Полная версия

Главная arrow Страховое дело arrow Регулирование страховой деятельности

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

1.1.1. Глобальный финансовый рынок – объект регулирования в контексте существующих институциональных моделей

Государственное и межгосударственное регулирование и становление различных моделей регулирования, включая адекватную глобальным финансам модель мегарегулятора, являются одной из главных тенденций развития мирового финансового рынка. В современном глобальном обществе государство и межгосударственные органы призваны исправлять отдельные недостатки рыночной конкуренции глобального характера и корпоративного регулирования в рамках ТНК, координируя национальные программы регулирования (регламентирования) с соответствующей деятельностью правительств других стран мира. Для этого необходима международная координация действий национальных правительств в части регулирования международных финансовых и страховых рынков. Государственное и межгосударственное регулирование и становление различных моделей регулирования выступают одной из главных тенденций развития национальных и мирового финансового рынка

Возросшая сложность системы требует большей точности регулирования. Между тем оно, хотя и опирается на систему сложившихся в последние десятилетия международных институтов и взаимосвязей, по-прежнему, преимущественно, базируется на тех же рыночных принципах. Более того, в результате глобализации отдельные локальные диспропорции в рамках сложившихся сетей распространяются в международном масштабе, затрагивая и "инфицируя"[1] подавляющее большинство стран мира[2].

В условиях увеличения роли глобальных финансов в экономике и катастрофического распространения финансовых кризисов в масштабах всего мирового хозяйства государственное регулирование необходимо для:

  • содействия процессу рыночной конкуренции, что предполагает исправление тех недостатков, к которым приводит действие монополистов либо самого государства;
  • стимулирования научно-технического прогресса, который содействует позитивным структурным сдвигам в национальной экономике;
  • обеспечения политики занятости и социальной обеспеченности общества (создание новых рабочих мест в сфере "новой экономики", переподготовка трудовых ресурсов и выравнивание доходов между отраслями "старой" и "новой" экономики);
  • производства общественных благ и услуг на новой информационно-технологической базе (дистанционное обучение через Интернет, активное использование телекоммуникации в медицине, транспорте и т.д.).

Существующее разнообразие организационных форм регулирования финансовых рынков па современном этапе может быть представлено в виде четырех институциональных моделей[3].

  • 1. Модель так называемого институционального надзора повторяет традиционную трехэлементную структуру финансовой системы. Эта модель, основанная на специализации и разграничении объектов регулирования, по всей видимости, устарела, ввиду очевидной тенденции к универсализации функций финансовых посредников, ведущей к созданию крупных финансовых групп. Риск, способный возникать в "параллельных" системах, ведет скорее к нестабильности, чем к стабилизации.
  • 2. Модель "целевого надзора" основана на идее регулирования всех финансовых учреждений несколькими органами, каждый из которых отвечает за определенную цель регулирования независимо от организационно-правовой формы и видов деятельности регулируемых финансовых учреждений. Такой подход эффективен в условиях высокоинтегрированного рынка, не требующего увеличения численности контролирующих органов. К его недостаткам относятся как возможность дублирования, так и отсутствие некоторых аспектов контроля. При такой модели каждое финансовое учреждение является объектом контроля со стороны нескольких органов, что может приводить к увеличению затрат и административной нагрузки для финансовых учреждений.
  • 3. Функциональная модель исходит из того, что финансовая система осуществляет следующие основные функции:
  • 1) обеспечение системы расчетов и платежей;
  • 2) обеспечение механизма концентрации ресурсов и диверсификации портфеля;
  • 3) обеспечение временного, межстранового и межотраслевого движения экономических ресурсов;
  • 4) управление риском;
  • 5) предоставление ценовой информации, необходимой для координации децентрализованного принятия решений в различных секторах экономики;
  • 6) решение проблем, связанных с информационной асимметрией и агентскими отношениями.

В данной модели каждый вид финансовых услуг регулируется определенным органом, который применяет одни и те же правила и нормы к финансовым учреждениям, выполняющим соответствующие виды деятельности, независимо от их организационно-правового статуса. Такой подход ведет к экономии за счет специализации в системе органов регулирования и является привлекательным решением для интегрированных и развитых финансовых рынков. В то же время здесь существует риск чрезмерного разделения функций между органами регулирования.

4. Модель единого органа регулирования. Такой орган, существующий отдельно от центрального банка, отвечает за все рынки, виды учреждений и задачи регулирования. Преимущество данного подхода состоит в экономии за счет постоянных и административных расходов, однако его эффективность в значительной мере зависит от внутренней организации. Идея единого надзорного органа подвергается сомнению многими специалистами, в том числе по причине чрезмерной централизации и концентрации власти, особенно в случае создания такого органа на наднациональном уровне.

Каждая страна, в зависимости от типа экономической системы, от специфики экономического роста, от сложившихся традиций государственного управления рынками, от принятого философского базиса и варианта институциональных отношений[4], следует одной из перечисленных моделей и стратегий регулирования финансового рынка, адекватного его структуре[5]. С этой точки зрения важным фактором нынешнего роста роли финансов следует считать проводимую государствами финансовую и хозяйственную политику. Кризис 1929–1933 гг. (наступивший после продолжительного периода свободного рыночного регулирования финансов) способствовал становлению в 1930–1960-х гг. относительно жесткой системы государственного регулирования финансов. В этом контексте принятая во время Второй мировой войны в Бреттон-Вудсе система мирохозяйственного регулирования исходила из желательности широкой либерализации материально-вещественных потоков, но подчеркивала необходимость сохранения постоянных валютных курсов и признавала право каждой страны вводить ограничения на валютные операции. Такая стратегическая ориентация объяснялась множеством соображений, в частности, опасением, что эффективность мер по кейнсианскому регулированию экономики и созданию "государства благосостояния" может быть сведена к нулю спекулятивными валютными махинациями, которые и породили финансово- экономические кризисы 1970–1990-х гг. и глобальный кризис первого десятилетия XXI столетия.

Драматическое развитие мировой экономики конца XX – начала XXI в., несмотря на кризис концепции государственного регулирования вследствие краха нейтралистской модели управления, заставило ведущих мировых аналитиков пересмотреть свои взгляды на роль государства и межправительственных регулирующих органов в управлении мировыми финансами и мировым страхованием как единственным инструментом и институтом финансовой защиты производителей и потребителей материально-вещественных и неосязаемых благ и услуг и выделить финансовую (и страховую) деятельность в качестве объекта глобального государственного регулирования.

1.1.2. Причины государственного регулирования страхования

Значительная либерализация и продвижение принципов свободного рынка в масштабе национальных, региональных комплексов и мирового хозяйства нс распространяются на страховую деятельность, где до сих пор сохраняется существенная степень государственного и надгосударственного вмешательства, свойственная даже традиционно либеральным типам экономических систем. Причины сохранения существенного государственного вмешательства в страховую деятельность состоят в следующем.

  • 1. Социальный характер страхования. Страховые продукты покупают, потому что это необходимо не только отдельному человеку, но и обществу в целом. Во многих случаях государство обязывает граждан пользоваться услугами страховщиков, тем самым создавая необходимость регулирования их деятельности.
  • 2. Неопределенность стоимости продукта, отражающаяся в невозможности однозначной оценки издержек, связанных со страховым продуктом, как в момент продажи, так и в период исполнения страховщиком своих обязательств, в частности, при урегулировании убытков.
  • 3. Непрозрачность издержек. В страховании процесс ценообразования требует экспертной оценки размера нетто- премии и масштабов расходов на выплаты. Продукты страховых компаний, как правило, имеют нематериальную природу, и потребитель не в состоянии оценить их качество в момент покупки. Страховщик, например, может установить цену, неадекватную качеству страховой услуги, злоупотребить недостаточной осведомленностью страхователя относительно содержания и условий заключаемых договоров, ошибки или неточности которых могут выясниться только после наступления страхового случая.

В силу названных причин регулирование страховой деятельности объясняется необходимостью недопущения на рынок некачественных страховых услуг и продуктов, обеспечения выполнения обязательств по договорам страхования и предотвращения злонамеренного использования неинформированности страхователей со стороны страховых компаний.

4. Целая группа специальных причин, также определяющих необходимость регулирования страховой деятельности, связана со значительными отрицательными последствиями неплатежеспособности и (или) финансовой неустойчивости страховых компаний, когда страховая организация не может выполнить свои обязательства перед страхователем.

  • [1] Термин "инфекция" (contagion) появился во второй половине 1990-х гг., вследствие пандемического распространения валютного кризиса, и был исследован Б. Айхенгрином, Л. Роузом и Ц. Виплошем. См.: Eichengreen В., Rose А. К., Wyplosz С. Contagious Currency Crises // CEPR Discussion Paper. 1996. № 1453. P. 351.
  • [2] Доклад д.э.н., профессора В. T. Рязанова // Международная Научная Конференция "Мировой экономический кризис и Россия: Причины, последствия, пути преодоления". 12–13 ноября 2009 г.
  • [3] Kammel Л. D. A proposal for the governance of financial regulation and supervision in Europe // Vierteljahreshefte zur Wirtschaftsforschung. В., 2005. J. 74. Η. 4. S. 167-187.
  • [4] Angresano J. Comparative economics: 2-nd ed. Prentice Hall International, 1996. P. 7.
  • [5] Кузнецова Η. П„ Меркурьева И. С. Международный опыт регулирования страховой деятельности // Вестник СПбГУ. 2006. Серия 5. Выпуск 1. С. 139-150.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>