Полная версия

Главная arrow Психология arrow Зоопсихология и сравнительная психология

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

2.3.2. Исследование когнитивной деятельности приматов в начале XX века

Первое экспериментальное доказательство наличия у животных элементов разумного поведения было получено в 1920-е гг. психологом и философом В. Кёлером (1887–1967).

Он первым попытался с помощью экспериментов ответить на вопрос, насколько различаются умственные способности человека и человекообразных обезьян.

В 1913–1920 гг. он работал на острове Тенерифе Канарского архипелага на станции по изучению антропоидов, принадлежавшей Прусской Академии наук. На острове имелась колония, состоявшая из десяти обезьян, что составляло достаточно большой для таких исследований материал. Кёлер предлагал шимпанзе несколько типов задач, достаточно разнообразных, но построенных по одному принципу: животное могло достичь цели только если выявляло объективные отношения между элементами ситуации,

Вольфганг Кёлер

Вольфганг Кёлер

существенные для успешного решения. В процессе работы было проведено три серии опытов:

  • 1) использование животными "обходных путей". В процессе решения задач данного типа обезьяны для того, чтобы овладеть приманкой, должны были, увидев ее через окно, открыть дверь в коридор, пройти через ряд комнат и выйти во двор;
  • 2) употребление орудий. В задачах на использование орудий для того, чтобы достать подвешенный к потолку банан, обезьяны должны были сбить его при помощи палки или достать его, взобравшись на какое-либо возвышение. Обезьяны составляли пирамиды из двух, трех, четырех и даже большего числа ящиков и, взобравшись на самый верх, доставали плоды. В случаях, когда ящики были наполнены камнями или песком, обезьяны сначала их опорожняли, потом подтягивали к приманке и складывали пирамиду. В иных случаях они взбирались на ящики и, действуя палкой, сбивали приманку. В других опытах обезьяны срывали бананы, подпрыгивая к потолку, опираясь на длинную палку, подобно прыгунам с шестом;
  • 3) изготовление орудий. В этих экспериментах обезьяна для того, чтобы достать приманку, лежащую на некотором расстоянии от клетки, должна была удлинить имевшиеся в ее распоряжении короткие бамбуковые палки, вставив их одна в другую.

В результате своих опытов В. Кёлер пришел к выводу, что шимпанзе способны к решению только таких задач, в которых все предметы, входящие в задачу, находились в одном зрительном поле, т.е. в зрительном восприятии обезьяны. Таким образом животное имело возможность решить задачу не путем проб и ошибок, а за счет улавливания структуры задачи. В этом состояло принципиальное отличие опытов Кёлера от "проблемных ящиков" Торндайка, где животное заведомо не могло "понять", как действует замок, открывающий дверцу клетки, хотя бы потому, что он находился снаружи и был скрыт от его глаз. Поэтому в экспериментах Торндайка животные могли действовать и действовали только методом проб и ошибок.

Теоретический анализ поведения в данной экспериментальной ситуации проводился автором с позиций гештальтпсихологии. На основании своих опытов В. Кёлер пришел к выводу, что шимпанзе способны к решению некоторых проблемных ситуаций не методом проб и ошибок, а за счет механизма, который он назвал инсайтом (от англ. insight – проникновение, озарение), т.е. за счет улавливания связей между стимулами или событиями. В основе этого механизма лежит, по мнению В. Кёлера, тенденция не только автоматически реагировать на отдельные стимулы, но воспринимать всю ситуацию в целом, со всеми ее внутренними связями и благодаря этому принимать адекватное решение. Тем самым шимпанзе, по выражению Кёлера, "...обнаруживают такое рассудочное поведение, которое в общих чертах присуще человеку и которое обычно рассматривают как специфически человеческое"[1].

В процессе исследований он описал также способность шимпанзе к орудийной и конструктивной деятельности. Эти наблюдения В. Кёлера также имели большое значение, поскольку использование животными орудий представлялось наиболее очевидной демонстрацией наличия у них элементов мышления. В настоящее время орудийная деятельность продолжает оставаться одним из популярных экспериментальных методов для изучения данных процессов у животных.

Опыты В. Кёлера вызвали большой интерес к изучению психики обезьян и оказали огромное влияние на последующее развитие всей науки о поведении животных. Вслед за работами В. Кёлера в 1920–1930-е гг. появились многочисленные и разноплановые исследования поведения антропоидов, выполненные главным образом зоопсихологами.

Примерно в одно время с Кёлером исследованием поведения обезьян занимался и Р. Йеркс. Он проводил сравнительные исследования обезьян разных видов, используя серию стандартных экспериментов. Согласно полученным Йерксом результатам, психическое развитие гориллы несколько уступает психическому развитию шимпанзе и орангутана. Однако некоторые авторы ставили данные Йеркса под сомнение, поскольку его результаты были получены на единственных экземплярах орангутана, шимпанзе и гориллы. Р. Йеркс также подтверждал наличие элементарного мышления у человекообразных обезьян. Он писал: "...результаты экспериментальных исследований подтверждают рабочую гипотезу, согласно которой научение у шимпанзе связано с иными процессами, нежели подкрепление и торможение. ...Можно предполагать, что в скором времени эти процессы будут рассматриваться как предшественники символического мышления человека"[2].

Изучением поведения и высшей нервной деятельности обезьян занимались многие ученые как за рубежом, так и в нашей стране.

В 1920–1960-е гг. прошлого века в ряде зоопарков СССР, Сухумском обезьяньем питомнике и в Павловской лаборатории в Институте физиологии в Колтушах был выполнен ряд исследований поведения и психики обезьян. В этих работах принимала участие целая плеяда замечательных исследователей: Η. Н. Ладыгина- Котс, Г. 3. Рогинский, В. П. Протопопов, Н. Ю. Войтонис и его ученики, Л. Г. Воронин и его сотрудники, позднее Л. А. Фирсов и другие.

В работах Г. З. Рогинского, Η. Ю. Войтониса, Н. А. Тих и других были описаны различные формы наглядно-действенного мышления, орудийной и конструктивной деятельности, дополнены сведения о способности к обобщению и абстрагированию у разных видов обезьян. Ряд работ был посвящен сравнению психики высших и низших обезьян.

  • [1] Кёлер В. Исследование интеллекта человекоподобных обезьян. М., 1930.
  • [2] Цит. по: Дембовский Я. Психология обезьян. М.: Издательство иностранной литературы, 1963. В работе Я. Дембовского и в послесловии к ней, написанном Η. Н. Ладыгиной-Котс, дана подробная сводка работ Йеркса.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>