Полная версия

Главная arrow Литература arrow Введение в литературоведение

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

3.6. Изучение истории текста

Подлинная история произведения, считал Б. В. Томашевский, "начинается с того момента, как автор переходит от планов к самому произведению и набрасывает его первоначальный текст"[1]. Ученый писал о текстологии как о "некоторой системе приемов критики текста", отчасти перенесенной из опыта изучения древних памятников, отчасти обусловленной своеобразием нового материала[2].

Критика текста – это изучение его истории, выявление идейно-творческой задачи автора, ее формирования и осуществления.

"Вся текстология, в той ее части, в которой она занимается установлением текста, есть не что иное, как реставрация и консервация произведений искусства, воплощенных в текстовой форме. Во всех других искусствах существуют аналогичные проблемы. Если при этом приходится сводить некоторые варианты, которые никогда в данном произведении не сосуществовали, то это обусловлено природой литературы как особого вида временного искусства"[3].

За основной текст обычно принимается последнее прижизненное издание. Но бывают исключения. Выбор основного источника текста требует гибкости подхода и основывается на изучении творческой и цензурной истории, а также внешней судьбы произведения. Недопустима механическая перепечатка текста последнего прижизненного издания: текст должен быть сверен с текстами всех предыдущих изданий, сохранившимися рукописями и наборным материалом. Проследив весь процесс становления текста от первой рукописи до последнего прижизненного издания, можно наиболее точно определить основной текст.

Телеогенетический метод Н. К. Пиксанова наглядно демонстрировал, что "авторская мотивация и телеология художественных средств и приемов всего надежнее и полнее раскрывается в текстовой и творческой истории произведения – в этих трудных поисках совершенства и законченности... Творческая история занимается уже не описанием и классификацией, а развитием, генезисом художественных явлений"[4].

Понять черновик помогает верное определение последовательности авторской работы над рукописью. Без этого груда исписанных страниц останется неразобранной и малополезной для исследователей.

Критика текста проводится на основе его источников. "В выборе источника основного текста важно следовать принципу соблюдения авторской воли во всем, что касается процесса создания произведения, и руководствуясь фактами истории текста"[5]. Без источниковедческого фундамента текстология, как и любая другая отрасль филологии, наука вообще, развиваться не может. Источниковедение, разрабатывая методы изучения и принципы использования источников, является составной частью текстологии.

Основным источником может быть первая публикация, корректура или рукопись. Если первое издание является единственным достоверным источником (или когда точно известно, что текст, искаженный в последующих изданиях, восстанавливался в первом издании по рукописям), редакции первого издания незаменимы. Разумеется, необходимы доказательства, что именно этот источник отражает в наибольшей мере творческую волю.

Этапы истории текста устанавливаются расслаиванием рукописей, т.е. изучением и анализом последовательности и взаимосвязи внесенных в рукопись исправлений. Такой метод помогает установить конкретные границы каждого этапа истории чернового текста.

Основной текст не может быть абсолютным, хотя и отражает последние стадии работы автора над текстом. В тексте неизбежно накапливаются искажения: ошибки переписчиков, не замеченные автором, редакторские изменения, цензурные купюры, ошибки наборщиков и т.п. Чтобы получился текст в его идеальном виде, текстолог должен устранить случайные искажения. Исправленный, выверенный по источникам текст принято называть критически установленным (каноническим, дефинитивным). Он считается "эталонным" для последующих переизданий.

Без учета и анализа всех доступных источников текст даже самых известных произведений может долгое время пребывать с существенными искажениями и считаться авторизованным. Так случилось, например, с "Записками охотника" И. С. Тургенева. Почти у каждого из 25 рассказов цикла есть несколько рукописных и печатных источников. Но их сличение не проводилось. Критически установленный текст впервые был опубликован лишь в 1991 г. в серии "Литературные памятники".

Отечественная текстологическая школа придерживается исторических принципов и приемов изучения источников текста, признавая их безусловное преимущество перед механистической теорией. Принципиально новый текстологический метод открыл известный пушкинист С. М. Бонди. Ученый утвердил иное, чем было принято прежде, отношение к черновику, предложив заменить механистический подход к черновым рукописям на историко-аналитический. "Важно не установить, что Пушкин зачеркнул в каком-то месте начало слова “Пр”, – но понять, что он хотел здесь написать и почему зачеркнул. А иначе – к чему нам воспроизведение всех этих отдельных отрывочных зачеркнутых слов или даже частей слова?"[6]

Ошибочной может оказаться формальная точка зрения и на проблему авторской воли.

"При жизни писатель волен делать со своими произведениями что он хочет, но после смерти они становятся достоянием истории" – так сформулировал Н. К. Михайловский суть отношения исследователя к авторской воле. В литературном наследии писателя даже слабые в художественном отношении произведения или идейно устаревшие могут предоставить ценный фактический материал для характеристики того исторического периода, который переживал автор. Воля автора является одним из оснований критики текста.

Авторская воля динамична и относится к категориям сложным и неустойчивым. "Лишь когда действие этой воли прекращается, т.е. после смерти автора, возникает проблема стабилизации текста – проблема очень важная в практическом и сложная в теоретическом отношении"[7].

Однако авторскую волю можно довольно точно определить, прояснив взаимосвязь развития авторской воли с работой писателя над замыслом произведения. Причины изменения авторской воли бывают творческие и нетворческие. К нетворческим относятся, например, цензурные увечья текста. Сохранилось свидетельство одного из современников И. С. Тургенева, который спросил автора "Записок охотника", почему тот не внесет в новое издание места, зачеркнутые цензурой. Ответ был кратким: "Знаете, это все так мне надоело"[8].

Важной задачей текстологического исследования является анализ замыслов и намерений писателей, создающих текст. Этим обусловлена необходимость изучения источников текста при анализе в нем правки, как авторской, так и чужой. Последняя может быть причиной неполной реализации авторской воли. Следует учитывать и разную степень интенсивности проявления авторской воли: от открытой декларации, отдельных упоминаний до полного сокрытия. Встречается авторизация активная и пассивная; последняя таит в себе опасность нарушения, искажения авторской воли.

"В художественном произведении даже с “авторизованными” искажениями примириться невозможно, – писал А. Л. Гришунин. – Имея дело с литературой, видом искусства, текстологическая работа не может выполняться механически, руководствуясь только формально-логическими или юридическими критериями оценки того или иного текста или варианта. Решение должно основываться на исследовании творческой истории произведения, с применением филологического метода, опирающегося в своих заключениях не только на внешние обстоятельства и документы (которых может и не оказаться), но и на самые тексты писателя, из которых извлекаются достоверные суждения о творческих намерениях автора и, следовательно, о подлинности, аутентичности текста в целом или отдельных его частей"[9].

Например, в рассказе И. С. Тургенева "Ермолай и мельничиха" (текст 1852 г.) описаны берега реки Исты: "...в ином месте, с высоты крутого холма, видна верст на десять со своими плотинами, прудами, мельницами, огородами, окруженными ракитником и гусиными стадами". В издании 1859 г. была допущена опечатка: вместо "гусиными стадами" – "густыми стадами". В 1860 г. опечатку заметили и исправили, но без сверки с первопечатным текстом: "густыми садами". Так печаталось во всех последующих изданиях, вплоть до посмертных. Верным текстологическим решением может считаться обращение к тексту 1852 г. и внесение по нему поправки.

Соблюдение творческой воли автора – один из основных принципов научной критики текста в современной текстологии. Важно определить меру участия автора в подготовке печатного текста, проанализировать авторскую правку текста на поздней стадии его истории.

Так, рассказ Толстого "Хозяин и работник" вышел в свет 5 марта 1895 г. одновременно в трех изданиях: в петербургском журнале "Северный вестник", а также в Москве – в издании "Посредник" и в части XIX "Сочинений гр. Л. Н. Толстого", издававшихся С. А. Толстой. Исследователи установили, что набор московских изданий делался с корректур "Северного вестника", но в текст "Посредника", хотя он и получил цензурное разрешение на девять дней раньше "Северного вестника", перед выходом в свет Толстым было внесено 184 исправления. Поэтому в качестве основного принимается текст рассказа, напечатанный в "Посреднике"[10].

Искажения в основном тексте устраняются проверкой по всем другим источникам. Но поправки вносятся только после обстоятельного историко-филологического анализа. "Если основным источником избирается не последний авторизованный текст, неизбежно приходится смотреть и назад и вперед, к предшествующим, но и последующим авторизованным источникам. Разумеется, нельзя контаминировать, т.е. объединять разные редакции. Речь идет о критике текста, принятого за основной: удаление из него ошибок и опечаток путем сличения с рукописями и учета тех поправок этой основной редакции, которые сделал, успел сделать позднее сам автор"[11].

Ошибки в тексте могут быть многих видов и разной природы: очевидные описки, грамматические ошибки, элементы старой орфографии, ошибки копииста, опечатки и пр.

Восстановление исправного текста – одна из задач текстологии при подготовке научного издания. По поправки могут вноситься в текст лишь в том случае, если существуют бесспорные доказательства порчи текста и исследователь располагает другим полноценным авторским вариантом.

Недопустима контаминация разных редакций, создание в результате слияния их нового текста, фактически не существовавшего, не принадлежащего автору. Контаминация влечет за собой изменение идейно-художественной ткани произведения.

Понятие "порча текста" нельзя трактовать субъективно, произвольно расширяя его. Требуются бесспорные доказательства того, что фрагменты одобренного автором текста были действительно утрачены и могут быть восстановлены по сохранившимся более ранним редакциям, другому полноценному авторскому варианту. Исправление, вносимое в текст не на основании документов, а по догадке, называется конъектурой.

Известно, до какого абсурда был доведен текст повести Л. Н. Толстого "Детство" в издании С. А. Толстой 1911 г. Жена писателя, найдя в его письмах к брату возмущенные строчки о самоуправстве издателей и цензуры, решила восстановить текст повести по всем имевшимся рукописям. Дилетантский подход нанес ущерб повести.

"Научный принцип, – писала по этому поводу Л. Д. Громова-Опульская, – допускает устранение цензурных искажений по черновым рукописям и корректурам, но только с условием абсолютной доказанности цензурного характера того или иного разночтения. Отрицая механический документализм, мы вправе требовать в каждом отдельном случае тщательного анализа и доказательной аргументации"[12].

Критически установленный текст достигается путем научного исследования, что гарантирует его преимущества перед всеми источниками.

Доскональность научной критики текста – залог целостного восприятия художественного произведения. Подробный текстологический анализ дает богатейший материал, еще раз подтверждающий непреложное единство содержания и формы литературного памятника, подчиненность всех аспектов поэтики текста, вплоть до особенностей его оформления и специфики графического расположения, общей идейно-эстетической задаче, поставленной автором.

  • [1] Томашевский Б. В. Писатель и книга. Очерки текстологии // Прибой. 1928. С. 89.
  • [2] Томашевский Б. В. Указ. соч. С. 10.
  • [3] Гришунин А. Л. Исследовательские аспекты текстологии. М., 1998. С. 115.
  • [4] Никсонов Н. К. Творческая история "Горя от ума". М., 1971. С. 21–22.
  • [5] Спиридонова Л. А. Выбор источника текста // Современная текстология. Теория и практика. М.: Наследие, 1997. С. 42.
  • [6] Бонди С. М. Черновики Пушкина. Статьи 1930–1970 гг. М., 1971. С. 6.
  • [7] Библиография художественной литературы и литературоведение: Учебник для библиотечных институтов / под ред. Б. Я. Бухштаба. Ч. 1. М., 1960. С. 34.
  • [8] Журнал Министерства народного просвещения. 1909. № 12. С. 393.
  • [9] Гришунин А. Л. Исследовательские аспекты текстологии. М., 1998. С. 112-113.
  • [10] См. об этом: Вопросы текстологии: сб. статей. М., 1957. С. 248–249.
  • [11] Громова-Опульская Л.Д. Основания "критики текста" // Современная текстология: теория и практика. М., 1997. С. 30.
  • [12] Опулъская Л. Д. Некоторые итоги текстологической работы над Полным собранием сочинений Л. Н. Толстого // Вопросы текстологии: сб. статей. М., 1957. С. 258.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>