Конституция 1936 г. и изменения в системе высших органов государственной власти. Рабкрин

Конституция СССР 1936 г. формально приблизила систему органов государственной власти, порядок их образования и компетенцию к стандартам конституционного государства в его европейском понимании. В ней не только были провозглашены основные права и обязанности граждан, но и проведено достаточно строгое распределение законодательной и исполнительной функций между разными органами.

Конституция определила новую систему центральных органов власти СССР. Съезды Советов ушли в прошлое. Высшим органом государственной власти стал Верховный Совет СССР. Именно ему принадлежала высшая законодательная власть в стране (ст. 32). Верховный Совет состоял из двух равноправных палат – Совета Союза и Совета Национальностей, избираемых на четыре года. Первая палата формировалась по норме один депутат от 300 тыс. населения, вторая – по норме 25 депутатов от союзной республики, 11 – от автономной республики, пять – от автономной области и один – от национального округа. Представительство национальностей в союзном органе по сравнению с тем, что было раньше, увеличилось. Верховный Совет избирал Президиум Верховного Совета и утверждал Правительство СССР.

Сессии Верховного Совета созывались его Президиумом два раза в год. Ряд функций государственной власти в период между сессиями разрешалось осуществлять Президиуму. В частности, он был уполномочен давать толкование действующих законов СССР и издавать указы, производить референдум по своей инициативе или по требованию одной из республик, осуществлять право помилования и пр. (ст. 49). Таким образом, Президиум формально был лишен законодательных полномочий. Впрочем, отсутствие четкой формальной грани между законом и указом привело к тому, что в реальности Президиум продолжал активно заниматься законотворчеством, внося своими указами изменения в действующее законодательство.

Высшим исполнительным и распорядительным органом государственной власти СССР становился СНК. Он был подотчетен Верховному Совету, а в период между его сессиями – Президиуму Верховного Совета СССР. СНК издавал постановления и распоряжения только на основе и во исполнение действующих законов и проверял их исполнение. Таким образом, СНК лишался права издавать общесоюзные законы.

Конституция 1936 г. сыграла определенную роль в становлении централизованной административно-командной системы управления экономикой, культурой, образованием. Достаточно сказать, что в ней закрепляется принцип строгой соподчиненности (иерархия) Советов всех уровней. Так, устанавливается подотчетность исполнительных органов Советов как избравшему их Совету, так и исполнительному органу вышестоящего Совета (ст. 101). В деятельности государственного аппарата был воспроизведен принцип демократического централизма, который подразумевал не только строгое подчинение нижестоящих органов вышестоящим, но и доведенную до абсолюта централизацию планового руководства всеми сферами жизни общества. Роль государственного плана социально-экономического развития была закреплена в отдельной статье Конституции.

В качестве экономической основы советского строя названы социалистическая система хозяйства и социалистическая собственность на средства производства в форме государственной или кооперативно-колхозной. Несмотря на то, что ст. 9 допускает мелкое частное хозяйство, основанное на личном труде и исключающее эксплуатацию чужого труда, очевидно, что с экономическим плюрализмом было покончено. Примат государственной собственности был необходимым условием развертывания административно-командной системы.

По мере укрепления административно-командной системы и партийно-номенклатурного управления усиливалась централизация управления, сузилась сфера самостоятельной деятельности Советов, их инициатива ограничивалась. Формально Советам принадлежала обширная власть, а фактически они были отстранены от нее. Участие трудящихся и общественных организаций в осуществлении контрольных функций было затруднено после ликвидации в 1934 г. ЦКК – РКП. По положению о Наркомате госконтроля СССР, учрежденном в 1940 г., такое участие вообще не предусматривалось. Задачей этого наркомата был контроль за исполнительной дисциплиной и за расходованием материальных и денежных ресурсов, для чего ко всем ведомствам были прикреплены главные контролеры. Многие нормы Конституции очень скоро стали юридической фикцией, перестали действовать. Нарушались сроки созыва сессий Советов, отчеты исполкомов, а также компетенция представительных учреждений, которые в ряде случаев подменялись исполнительными органами.

Уже с начала 1930-х гг. органы НКВД, органы финансового, санитарного, планового и т.п. контроля, различные инспекции и уполномоченные были превращены в централизованные федеральные службы, т.е. действовали в масштабах всего СССР. Всеобщий административный надзор осуществлял вновь созданный в 1934 г. НКВД СССР. Увеличивалась численность государственного аппарата, прежде всего, на федеральном уровне. В начале 1930-х гг. наблюдается резкое увеличение числа актов о центральных органах государственного управления. Их появление было вызвано курсом на более жесткую централизацию экономики и внедрением административно-командных методов руководства. Быстро росла численность исполнительного аппарата, особенно контрольных и карательных органов[1]. В рассматриваемый период эти органы уже были достаточно жестко централизованы и выведены из-под контроля Советов.

В 1932 г. был ликвидирован единый промышленный наркомат – ВСНХ СССР и вместо него образованы три отраслевых наркомата. В 1934 г. их уже четыре, а в 1939 г, – 21, причем большинство из них – общесоюзные. Наркоматы быстро превращались в центры замкнутых административно-хозяйственных систем. С увеличением числа предприятий, объемов производства и ресурсов такие центры все больше сосредоточивались на собственных интересах по выполнению планов. Постепенно ведомственный интерес в управлении стал вступать в противоречие с государственным. Уже с начала 1930-х гг. перед большевиками, занимающими руководящие должности в промышленности, ставилась задача овладения вопросами техники, экономики, финансов. Директора заводов обязаны были "вмешиваться во все". Это рассматривалось как основное условие для перехода к принципу единоначалия в руководстве экономикой и как существенное условие, которое может положить предел "вредительству" в экономике. Показательные процессы над такими "вредителями" (Шахтинское дело, процесс "Промпартии") к этому времени уже состоялись. Даже в сфере управления сельским хозяйством существовало два самостоятельных наркомата: Наркомзем, в ведении которого находились колхозы, и Наркомсовхозов.

Мобилизационная экономика вызвала серьезные изменения в системе управления народным хозяйством. Все большую роль в общем и текущем управлении начинают играть партийные организации, а партийные документы все чаще носят нормативный характер, содержат административные предписания. Так, в 1929 г. в связи с переходом на непрерывную рабочую неделю парторганизациям была дана директива Политбюро, где, в частности, говорилось о необходимости реорганизовать работу транспортных, культурно-просветительных и бытовых учреждений (трамваи, рабочие поезда, столовые, ясли, бани, детские площадки, театры, кино, выставки и т.п.), приспособив их к равномерному обслуживанию разных смен и постепенно переводя эти учреждения на непрерывную неделю.

  • [1] Коржихина Т. П. Советское государство и его учреждения: ноябрь 1917 г.– декабрь 1991 г. М., 1995. С. 23.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >