Полная версия

Главная arrow Литература arrow Введение в литературоведение

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

4.4.2. Композиция

Композиция (от лат. сотро – складывать, строить) – это построение художественного произведения. Мопассан так отозвался в письме о новом романе Золя: "Золя прочел нам две главы из “Нана”... Деление книги неудачно. Вместо того чтобы развивать свой сюжет прямо от начала до конца, он подразделяет его на главы, образующие настоящие акты, так как действие в них происходит в одном месте и содержит в себе только один эпизод, словом, он избегает всякого рода переходов...".

Если писатели искали новые пути и возможности построения произведения в процессе его создания, то теоретики литературы и исследователи с давних времен пытались обнаружить и классифицировать законы композиции, которыми руководствовался тот или иной автор, найти законы сочетаемости и расположения частей и элементов литературного произведения. Но эти законы, как правило, почти не поддавались выявлению.

Композиция всегда казалась чем-то неуловимым, возникающим непроизвольно, по наитию, подчиняясь природному чувству гармонии автора. Многие исследователи при определении композиции обращались к смежным областям искусства. Так, Л. С. Выготский писал в работе "Композиция новеллы": "...самое расположение событий в рассказе, самое соединение фраз, представлений, образов, действий, поступков, реплик подчиняется тем же самым законам художественных сцеплений, каким подчиняются сцепления звуков в мелодию или сцепления слов в стих... композиция была всегда предметом крайней заботы, сознательной или бессознательной со стороны поэтов и романистов".

Композицию можно понимать широко – к области композиции здесь причисляются не только расположение событий, действий, поступков, но и соединение фраз, реплик, художественных деталей. В таком случае отдельно выделяется композиция сюжета, композиция образа, композиция поэтических средств выражения, композиция повествования и т.д.

Многосюжетность и многоплановость романов Достоевского поражала его современников, но новая композиционная форма, выстраивающаяся в результате этого, нс всегда понималась ими и характеризовалась как сумбурная и неумелая. Известный критик Николай Страхов обвинял писателя в том, что он не может справиться с большим количеством сюжетного материала, не умеет как следует расположить его. В ответном письме к Страхову Достоевский соглашался с ним: "Вы ужасно метко указали главный недостаток, – писал он. – Да, я страдал этим и страдаю: я совершенно не умею, до сих пор не научился совладать с моими средствами. Множество отдельных романов и повестей рядом вписываются у меня в один, так что ни меры, ни гармонии".

"Чтобы строить роман, – писал впоследствии Антон Павлович Чехов, – необходимо хорошо знать закон симметрии и равновесия масс. Роман – это целый дворец, и надо, чтобы читатель чувствовал себя в нем свободно, не удивлялся бы и не скучал, как в музее. Иногда надо дать читателю отдохнуть и от героя, и от автора. Для этого годится пейзаж, что-нибудь смешное, новая завязка, новые лица...".

Способов передачи одного и того же события может быть очень много, и они, эти события, могут существовать для читателя и в виде авторского повествования или воспоминания одного из персонажей, или в виде диалога, монолога, многолюдной сцены и т.д.

Использование различных композиционных компонентов и их роль в создании общей композиции у каждого автора отличается определенным своеобразием. Но для композиции повествования важно не только то, как сочетаются композиционные компоненты, но и то, что, как, когда и каким образом выделяется, акцентируется в общем построении повествования. Если, скажем, писатель пользуется формой диалога или статического описания, каждое из них может потрясти читателя или пройти незамеченным, явиться "отдыхом", по замечанию Чехова. Заключительный монолог, например, или многолюдная сцепа, где собраны почти все герои произведения, могут необычайно вырастать над произведением, являться его центральным, ключевым моментом. Так, например, сцена "суда" или сцена "в Мокром" в романе "Братья Карамазовы" являются кульминационными, т.е. заключающими в себе высшие точки сюжетного напряжения.

Композиционной акцентностью в повествовании нужно считать наиболее яркий, выделенный или напряженный сюжетный момент. Обычно это такой момент сюжетного развития, который вместе с другими акцентными моментами готовит самую напряженную точку в повествовании – кульминацию конфликта. Каждый такой "акцент" должен соотноситься с предыдущими и последующими точно так же, как соотносятся между собой повествовательные компоненты (диалоги, монологи, описания и пр.). Определенное системное расположение таких акцентных моментов – важнейшая задача композиции повествования. Именно оно создает в композиции "гармонию и равновесие масс".

Современная литература так многогранна в области композиционных решений, что подчас можно наблюдать и неожиданные явления. Так, Уильям Фолкнер в работе над романом "Дикие пальмы" обнаружил, что необходимый ему композиционный рисунок повлиял даже на переплетение сюжетных линий и повлек за собой создание новых героев. Он писал: "Это была одна история – история Шарлотты Риттенмейер и Гарри Уилбурна, которые всем пожертвовали ради любви, а потом потеряли ее. Пока я не начал работать над книгой, я не знал, что это будут два рассказа. Но когда я дошел до конца того, что является сейчас первой главой “Диких пальм”, я вдруг понял, что чего-то не хватает, что нужно как-то выделить, подчеркнуть ее, ввести нечто, похожее на контрапункт в музыке. Тогда я начал писать рассказ “Старик” и писал до тех пор, пока “Дикие пальмы” вновь не достигли кульминации. Тогда я оставил “Старика” на том месте, которое является теперь концом его первой главы, и взялся за рассказ “Дикие пальмы”, пока его напряжение вновь не начало ослабевать. Тогда я еще раз поднял его до кульминации с помощью следующей главы – антитезы – истории человека, который обрел любовь и всю оставшуюся часть книги бежал от нее вплоть до добровольного возвращения в тюрьму, где он чувствовал себя в безопасности".

Иерархия повествовательных компонентов, одни из которых выделены ярче или приглушены, сильно акцентированы или имеют служебное, проходное значение, и есть основа композиции повествования. Она включает в себя и повествовательное равновесие сюжетных эпизодов, и их пропорциональность (в каждом случае свою), и создание особой системы акцентов.

При создании композиционного решения эпического произведения основным является движение к кульминации каждой сцены, каждого эпизода, а также создание нужного эффекта при совмещении повествовательных компонентов: диалога и многолюдной сцены, пейзажа и динамического действия, монолога и статического описания. Поэтому композицию повествования можно определить как сочетание в пределах эпического произведения разных по продолжительности повествовательных форм изображения, имеющих различную силу напряженности (или акцентности) и составляющих в своей последовательности особую иерархию.

Расшифровывая понятие "композиция сюжета", мы должны исходить из того, что на уровне предметной изобразительности сюжет имеет свою изначальную композицию. Иными словами, сюжет отдельного эпического произведения композиционен еще до своего повествовательного оформления, ибо состоит из индивидуальной последовательности выбранных автором эпизодов. Эти эпизоды составляют цепь событий из жизни персонажей, событий, протекающих в определенном времени и расположенных в определенном пространстве. Композиция этих сюжетных эпизодов, еще не связанных с общим повествовательным потоком, т.е. с последовательностью средств изображения, может рассматриваться сама по себе.

На уровне композиции сюжета возможно расчленение эпизодов на "сценические" и "внесценические": во-первых, повествуется о событиях, непосредственно происходящих; во-вторых, – о событиях, которые происходят где-то "за сценой" или происходили в далеком прошлом. Такое подразделение является самым общим на уровне композиции сюжета, но оно с необходимостью приводит к дальнейшей классификации всех возможных сюжетных эпизодов.

Композиция литературных произведений тесно связана с их жанром. Наиболее сложными являются эпические произведения, определяющими признаками которых выступают многие сюжетные линии, разносторонний охват явлений жизни, широкие описания, большое количество действующих лиц, наличие образа рассказчика, постоянное вмешательство автора в развитие действия и т.д. Особенности композиции драматических произведений – ограниченное количество "вмешательства" автора (по ходу действия автор вставляет лишь ремарки), наличие "внесценических" персонажей, позволяющих дать более широкий охват жизненного материала, и пр. Основу лирического произведения составляет не система событий, происходящих в жизни героев, не расстановка (группировка) персонажей, а последовательность изложения мыслей и настроений, выражения эмоций и впечатлений, порядок перехода от одного образа-впечатления к другому. Понять до конца композицию лирического произведения можно, лишь выяснив основную мысль-чувство, выраженную в нем.

Наиболее распространены три типа композиции: простая, усложненная, сложная.

Простая композиция основана, как иногда говорят, на принципе "нитки с бусами", т.е. на "наслоении", соединении отдельных эпизодов вокруг одного героя, события или предмета. Этот способ был разработан еще в народных сказках. В центре повествования один герой (Иванушка-дурачок). Нужно поймать Жар-птицу или завоевать красавицу-девицу. Иван отправляется в путь. И все события "наслаиваются" вокруг героя. Такова композиция, например, поэмы Н. А. Некрасова "Кому на Руси жить хорошо". Поиски мужиками-правдоискателями "счастливого" дают возможность поэту показать Русь с разных сторон: и вширь, и вглубь, и в разное время.

Усложненная композиция также в центре событий имеет главного героя, у которого завязываются отношения с другими персонажами, возникают различные конфликты, образуются побочные сюжетные линии. Соединение этих сюжетных линий и составляет композиционную основу произведения. Такова композиция "Евгения Онегина", "Героя нашего времени", "Отцов и детей", "Господ Головлевых". Усложненная композиция – самый распространенный тип построения произведения.

Сложная композиция присуща роману-эпопее ("Война и мир", "Тихий Дон"), такому произведению, как "Преступление и наказание". Множество сюжетных линий, событий, явлений, картин – все это соединено в одно целое. Здесь несколько главных сюжетных линий, которые то развиваются параллельно, то перекрещиваются в своем развитии, то сливаются. Сложная композиция включает и "наслоения", и отступления в прошлое – ретроспекцию.

Все три вида композиции имеют общий элемент – развитие событий, действия героев во времени. Таким образом, композиция – важнейший элемент художественного произведения.

Часто главным композиционным приемом в литературном произведении выступает контраст, позволяющий реализовать авторский замысел. На этом композиционном принципе строится, например, рассказ Л. Н. Толстого "После бала". Контрастны сцены бала (преобладают определения с положительной эмоциональной окраской) и экзекуции (доминируют противоположная стилистическая окраска, глаголы, выражающие действие). Контрастный прием у Л. Н. Толстого является структурным и идейно и художественно-решающим. Принцип противопоставления в композиции рассказа М. Горького "Старуха Изергиль" (индивидуалист Ларра и гуманист Данко) помогает автору воплотить в тексте произведения свой эстетический идеал. Прием контраста лежит в основе композиции стихотворения М. Ю. Лермонтова "Как часто, пестрою толпою окружен...". Лживому обществу, образам бездушных людей противопоставляется чистая и светлая мечта поэта.

К своеобразным композиционным приемам относится и повествование, которое может вестись от лица автора ("Человек в футляре" Λ. П. Чехова), от лица героя, т.е. от первого лица ("Очарованный странник" Н. С. Лескова), от лица "народного рассказчика" ("Кому на Руси жить хорошо" Н. А. Некрасова), от лица лирического героя ("Я последний поэт деревни..." С. А. Есенина), и все эти особенности тоже имеют свою авторскую мотивировку.

В произведение могут быть включены различные отступления, вставные эпизоды, подробные описания. Эти элементы хотя и задерживают развитие действия, однако позволяют многограннее нарисовать героев, полнее раскрыть замысел автора, убедительнее высказать идею.

Повествование в литературном произведении может строиться в хронологической последовательности ("Евгений Онегин" А. С. Пушкина, "Отцы и дети" И. С. Тургенева, автобиографические трилогии Л. Н. Толстого и М. Горького, "Петр Первый" А. Н. Толстого и др.). Однако композиция произведения может определяться не последовательностью событий, не биографическими фактами, а требованиями логики идейной и психологической характеристики героя, благодаря которым он предстает перед нами различными гранями своего мировоззрения, характера, поведения. Нарушение хронологии событий имеет целью объективно, глубоко, всесторонне и убедительно раскрыть характер и внутренний мир героя ("Герой нашего времени" М. Ю. Лермонтова).

Особый интерес вызывает такая композиционная особенность литературного произведения, как лирические отступления, в которых отражаются раздумья писателя о жизни, его нравственная позиция, его идеалы. В отступлениях художник обращается к злободневным общественным и литературным вопросам, нередко они содержат характеристики героев, их поступков и поведения, оценки сюжетных ситуаций произведения. Лирические отступления позволяют понять образ самого автора, его духовный мир, мечты, его воспоминания о прошлом и надежды на будущее. В то же время они тесно связаны со всем содержанием произведения, расширяют рамки изображаемой действительности.

Отступления, составляющие неповторимое идейно-художественное своеобразие произведения и раскрывающие особенности творческого метода писателя, разнообразны по форме: от краткого попутного замечания до развернутого рассуждения. По своему характеру это теоретические обобщения, социально-философские размышления, оценки героев, лирические призывы, полемика с критиками, собратьями по перу, обращения к своим персонажам, к читателю и т.д.

Разнообразна тематика лирических отступлений в романе А. С. Пушкина "Евгений Онегин". Ведущее место среди них занимает патриотическая тема – например, в строфах о Москве и русском народе ("Москва... Как много в этом звуке для сердца русского слилось! Как много в нем отозвалось!"), о будущем России, которая виделась поэту-патриоту в гуле преобразований и стремительного движения вперед:

Шоссе Россию здесь и тут,

Соединив, пересекут,

Мосты чугунные чрез воды

Шагнут широкою дугой,

Раздвинем горы, под водой Пророем дерзостные своды...

В лирических отступлениях романа проходит и философская тема. Автор размышляет о добре и зле, о вечности и скоротечности человеческой жизни, о переходе человека из одной фазы развития в другую, высшую, об эгоизме исторических личностей ("Мы все глядим в Наполеоны...") и общих исторических судьбах человечества, о законе естественной смены поколений на земле:

Увы! на жизненных браздах

Мгновенной жатвой поколенья,

По тайной воле провиденья,

Восходят, зреют и падут;

Другие им вослед идут...

Автор говорит также о смысле жизни, о загубленной молодости, когда она прошла "без цели, без трудов": поэт учит молодежь серьезному отношению к жизни, вызывает презрение к существованию "в бездействии досуга", стремится заразить своей неутомимой жаждой дела, творчества, вдохновенного труда, дающего право и надежду на благодарную память потомков.

В лирических отступлениях ярко и полно отразились и литературно-критические взгляды художника. Пушкин вспоминает античных писателей: Цицерона, Апулея, Овидия Назона. Автор пишет о Фонвизине, сатирически изображавшем дворянство XVIII в., называет драматурга "сатиры смелым властелином" и "другом свободы", упоминает Катенина, Шаховского, Баратынского. В отступлениях дана картина литературной жизни России начала XIX в., показана борьба литературных вкусов: поэт иронизирует над Кюхельбекером, выступавшим против элегий ("...все в элегии ничтожно; // Пустая цель ее жалка...") и призывавшим писать оды ("Пишите оды, господа", "...цель оды высока // И благородна..."). В третьей главе содержится великолепная характеристика "нравоучительного" романа:

Свой слог на важный лад настроя,

Бывало, пламенный творец

Являл нам своего героя

Как совершенства образец.

Отмечая то значительное влияние, которое оказал на него Байрон ("...По гордой лире Альбиона // он мне знаком, он мне родной"), поэт с иронией замечает о романтизме:

Лорд Байрон прихотью удачной

Облек в унылый романтизм

И безнадежный эгоизм.

Автор размышляет о реалистическом методе художественного творчества (в "Отрывках из путешествия Онегина"), отстаивает реалистически точный язык поэзии, выступает за освобождение языка от наносных влияний и веяний, против злоупотребления славянизмами и иностранными словами, а также против излишней правильности и сухости речи:

Как уст румяных без улыбки,

Без грамматической ошибки

Я русской речи не люблю.

В лирических отступлениях выражается также отношение автора к героям и событиям: не раз с сочувствием или иронией он отзывается об Онегине, называет Татьяну "милым идеалом", с любовью и сожалением говорит о Ленском, осуждает такой варварский обычай, как дуэль, и т.д. В отступлениях (в основном в главе первой) отразились и воспоминания автора о прошедшей молодости: о театральных встречах и впечатлениях, о балах, женщинах, которых он любил. Глубоким чувством любви к Родине проникнуты строки, посвященные русской природе.

Важное значение в литературном произведении имеет конфликт.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>