 4) распределение и проигрывание ролей тех, кто:
    • – оценивает материал, факты;
    • – обобщает, готовит предварительные сообщения;
    • – превращает данное сообщение в речь определенной формы;
    • – анализирует речь и ее воздействие на слушателей;
    • – делает разбор процесса подготовки речи и ее произнесения;
  • 5) дискуссию, обсуждение процесса и результата произнесения определенного вида и формы речи;
  • 6) обобщение результатов проведения мастер-класса квалифицированными специалистами, имеющими большой практический опыт подготовки и произнесения речей.

Мастер-класс позволяет слушателям:

  • • приобрести практические навыки, совершенствуя свое умение по подготовке речей на заданные темы;
  • • уточнить и определить свой культурный потенциал, неиспользованные возможности для профессионального развития;
  • • освоить новые способы оптимального воздействия речью на слушателей в процессе коллективного анализа фактов действительности и формирования речей;
  • • ознакомится с вариантами алгоритмов подготовки эффективных речей, рассчитанных на разные социальные ситуации и для разной аудитории слушателей;
  • • проанализировать и оценить результаты своих выступлений, а также выступлений коллег;
  • • понять особенности разных видов и форм речей, оценить эффективность их воздействия на слушателей в разное время и в разных ситуациях, психологических условиях;
  • • в процессе подготовки и произнесения речей определить тип деловой культуры, в которой им предстоит работать;
  • • сформировать алгоритмы подготовки речей и варианты выступлений в своей профессиональной деятельности.

Для проведения занятий в режиме мастер-класса предлагаются несколько решений из практики судов разного уровня, входящих в судебную систему Российской Федерации. По ним следует составить речь государственного обвинителя, защитника и судьи. При организации мастер-класса по конкретному судебному решению, дающему основания для подготовки различного вида судебных речей, освоению знаний, развитию умений и навыков эффективного говорения, необходимо осуществить следующие мероприятия:

  • 1) произвести разбор решения суда по конкретному делу;
  • 2) по его результатам предложить логику обоснования этого решения (речь судьи);
  • 3) сформулировать и обосновать вариант выступления для государственного обвинителя и адвоката;
  • 4) подготовить речи и произнести их перед вариативной аудиторией.

Следующий этап проведения мастер-класса потребует от слушателей корректировки подготовленных ими речей, если на это указывает руководитель, а также повторного выступления перед аудиторией. Процесс совместной работы по конкретному судебному решению целесообразно доводить до максимального совершенствования в процессе подготовки и произнесения квалифицированных речей. Это позволит активизировать творческое мышление слушателей, сформировать у них умение и навыки красноречия, выработать логические процедуры соотнесения, соизмерения, сравнения, а также развить у них высокие личностные качества, волю, направленность на достижение цели при соблюдении положений морали, традиций, обычаев, существующих в обществе.

Пример 1

Конституционный Суд Российской Федерации Постановление от 2 июля 1998 года № 20-П По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 331 и 464 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами ряда граждан (Извлечение)

Конституционный Суд Российской Федерации рассмотрел дело о проверке конституционности отдельных положений статей 331 и 464 УПК РСФСР, поводом для чего явились жалобы граждан на нарушение их конституционных прав положениями статей 331 и 464 УПК РСФСР, на основании которых им было отказано в кассационном обжаловании решений, вынесенных в отношении них судами первой инстанции в период судебного разбирательства и в том числе связанных с избранием, изменением либо фактическим продлением применения меры пресечения в виде заключения под стражу.

Конституционный Суд Российской Федерации постановил:

  • 1. Признать положения пункта 2 части первой статьи 331 УПК РСФСР, исключающие до постановления приговора возможность обжалования и пересмотра в кассационном порядке определений (постановлений) суда первой инстанции о назначении судебного заседания или направлении уголовного дела для производства дополнительного расследования, поскольку они сопряжены с применением мер пресечения или иных принудительных мер, а также с фактическим продлением срока действия этих мер, не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 21 (часть 1), 22 (часть 1), 45 (часть 2), 46 (части 1 и 2) и 123 (часть 3).
  • 2. Признать положения пункта 3 части первой статьи 331 и части первой статьи 464 УПК РСФСР, в той мере, в какой они исключают до постановления приговора возможность обжалования и пересмотра в кассационном порядке определений (постановлений) суда первой инстанции о применении или изменении меры пресечения, о помещении лица в медицинское учреждение для проведения стационарной судебно-психиатрической экспертизы, а также об отложении разбирательства, приостановлении уголовного дела или о роспуске коллегии присяжных заседателей и связанном с этим возобновлении подготовки к рассмотрению дела, поскольку указанные решения затрагивают конституционные права и свободы, и в частности сопряжены с фактическим продлением срока содержания под стражей, нс соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 21 (часть 1), 22 (часть 1), 45 (часть 2) и 46 (части 1 и 2).

Примерная схема анализа исследуемого решения

  • 1. Что послужило основанием к обращению в суд?
  • 2. Правомерны ли требования обратившихся?
  • 3. Какими аргументами обосновывается позиция слушателя?
  • 4. Какое решение принял бы сам слушатель?
  • 5. Какова формулировка его решения?
  • 6. Прослушав мини-лекцию оппонента по проблемам, поднятым в решении, слушатель должен выразить свое отношение к доводам оппонента.

Пример 2

Конституционный Суд Российской Федерации Постановление от 11 июня 2003 года № 10-П По делу о проверке конституционности Федеральною конституционного закона "О внесении изменения и дополнения в Федеральный конституционный закон “О референдуме Российской Федерации”" (Извлечение)

Конституционный Суд Российской Федерации рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности Федерального конституционного закона от 27 сентября 2002 года "О внесении изменения и дополнения в Федеральный конституционный закон “О референдуме Российской Федерации”".

Поводом к рассмотрению дела явился запрос группы депутатов Государственной Думы о проверке конституционности положений Федерального конституционного закона "О внесении изменения и дополнения в Федеральный конституционный закон “О референдуме Российской Федерации”", предусматривающих период, в течение которого не допускается выступление с инициативой о проведении референдума Российской Федерации и само его проведение, а также конституционности названного Федерального конституционного закона в целом по порядку принятия Государственной Думой. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации положения оспариваемого Федерального конституционного закона и имевший место порядок его принятия.

Заслушав сообщение судьи-докладчика С. М. Казанцева, объяснения представителей сторон, а также выступление приглашенного в заседание представителя от Центральной избирательной комиссии Российской Федерации – члена Центральной избирательной комиссии Российской Федерации Η. Л. Кулясовой, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации установил:

1. В соответствии с частью первой статьи 8 Федерального конституционного закона от 10 октября 1995 года "О референдуме Российской Федерации" инициатива проведения референдума Российской Федерации принадлежит не менее чем двум миллионам граждан Российской Федерации, имеющих право на участие в референдуме Российской Федерации (пункт 1), а также Конституционному Собранию в случае, предусмотренном частью 3 статьи 135 Конституции Российской Федерации (пункт 2). При этом частью четвертой статьи 12 данного Федерального конституционного закона в первоначальной редакции предусматривалось, что проведение выборов Президента Российской Федерации, федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления одновременно с проведением референдума Российской Федерации не допускается.

Федеральным конституционным законом от 27 сентября 2002 года "О внесении изменения и дополнения в Федеральный конституционный закон “О референдуме Российской Федерации” статья 8 Федерального конституционного закона "О референдуме Российской Федерации" дополнена частью третьей следующего содержания: "Субъекты, упомянутые в пункте 1 части первой настоящей статьи, не могут выступать с инициативой о проведении референдума Российской Федерации в период избирательной кампании, проводимой одновременно на всей территории Российской Федерации в соответствии с решением, принятым уполномоченным федеральным органом, а также в случае, если проведение референдума Российской Федерации приходится на последний год полномочий Президента Российской Федерации, Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" (пункт 1 статьи 1). Одновременно часть четвертая его статьи 12 изложена в следующей редакции: "Проведение референдума Российской Федерации не допускается (за исключением случаев, когда референдум Российской Федерации инициируется в соответствии с международными договорами Российской Федерации) в период избирательной кампании, проводимой одновременно на всей территории Российской Федерации на основании решения уполномоченного федерального органа, или если проведение референдума Российской Федерации приходится на последний год полномочий Президента Российской Федерации, иных выборных федеральных органов государственной власти" (пункт 2 статьи 1).

Депутаты Государственной Думы, обратившиеся с запросом в Конституционный Суд Российской Федерации, утверждают, что Федеральный конституционный закон "О внесении изменения и дополнения в Федеральный конституционный закон “О референдуме Российской Федерации”", увеличив период, в течение которого не допускается инициатива о проведении референдума Российской Федерации и само его проведение, тем самым нарушил, фактически пересмотрел положения Конституции Российской Федерации о том, что народ осуществляет свою власть непосредственно, и о том, что референдум является высшим непосредственным выражением власти народа, которые относятся к основам конституционного строя Российской Федерации и как таковые не могут быть пересмотрены Федеральным Собранием, а также несоразмерно ограничил право граждан Российской Федерации участвовать в референдуме, что противоречит статьям 1 (часть 1), 2, 3, 16 (часть 1), 29 (части 1 и 3), 32 (часть 2), 55 (части 2 и 3) и 135 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации.

При этом, как следует из содержания запроса и выступлений представителей заявителей в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, конституционность Федерального конституционного закона "О внесении изменения и дополнения в Федеральный конституционный закон “О референдуме Российской Федерации”" оспаривается лишь применительно к референдуму, инициируемому гражданами Российской Федерации, вопрос же о порядке проведения всенародного голосования по проекту новой Конституции Российской Федерации, принимаемому в соответствии со статьей 135 (часть 3) Конституции Российской Федерации Конституционным Собранием, заявителями не затрагивается. Следовательно, в силу части третьей статьи 74 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" вопрос о том, распространяется ли положение пункта 2 статьи 1 Федерального конституционного закона "О внесении изменения и дополнения в Федеральный конституционный закон “О референдуме Российской Федерации”" о времени проведения референдума Российской Федерации на случаи проведения всенародного голосования по проекту новой Конституции, предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу не является.

В запросе утверждается также, что при принятии Федерального конституционного закона "О внесении изменения и дополнения в Федеральный конституционный закон “О референдуме Российской Федерации”" были нарушены положения статей 71 (пункт "в") и 72 (пункт "б" части 1) Конституции Российской Федерации о предметах ведения Российской Федерации и предметах совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов, а также вытекающая из статьи 108 (часть 2) Конституции Российской Федерации процедура голосования.

2. В соответствии с Конституцией Российской Федерации носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ; народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления; высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы (статья 3, части 1, 2 и 3).

Провозглашая референдум и свободные выборы высшим непосредственным выражением власти народа и гарантируя в статье 32 (часть 2) право граждан Российской Федерации на участие в свободных выборах и в референдуме, Конституция Российской Федерации исходит из того, что названные высшие формы непосредственной демократии, имея каждая собственное предназначение в процессе осуществления народовластия, равноценны и, будучи взаимосвязаны, дополняют друг друга. Последовательность их перечисления в статье 3 Конституции Российской Федерации (референдум – свободные выборы) не дает основания для вывода о придании приоритетной роли референдуму, как не свидетельствует о приоритетной роли свободных выборов статья 32 Конституции Российской Федерации, которая, определяя право граждан на участие в непосредственном осуществлении народовластия, называет сначала право избирать и быть избранным в органы публичной власти, а затем – право участвовать в референдуме.

2.1. В соответствии с предназначением института свободных выборов (формирование и периодическая сменяемость состава органов публичной власти) Конституция Российской Федерации закрепляет принцип периодичности выборов Президента Российской Федерации и депутатов Государственной Думы, а также сроки их проведения (статья 81, часть 1; статья 92, часть 2; статья 96, часть 1; статья 109, часть 2). Предусмотренная международными обязательствами Российской Федерации, а именно Международным пактом о гражданских и политических правах (пункты "а" и "b" статьи 25) и Конвенцией о защите прав человека и основных свобод (статья 3 Протокола № 1), периодичность выборов есть необходимое условие демократического развития страны, имеющее целью посредством регулярного обновления состава органов публичной власти обеспечить их демократический и правовой характер.

Что касается института референдума, предназначенного для принятия всенародным голосованием решений по вопросам государственного значения, то Конституция Российской Федерации закрепляет полномочие Президента Российской Федерации назначать референдум в порядке, установленном федеральным конституционным законом (статья 84, пункт "в"), неправомочность временно исполняющего обязанности Президента Российской Федерации назначать референдум (статья 92, часть 3), основания вынесения проекта новой Конституции Российской Федерации на всенародное голосование и условия признания ее принятой (статья 135, часть 3). Периодичность референдума, какие-либо сроки его проведения или препятствующие этому обстоятельства Конституцией Российской Федерации не предусматриваются.

Названными положениями Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 3, 32 (части 1 и 2) и 71 (пункты "а" и "в") обусловливаются характер и содержание законодательного регулирования условий и порядка проведения референдума и выборов в органы публичной власти, с тем чтобы свободное волеизъявление граждан было обеспечено как при осуществлении избирательных прав, так и при осуществлении права участвовать в референдуме. Федеральный законодатель при решении указанных вопросов обладает достаточной свободой усмотрения, которая тем не менее ограничена особенностями высших форм непосредственного народовластия, их предназначением и соотношением.

Исходя из того, что каждая из этих форм предназначена для достижения самостоятельных целей, федеральный законодатель определяет как время проведения выборов, так и время проведения референдума. Поскольку одновременное проведение выборов и референдума в силу объективных обстоятельств может воспрепятствовать адекватному волеизъявлению граждан и привести к снижению эффективности и той и другой формы непосредственного народовластия, федеральный законодатель вправе ввести регулирование, при котором осуществление кампании по проведению референдума не совпадает с избирательной кампанией. При этом он должен соблюдать требования Конституции Российской Федерации, в том числе закрепленный ею принцип периодичности выборов.

2.2. Определяя условия и порядок проведения референдума, федеральный законодатель должен строго следовать конституционным основам института референдума как одной из форм непосредственного выражения принадлежащей народу власти и не может отменять или умалять само принадлежащее гражданам Российской Федерации право на участие в референдуме, вводить несоразмерные его ограничения.

Конституционные основы референдума конкретизированы в Федеральном конституционном законе "О референдуме Российской Федерации" и Федеральном законе "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", устанавливающих принципы, порядок подготовки и проведения референдума, гарантии реализации гражданами Российской Федерации конституционного права участвовать в референдуме.

Согласно Федеральному конституционному закону "О референдуме Российской Федерации" референдум Российской Федерации не проводится в условиях военного или чрезвычайного положения, введенного на всей территории Российской Федерации, а также в течение трех месяцев после отмены военного или чрезвычайного положения (статья 4). Кроме того, часть четвертая его статьи 12 в первоначальной редакции не допускала проведение выборов Президента Российской Федерации, федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления одновременно с проведением референдума Российской Федерации. Данный Федеральный конституционный закон также не позволяет правомочным субъектам в период между назначением референдума Российской Федерации и официальным опубликованием (обнародованием) его результатов выступать с инициативой о проведении нового референдума Российской Федерации (часть вторая статьи 8).

2.3. Федеральный конституционный закон "О внесении изменения и дополнения в Федеральный конституционный закон “О референдуме Российской Федерации”", не меняя принципы проведения референдума Российской Федерации, установил периоды, в течение которых его инициирование и проведение не допускается в связи с подготовкой и проведением выборов, а именно в период избирательной кампании, проводимой одновременно на всей территории Российской Федерации на основании решения уполномоченного федерального органа, а также в случае, если проведение референдума приходится на последний год полномочий Президента Российской Федерации, иных выборных федеральных органов государственной власти.

Такое регулирование само по себе не может быть истолковано как установление приоритета свободных выборов по отношению к референдуму. Оно направлено на обеспечение согласованного осуществления выборов и референдума, с тем чтобы каждая из этих форм непосредственной демократии не использовалась в ущерб другой, не препятствовала ее осуществлению.

Предусмотренные оспариваемыми законоположениями периоды, в течение которых референдум Российской Федерации не может быть инициирован и проведен, не должны приводить к фактической отмене института референдума. Поскольку федеральное законодательство призвано обеспечивать равные возможности участия граждан Российской Федерации в выборах федеральных органов государственной власти и в референдуме Российской Федерации, периоды, в течение которых граждане могут осуществить свободное волеизъявление в одной и другой формах, должны быть соразмерны. Во всяком случае период, в течение которого граждане Российской Федерации вправе выступать с инициативой о проведении референдума Российской Федерации и непосредственно участвовать в нем, должен составлять не менее половины избирательного цикла (который в соответствии со статьями 81 (часть 1) и 96 (часть 1) Конституции Российской Федерации составляет четыре года), с тем чтобы – с учетом установленной действующим законодательством продолжительности кампании по проведению референдума – обеспечить возможность проведения в течение четырехлетнего избирательного цикла не менее двух референдумов.

Положения Федерального конституционного закона "О внесении изменения и дополнения в Федеральный конституционный закон “О референдуме Российской Федерации”" соотнесены со сложившимися к настоящему моменту сроками проведения выборов Президента Российской Федерации и депутатов Государственной Думы и временем, отводимым законодательством для кампании по проведению референдума. При этом даже при необходимости проведения повторных выборов Президента Российской Федерации или депутатов Государственной Думы (статья 78 Федерального закона "О выборах Президента Российской Федерации", статья 87 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации") срок, в течение которого референдум может быть инициирован и проведен, будет составлять более двух лет.

Следовательно, субъекты, указанные в пункте 1 части первой статьи 8 Федерального конституционного закона "О референдуме Российской Федерации", имеют возможность беспрепятственно реализовывать свое конституционное право на проведение референдума в период, определенный Федеральным конституционным законом "О внесении изменения и дополнения в Федеральный конституционный закон “О референдуме Российской Федерации”".

В любом случае изменение сроков проведения президентских или парламентских выборов в результате тех или иных обстоятельств, в том числе вследствие принятия новых законодательных актов о времени и порядке проведения выборов и референдума, не должно приводить к тому, чтобы период, в течение которого граждане Российской Федерации имеют возможность выступить с инициативой о проведении референдума Российской Федерации и непосредственно участвовать в нем, составлял менее половины избирательного цикла.

Таким образом, Федеральный конституционный закон "О внесении изменения и дополнения в Федеральный конституционный закон “О референдуме Российской Федерации”" в части, устанавливающей периоды, в течение которых не допускается инициирование гражданами Российской Федерации референдума Российской Федерации и его проведение, по содержанию норм не противоречит Конституции Российской Федерации, в том числе ее статьям 3, 16, 32 и 55.

3. В запросе группы депутатов Государственной Думы утверждается, что Федеральный конституционный закон "О внесении изменения и дополнения в Федеральный конституционный закон “О референдуме Российской Федерации”" не соответствует статьям 71 (пункт "в") и 72 (пункт "б" части 1) Конституции Российской Федерации и вытекающим из них требованиям Федерального закона "О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации" о направлении в законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов Российской Федерации проектов федеральных законов но предметам совместного ведения, принятых Государственной Думой в первом чтении, для представления в тридцатидневный срок поправок к ним при том, что до истечения этого срока рассмотрение указанных законопроектов во втором чтении не допускается (статья 13).

Именно эта процедура, по мнению заявителей, подлежала применению Государственной Думой при принятии оспариваемого Федерального конституционного закона, поскольку внесенные им в Федеральный конституционный закон "О референдуме Российской Федерации" изменение и дополнение касаются защиты права граждан Российской Федерации на участие в референдуме, т.е. предмета, относящегося к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов.

Между тем в соответствии с Конституцией Российской Федерации защита прав и свобод человека и гражданина находится как в ведении Российской Федерации (статья 71, пункт "в"), так и в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов (статья 72, пункт "б" части 1) при том, что регулирование прав и свобод человека и гражданина находится в ведении Российской Федерации (статья 71, пункт "в"). Из статьи 76 (часть 1) Конституции Российской Федерации следует, что федеральные конституционные законы принимаются только по предметам ведения Российской Федерации. В силу статьи 84 (пункт "в") Конституции Российской Федерации референдум Российской Федерации назначается и проводится в порядке, установленном федеральным конституционным законом.

Из названных конституционных положений следует, что принятие федерального конституционного закона, направленного на регулирование права граждан на участие в референдуме Российской Федерации – всенародном голосовании граждан Российской Федерации по наиболее важным вопросам общегосударственного значения, определение порядка его подготовки и проведения, находится в ведении Российской Федерации, а не в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов. Реализуя вытекающее из статьи 71 (пункт "в") Конституции Российской Федерации полномочие, Государственная Дума приняла Федеральный конституционный закон "О референдуме Российской Федерации", а затем Федеральным конституционным законом от 27 сентября 2002 года внесла в него изменение и дополнение.

Закрепленный Конституцией Российской Федерации порядок принятия федеральных законов, в том числе федеральных конституционных законов (статьи 104–108), не предусматривает направление соответствующего законопроекта по предметам ведения Российской Федерации субъектам Российской Федерации и последующее рассмотрение их предложений и замечаний Федеральным Собранием. Не предусматривает его и Федеральный закон "О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации".

Таким образом, статьи 71 и 72 Конституции Российской Федерации, вопреки утверждению заявителей, при принятии Государственной Думой Федерального конституционного закона "О внесении изменения и дополнения в Федеральный конституционный закон “О референдуме Российской Федерации”" нарушены не были.

4. Конституционность Федерального конституционного закона "О внесении изменения и дополнения в Федеральный конституционный закон “О референдуме Российской Федерации”" по порядку принятия оспаривается заявителями на том основании, что, но их утверждению, данный Федеральный конституционный закон не был одобрен большинством в две трети голосов от общего числа депутатов Государственной Думы, т.е. не менее чем 300 голосами, как того требует статья 108 (часть 2) Конституции Российской Федерации. Не оспаривая по существу право депутата голосовать за другого депутата по его поручению, заявители утверждают, что в данном случае 122 депутата, отсутствовавшие на заседании палаты, но передавшие в связи с этим свои голоса другим депутатам, не могут быть признаны участвовавшими в голосовании, поскольку в заявлениях о передаче голоса они нс конкретизировали, как именно следует голосовать но законопроекту ("за", "против" или "воздержался").

Вопрос о значении соблюдения процедуры голосования при принятии федеральных законов Государственной Думой уже был предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации. В Постановлении от 20 июля 1999 года по делу о проверке конституционности Федерального закона "О культурных ценностях, перемещенных в Союз ССР в результате Второй мировой войны и находящихся на территории Российской Федерации" Конституционным Судом Российской Федерации выражена правовая позиция, согласно которой конституционными нормами о статусе Государственной Думы и порядке ее деятельности обусловливается необходимость нормативно-правового закрепления в Регламенте Государственной Думы процедуры голосования при принятии федеральных законов, предполагающего обеспечение личного участия депутатов в заседаниях и голосовании в ходе законодательного процесса. Наличие такого рода правил и их соблюдение является существенным процессуальным элементом надлежащего, основанного на требованиях Конституции Российской Федерации порядка принятия федеральных законов и гарантирует соответствие принятого решения реальному волеизъявлению депутатов. Вместе с тем принцип личного участия депутата в голосовании не исключает внесения в Регламент Государственной Думы дополнений, касающихся передачи депутатом своего голоса в связи с отсутствием на заседании но обстоятельствам, имеющим исключительный характер.

В связи с этим в пункт 2 статьи 85 Регламента Государственной Думы ее постановлениями от 21 сентября 1999 года № 4324-ΪΙ ГД и от 23 октября 2002 года № 3172-III ГД внесены изменения, закрепляющие возможность передачи депутатом Государственной Думы своего голоса другому депутату в случае отсутствия на заседании Государственной Думы. На основе данной нормы, как свидетельствуют материалы настоящего дела, в 1999–2003 годах приняты многие федеральные законы.

Следовательно, проверка конституционности оспариваемого Федерального конституционного закона по порядку принятия фактически означала бы и проверку указанной нормы Регламента Государственной Думы и, соответственно, предрешала бы оценку других законов, принятых в таком же порядке. Между тем конституционность пункта 2 статьи 85 Регламента Государственной Думы (ни в прежней редакции, действовавшей на момент принятия Федерального конституционного закона "О внесении изменения и дополнения в Федеральный конституционный закон “О референдуме Российской Федерации”", ни в ныне действующей редакции) не оспаривалась ранее и не оспаривается заявителями по настоящему делу.

Таким образом, данный запрос в части, касающейся проверки конституционности Федерального конституционного закона "О внесении изменения и дополнения в Федеральный конституционный закон “О референдуме Российской Федерации”" по порядку принятия с точки зрения его соответствия требованиям статьи 108 (часть 2) Конституции Российской Федерации, по смыслу части первой статьи 43, статьи 68, части третьей статьи 74 и статьи 85 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", не может быть признан допустимым, а производство по делу – подлежит прекращению.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью первой статьи 43, статьей 68, частями первой и второй статьи 71, статьями 72, 74, 75, 79 и 87 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации постановил:

1. Признать Федеральный конституционный закон от 27 сентября 2002 года "О внесении изменения и дополнения в Федеральный конституционный закон “О референдуме Российской Федерации”" в части, устанавливающей период, в течение которого граждане Российской Федерации не могут выступать с инициативой о проведении референдума Российской Федерации и проведение такого референдума не допускается, не противоречащим Конституции Российской Федерации постольку, поскольку но конституционно-правовому смыслу положений данного Федерального конституционного закона период, в течение которого граждане могут выступать с инициативой о проведении референдума Российской Федерации и непосредственно участвовать в нем, должен во всяком случае составлять не менее двух лет, с тем чтобы в пределах четырехлетнего избирательного цикла обеспечивалась возможность проведения не менее двух референдумов.

Конституционно-правовой смысл положений Федерального конституционного закона "О внесении изменения и дополнения в Федеральный конституционный закон “О референдуме Российской Федерации”", выявленный Конституционным Судом Российской Федерации в настоящем Постановлении, является общеобязательным и исключает любое иное их истолкование.

Примерная схема анализа исследуемого решения

  • 1. Что послужило основанием к обращению в суд?
  • 2. Правомерны ли требования обратившихся?
  • 3. Какими аргументами обосновывается позиция слушателя?
  • 4. Какое решение принял бы сам слушатель?
  • 5. Какова формулировка его решения?
  • 6. Прослушав мини-лекцию оппонента по проблемам, поднятым в решении, слушатель должен выразить свое отношение к доводам оппонента.

7. Какие нормы права опровергают доводы оппонента?

Проект возможною выступления участника мастер-класса

Уважаемый Суд!

В чем смысл принятия поправки? Чего требовали депутаты? Имеются ли коллизии в самом судебном акте?

Анализ Постановления Конституционного Суда РФ свидетельствует о его неоднозначности, противоречивости.

С одной стороны, Конституционный Суд РФ признает, что "законодатель... не может отменять и умалять само принадлежащее гражданам Российской Федерации право на участие в референдуме, вводить несоразмерные его ограничения" (п. 2.2 Постановления). С другой стороны, Конституционный Суд РФ устанавливает такое ограничение, введя в свою правовую позицию новую, по существу не оговоренную и не принадлежащую ему по статусу прерогативу ограничивать права граждан России. С позиции суда права граждан истолкованы, минуя законодателя, граждан России и Конституцию РФ.

Представляется, что Конституционный Суд РФ количественно "дозирует" право "проведения в течение четырехлетнего избирательного цикла не менее двух референдумов". По решению суда "...срок, в течение которого референдум может быть инициирован и проведен, будет составлять более двух лет" (и. 2.3 Постановления).

На чем базируется такой вывод, каковы аргументы, положенные в его основу? В действующей Конституции РФ и Федеральном конституционном законе о "О референдуме Российской Федерации" этих правил и сроков нет. Напрашивается вывод, что Конституционный Суд сам обосновал свою позицию, указав в резолютивной части постановления следующее: "Конституционно-правовой смысл положения Федерального конституционного закона, выявленный Конституционным судом Российской Федерации в настоящем постановлении, является обязательным и исключает любое их истолкование".

Не является ли это дополнением в действующую Конституцию Российской Федерации? Такую позицию можно толковать и как присвоение права Конституционного Суда самому заниматься конституционным строительством в государстве.

Другой спорный тезис решения, по существу, приводит к частичному уничтожению института референдума. В Постановлении указано, что оспариваемые законоположениями периоды, в течение которых референдум Российской Федерации не может быть инициирован, "нс должны приводить к фактической отмене института референдума" (п. 2.3 Постановления).

И далее: "Поскольку одновременно проведение выборов и референдума в силу объективных обстоятельств может воспрепятствовать адекватному волеизъявлению граждан и привести к снижению эффективности и той, и другой формы непосредственного народовластия, федеральный законодатель вправе ввести регулирование, при котором осуществление кампании по проведению референдума не совпадает с избирательной компанией". Существуют ли для данного высказывания подтверждения, факты, доказательства? Их нет, поскольку в стране нет примеров одновременного проведения выборов в федеральные органы власти и референдума. В отсутствие такой практики непонятен вывод о "снижении эффективности и гой и другой формы непосредственного народовластия".

Пример 3

Верховный Суд Российской Федерации Определение от 11 июня 1996 года Существенные нарушения судом уголовно-процессуального закона повлекли отмену приговора

(Извлечение)

Дульдургинским районным народным судом Читинской области ранее судимый К. осужден по ч. 2 ст. 144 УК РСФСР к двум годам лишения свободы, на основании ст. 41 УК РСФСР к назначенному наказанию частично присоединено наказание, не отбытое по приговору от 7 апреля 1995 г., и окончательно определено три года лишения свободы.

Он признан виновным в краже чужого имущества с проникновением в помещение.

В ночь на 3 апреля 1995 г. в с. Бальзино К. путем взлома хлебного люка проник в помещение частного магазина "Рассвет", откуда похитил продукты питания и одежду на общую сумму 1 815 542 руб., причинив ущерб: Г1. – на 176 400 руб., а К. – на 1 639 142 руб. Часть похищенных ценностей была изъята и возвращена владельцам.

В кассационном порядке дело не рассматривалось. Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об отмене приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение в связи с существенным нарушением судом уголовно-процессуального закона.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 11 июня 1996 г. протест удовлетворила, указав следующее.

В рассмотрении данного дела принимал участие государственный обвинитель, что обязывало суд в соответствии с требованиями п. 1 ст. 49 УПК РСФСР обеспечить участие защитника в судебном разбирательстве. Однако, несмотря на то что дело по обвинению К. было назначено к слушанию с участием адвоката, он в судебное заседание не явился, и дело было рассмотрено судом с участием прокурора, но без защитника.

Таким образом, суд не обеспечил право подсудимого на защиту, что является существенным нарушением уголовнопроцессуального закона и в соответствии с п. 3 ст. 342 и п. 4 ст. 345 УПК РСФСР влечет отмену приговора.

Кроме того, органами следствия К. предъявлено обвинение в краже чужого имущества повторно, с проникновением в помещение и с причинением значительного материального ущерба потерпевшим.

Суд при решении вопроса о квалификации преступления признал установленной вину К. только в совершении кражи с проникновением в помещение и не обсудил обоснованность предъявления ему обвинения в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 144 УК РСФСР, по признакам повторности кражи и причинения хищением значительного материального ущерба потерпевшим.

Помимо этого суд в нарушение требований ст. 313, ст. 314, ст. 315 УПК РСФСР в резолютивной части приговора указал о присоединении на основании ст. 41 УК РСФСР к данному приговору наказания, назначенного К. по предыдущему приговору от 7 апреля 1995 г.

Применение судом ст. 41 УК РСФСР по данному делу нельзя признать правильным. К. был осужден 7 апреля 1995 г. за преступление (ч. 2 ст. 144 УК РСФСР), совершенное им 28 февраля 1995 г., т.е. до вынесения приговора по настоящему делу, поэтому в соответствии с законом следовало назначить наказание по правилам ч. 3 ст. 40 УК РСФСР.

Кроме того, в протоколе судебного заседания в нарушение требований ст. 264 УПК РСФСР нс отражено содержание речи прокурора, хотя, как отмечено в протоколе судебного заседания и в приговоре, прокурор в суде поддерживал государственное обвинение.

Примерная схема анализа решения и подготовки выступлений (речей)

  • 1. Что послужило основанием к обращению в кассационную инстанцию?
  • 2. Правомерны ли требования обратившихся?
  • 3. Какими аргументами обосновывается позиция слушателя?
  • 4. Какое решение принял бы сам слушатель?
  • 5. Какова формулировка его решения?
  • 6. Прослушав мини-лекцию оппонента по проблемам, поднятым в решении, слушатель должен выразить свое отношение к доводам оппонента.
  • 7. Какие нормы права опровергают доводы оппонента?

После того как слушатели проанализируют, оценят данный вердикт, подготовят собственное решение, можно будет его обсудить и сравнить с имеющимися судебными актами, построить соответствующие этому решению выступления обвинителя, защитника и судьи.

Пример 4

Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации Определение от 17 февраля 1998 года Неправильное применение судом ст. 10 УК РФ повлекло изменение приговора

(Извлечение)

Органами предварительного следствия Я. обвинялся в клевете, т.е. в распространении заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство других лиц.

Преступление им совершено в ноябре 1996 г., когда действовал УК РСФСР 1960 года, и содеянное им содержало признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 130 этого УК.

Военный суд Красноярского гарнизона дело по обвинению Я. рассмотрел 1 апреля 1997 г. и его действия квалифицировал по ч. 1 ст. 129 УК РФ, содержащей более мягкое наказание по сравнению с ч. 1 ст. 130 УК РСФСР (которая предусматривала наряду с другими видами наказания и лишение свободы до одного года), назначив наказание в виде штрафа в размере 60 минимальных размеров оплаты труда.

Военный суд Сибирского военного округа приговор оставил без изменения.

Военная коллегия Верховного Суда РФ 17 февраля 1998 г., рассмотрев дело по протесту председателя Военной коллегии, изменила судебные решения, указав следующее.

Суд при постановлении приговора допустил ошибку в применении норм материального права.

Правильно квалифицируя содеянное Я. и назначая наказание в виде штрафа, суд вместе с тем не учел, что действовавший на момент совершения данного преступления закон (ч. 1 ст. 130 УК РСФСР) среди других видов наказания предусматривал штраф лишь в размере до двух минимальных размеров оплаты труда.

Следовательно, санкция ч. 1 ст. 129 УК РФ (предусматривающая помимо других видов наказания, не связанного с лишением свободы, и штраф в размере от пятидесяти до ста минимальных размеров оплаты труда) в части штрафа, согласно требованиям ст. 10 УК РФ, не может иметь обратной силы, так как ее применение ухудшает положение осужденного.

Поэтому Военная коллегия Верховного Суда РФ снизила Я. наказание в виде штрафа до двух минимальных размеров оплаты труда.

Примерная схема анализа решения и подготовки выступлений (речей)

  • 1. Что послужило основанием к обращению в Военную коллегия Верховного Суда РФ?
  • 2. Правомерны ли требования обратившегося?
  • 3. Какими аргументами обосновывается позиция слушателя?
  • 4. Какое решение принял бы сам слушатель?
  • 5. Какова формулировка его решения?
  • 6. Прослушав мини-лекцию оппонента по проблемам, поднятым в решении, слушатель должен выразить свое отношение к доводам оппонента.
  • 7. Какие нормы права опровергают доводы оппонента?

Анализ данного решения позволит слушателям сравнить применение норм действовавших в РСФСР статей материального и процессуального права в рамках УК РФ и УПК РФ, и подготовить проект решения для сравнения с уже имеющимся, а также сопоставить варианты речей всех участников судебного заседания.

В заключение отметим, что изучая принятые судами решения, слушатель самостоятельно может развивать у себя алгоритм мыслеречевой деятельности, риторической и логической обоснованности предмета мысли или тезиса.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>