Полная версия

Главная arrow Психология arrow Зоопсихология и сравнительная психология

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

2.6. Сравнительная психология и зоопсихология в России

В России основоположниками научного изучения психической активности животных были К. Ф. Рулье и В. А. Вагнер. Основанное ими направление науки получило название зоопсихологии, в рамках которой изучались проявления, закономерности и эволюция психики животных. Особое внимание уделялось происхождению и развитию психики в онто- и филогенезе, а также выявлению возможных предпосылок и предыстории человеческого сознания.

В XX в. в СССР проводилось множество исследований, посвященных поведению животных. Среди них четко выделялись три основные направления:

  • • изучение поведения в природе;
  • • зоопсихологические исследования;
  • • изучение физиологических механизмов.

Зоологические исследования в начале XX в. еще не называли

этологическими, однако работы целого ряда российских ученых оказались вполне созвучными работам классиков этологии. Так, например, в середине 1930-х гг. Г. Л. Скребицкий и Т. И. Бибикова изучали поведение речных чаек на подмосковном озере Киёво. В частности исследовалось отношение чаек к собственным яйцам. Ученые перекладывали яйца из одного гнезда в другое, заменяли их яйцами других видов, подкладывали в гнезда разнообразные макеты яиц, в большей или меньшей степени напоминавшие настоящие. Оказалось, что чайки охотно принимали за яйца практически любые гладкие предметы округлой формы. Анализируя результаты экспериментов, авторы пришли к выводу, что положительная реакция чайки на яйцо определяется лишь несколькими его элементарными признаками: округлостью, отсутствием выступов, углублений или насечек. Обсуждая полученные данные, Г. Л. Скребицкий и Т. И. Бибикова высказывали мысли по своей сути совершенно идентичные точке зрения этологов на роль ключевых раздражителей в поведении животных. Данная работа аналогична классическому исследованию Тинбергена, также проведенному на чайках и посвященному изучению пищевой реакции птенцов, в котором изучалось, как птенцы реагируют на форму головы и клюва взрослой птицы, цвет клюва и т.д. В опытах Тинбергена также использовались разнообразные макеты. Интересно отметить, что данные исследования были проведены совершенно независимо друг от друга, но выводы, сделанные учеными, весьма схожи.

Многочисленные и глубокие исследования поведения птиц в природе и лабораторных условиях были проведены отечественными учеными-орнитологами А. Н. Промптовым и Е. В. Лукиной. Большое внимание эти ученые уделяли пластичности инстинктивного поведения, роли врожденного и приобретенного в формировании поведения.

Необходимо отметить, что в большей или меньшей степени поведением животных занимались практически все зоологи. Среди них можно отметить таких выдающихся ученых, как А. Н. Формозов, П. А. Мантейфель, Е. Г. Спангенберг, И. И. Барабаш-Никифоров, Н. А. Зворыкин, Д. Н. Кашкаров и многие, многие другие.

Очень большое внимание поведению и его роли в эволюции уделял выдающийся ученый-эволюционист А. Н. Северцов, основоположник эволюционной морфологии.

Уже в начале XX в. в России вполне сложилась зоопсихологическая школа, успешно развивавшаяся и в первой половине этого века. Среди русских зоопсихологов прежде всего необходимо отметить упоминавшегося нами ранее В. А. Вагнера, внесшего огромный вклад в мировую и российскую науку.

Большое значение имели работы российского ученого В. М. Боровского, посвященные мотивациям поведения. В своих трудах этот исследователь уделял много внимания проблемам, связанным с внутренними ритмами живых организмов.

Целая группа ученых вполне успешно занималась исследованием поведения обезьян. Среди них первое место занимают работы Н. Н. Ладыгиной-Котс (см. подпараграф 1.3.2). Среди многочисленных исследований, проведенных ею, особое место занимает сравнительное изучение развития в онтогенезе поведения детеныша шимпанзе и ребенка, которое описано в книге "Дитя шимпанзе и дитя человека в их инстинктах эмоциях, играх, привычках и выразительных движениях" (1935). Η. Н. Ладыгина-Котс в тс годы возглавляла данное направление зоопсихологии в России. Под ее руководством проводились исследования поведения антропоидов в Московском зоопарке.

Вообще в первой половине XX в. ведущие зоопарки страны служили обширными лабораториями для проведения различных исследований, не приносящих вреда животным. Изучение психики приматов проводилось не только в Московском зоопарке группой исследователей во главе с Η. Н. Ладыгиной-Котс, но и в Ленинградском под руководством Г. З. Рогинского, в Киевском зоопарке подобные исследования возглавлял В. П. Протопопов. Множество зоопсихологических исследований было проведено Н. Ю. Войто- нисом и его учениками в питомнике обезьян в Сухуми. Объектом их исследований были манипуляционная активность и орудийная деятельность, сложные навыки и интеллект, стадное поведение обезьян как предпосылка зарождения социальности и языка человека.

Существовала зоопсихологическая лаборатория и в знаменитом "Уголке имени Дурова". Основал ее сам В. Л. Дуров, интересовавшийся научными основами формирования поведения животных.

В лаборатории проводили зоопсихологические эксперименты многие ведущие ученые, регулярно проводились научные семинары. Лаборатория продолжила свое существование и после смерти знаменитого дрессировщика.

Самые большие достижения в науке о поведении животных в СССР были получены в области изучения физиологии высшей нервной деятельности. Широкую известность получили труды И. М. Сеченова, Н. К. Бехтерева, И. П. Павлова. Вопреки искусственно насажденному мнению, И. П. Павлов был ученым исключительно широкого профиля. Его занимали многие проблемы, связанные с поведением животных. Это было и учение о высшей нервной деятельности, и формирование поведения в онтогенезе, и сложные формы поведения антропоидов, и проблемы генетики поведения. Большим достижением И. П. Павлова было создание выдающейся научной школы, давшей многих крупнейших ученых последующих лет.

К сожалению, негативные процессы в науке, возникшие в силу особенностей внутриполитической обстановки в СССР, в большой степени затормозили развитие науки о поведении животных.

После смерти И. П. Павлова в 1936 г. павловская школа стала приобретать в СССР черты монополии. В 1950 г. в Москве была проведена научная сессия, посвященная проблемам физиологического учения академика И. П. Павлова, так называемая "Павловская сессия" АН СССР. Ее сценарий в большой степени повторял печально известную сессию ВАСХНИЛ 1948 г., на которой была полностью разгромлена советская генетика, а ей на смену пришла мичуринская биология. Примечательно, что самого Мичурина к этому времени уже давно не было в живых. На "Павловской сессии" была сделана попытка официально утвердить право на существование is физиологии лишь одного исследовательского направления: учения Павлова. Последователи этой теории отвергали как "порочные" все реально существующие факты, которые не укладывались в рамки концепции. Посмертная судьба учения И. П. Павлова в науке фактически полностью повторила печальную роль идей Мичурина в физиологии. Отныне единственно допустимым методом исследования работы головного мозга и поведения в целом стал "метод условных рефлексов". Все остальные идеи И. П. Павлова были прочно забыты. Под сомнение были поставлены даже официально опубликованные материалы семинаров его лаборатории, так называемые "Павловские среды", как якобы не проверенные и не подписанные самим Иваном Петровичем. Ссылки на "Павловские среды" официально не признавались. Таким образом, группа ортодоксальных сторонников идей Павлова полностью монополизировала эту область науки, подвергнув жесткой критике практически все другие концепции и направления физиологии, причем эта критика базировалась не на научных, а на идеологических позициях. Так же, как и после сессии ВАСХ- НИЛ, многие ученые были уволены со своих должностей, а их лаборатории закрыты.

Практически каждое научное сообщение или публикация в обязательном порядке должны были упоминать о "единственно верном научном направлении материалистической науки" в области физиологии. Такая ситуация превращала учение Павлова об условных рефлексах из научного направления в набор догм, следовать которым надлежало не только в области высшей нервной деятельности, но и в общей физиологии, медицине и психологии. Начиная с 1950-х гг., изучение высших психических функций животных в нашей стране сделалось объектом преимущественно физиологических исследований.

Господство этого учения в отечественной биологии на долгие годы, вплоть до начала 1970-х гг., отодвинуло на задний план практически любые другие подходы к изучению поведения.

Ожесточенной критике подверглись и западные научные течения, например этология, зоопсихология, бихевиоризм. Подобно генетике и кибернетике они превратились в "лженауки" и "продажных девок" буржуазной идеологии. Результаты исследований, полученные в области этих наук, в России не публиковались и поэтому практически не доходили до научной общественности. Контакты с западными учеными также были сокращены до минимума. Научные статьи и монографии, опубликованные в нашей стране, крайне редко становились известны за рубежом. В силу этих обстоятельств между отечественной и зарубежной науками о поведении животных возник своего рода терминологический барьер. Он привел к тому, что зачастую объяснение результатов какого- либо эксперимента, проведенного нашими физиологами, оказывалось совершенно непонятным для зарубежных зоопсихологов или этологов. Такое положение не могло не ударить и по учению Павлова. В результате долгой изоляции нашей науки даже в настоящее время такие важные и очень содержательные понятия, как типологические особенности высшей нервной деятельности, свойства основных нервных процессов (возбуждения и торможения) – подвижность и уравновешенность, понятие об анализаторах и т.п. остаются почти неизвестными мировой науке.

Однако несмотря на жесткий пресс цензуры, некоторые опальные ученые в России все же продолжали свои исследования, практически нелегально.

Так, Η. Н. Ладыгина-Котс продолжала заниматься изучением поведения обезьян у себя дома, в квартире на территории Дарвинского музея, основателем и директором которого был ее муж А. Ф. Коте. Л. А. Фирсов исследовал условно-рефлекторную деятельность антропоидов; Л. В. Крушинский, помимо своей любимой работы, занялся проблемами патологии поведения и вполне преуспел на этом поприще.

Положение в физиологии ВНД изменилось лишь после отставки II. С. Хрущева, бывшего покровителем Т. Д. Лысенко, распространявшего свое влияние на все биологические дисциплины. Начиная с середины 1960-х гг. в нашей стране стали активно переводить на русский язык и публиковать разнообразные книги, посвященные поведению животных, которые стали пользоваться огромным читательским спросом. Увеличилось и количество исследований, касающихся поведения животных. Кроме вышедших из подполья оставшихся в живых ученых старшего поколения, проблемами, связанными с поведением, стало заниматься множество исследователей самых разных биологических специальностей

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>