Полная версия

Главная arrow Психология arrow Зоопсихология и сравнительная психология

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Глава 4. РЕГУЛЯЦИЯ ПОВЕДЕНИЯ ПРИ ПОМОЩИ СРЕДСТВ КОММУНИКАЦИИ

В результате освоения данной главы студент должен:

знать

  • • что понимается под термином "коммуникации" животных;
  • • строение и принцип действия систем анализаторов;
  • • особенности развития коммуникативных систем животных, обитающих в разных условиях, и животных разных систематических групп;
  • • сходство и различие между первой и второй сигнальными системами;

уметь

  • • анализировать роль коммуникаций животных как способа регуляции поведения;
  • • оперировать терминами, используемыми для описания коммуникаций;

владеть

• навыками проведения сравнительного анализа типов коммуникаций животных разных систематических групп.

4.1. Язык животных

Все живые существа обитают в весьма сложном мире, изобилующем информацией и различными контактами с разнообразными объектами живой и неживой природы. Каждая популяция, будь то насекомые, рыбы, птицы или млекопитающие, – это не случайное скопление особей, а совершенно определенным образом упорядоченная, организованная система. Поддержание порядка и организации этой системы возникает в результате столкновения интересов отдельных животных, каждое из которых определяет свое место и положение, ориентируясь на своих собратьев. Для этого животные должны иметь возможность сообщать себе подобным о своих потребностях и о возможностях их достижения. Это достигается при помощи различных способов сигнализации, которые по аналогии с нашими собственными способами коммуникации могут быть условно названы "языком".

Язык животных представляет собой достаточно сложное понятие и не ограничивается только звуковым каналом связи. Важную роль в обмене информацией играет язык поз и телодвижений. Оскаленная пасть, вздыбленная шерсть, выпущенные когти, угрожающее рычание или шипение достаточно убедительно свидетельствуют об агрессивных намерениях зверя. В таком языке животных огромную роль играют, например, хвост и уши. Их многочисленные характерные положения свидетельствуют о различных нюансах настроений и намерений хозяина, значение которых не всегда понятно наблюдателю, зато очевидно для сородичей животного. Ритуальный брачный танец птиц – это также сложная система поз и телодвижений, передающая партнеру информацию совсем иного рода.

Важнейшим элементом языка животных является язык запахов. Чтобы убедиться в этом, достаточно понаблюдать за вышедшей на прогулку собакой: с каким сосредоточенным вниманием и тщательностью обнюхивает она все столбы и деревья, на которых имеются метки других собак, и оставляет в том же месте свои. У многих животных существуют специальные железы, выделяющие специфическое для данного вида сильно пахнущее вещество, следы которого животное оставляет на местах своего пребывания и тем самым метит границы своей территории. Муравьи, дружно бегущие бесконечной цепочкой по узенькой тропке, ориентируются по запаху, оставленному на земле впереди идущими особями.

Совершенно особое значение для животных имеет звуковой язык. Для того чтобы получить информацию при помощи языка поз и телодвижений, животные должны видеть друг друга. Язык запахов предполагает, что животное находится поблизости от того места, где находится или побывал другой зверь. Преимущество языка звуков состоит в том, что он позволяет зверям общаться, не видя друг друга, например в полной темноте и на далеком расстоянии. Так, трубный глас оленя, призывающего подругу и вызывающего на бой соперника, разносится на многие километры. Важнейшей особенностью языка животных является его эмоциональный характер. Сигналы включают "возгласы" со значением "Внимание!", "Осторожно, опасность!", "Спасайся, кто может!", "Убирайся прочь!" и т.п. У многих животных в лексиконе имеется всего лишь десяток-другой звуковых сигналов. Например, у американского желтобрюхого сурка их всего восемь, но при помощи этих сигналов сурки оказываются способны сообщить друг другу информацию значительно большего объема, чем сведения о восьми возможных ситуациях. Смысловое значение большинства сигналов животных носит вероятностный характер в зависимости от ситуации.

Таким образом, язык большинства животных – это совокупность конкретных сигналов: звуковых, обонятельных, зрительных и т.д., которые действуют в данной ситуации и непроизвольно отражают состояние животного в данный конкретный момент.

Животные хорошо различают друг друга по голосу, самка узнает самца, детенышей, а те, в свою очередь, прекрасно различают голоса родителей. Однако в отличие от речи человека, обладающей свойством передавать бесконечные объемы сложнейшей информации не только конкретного, но и абстрактного характера, язык животных всегда конкретен, то есть сигнализирует о конкретной окружающей обстановке или состоянии животного. В этом принципиальное отличие языка животных от речи человека, свойства которой предопределены необычайно развитыми способностями мозга человека к абстрактному мышлению.

Основная масса сигналов, передаваемых по каналам основных видов коммуникации, не имеет непосредственного адресата. Этим естественные языки животных принципиально отличаются от языка человека, который функционирует под контролем сознания и воли. Все многообразие сигналов у разных видов по смысловому значению укладывается приблизительно в десять основных категорий:

  • 1) сигналы, предназначенные половым партнерам и возможным конкурентам;
  • 2) сигналы, обеспечивающие обмен информацией между родителями и потомством;
  • 3) крики тревоги;
  • 4) сообщения о наличии пищи;
  • 5) сигналы, помогающие поддерживать контакт между членами стаи;
  • 6) сигналы-"переключатели", предназначенные для того, чтобы подготовить животное к действию последующих стимулов. Таковы, например, характерные для многих животных позы "приглашения к игре";
  • 7) сигналы-"намерения", предшествующие какой-либо реакции: например, птицы перед взлетом производят особые движения крыльями;
  • 8) сигналы, связанные с выражением агрессии;
  • 9) сигналы миролюбия;
  • 10) сигналы неудовлетворенности (фрустрации).

Большая часть сигналов животных строго видоспецифична, однако многие из них могут быть вполне информативны и для представителей других видов. Это, например, крики тревоги, сообщения о наличии пищи или сигналы агрессии.

Системы коммуникаций, которыми пользуются животные, И. П. Павлов назвал первой сигнальной системой. Он подчеркивал, что эта система является общей для животных и человека, поскольку для получения информации об окружающем мире человек использует фактически те же системы коммуникаций.

Язык человека позволяет передавать информацию также в отвлеченной форме, с помощью словсимволов, которые являются сигналами других, конкретных сигналов. Именно поэтому И. II. Павлов называл слово сигналом сигналов, а речь – второй сигнальной системой, которая позволяет не только реагировать на конкретные стимулы и сиюминутные события, но в отвлеченной форме хранить и передавать информацию об отсутствующих предметах, а также о событиях прошлого и будущего, а не только о текущем моменте. В отличие от коммуникативных систем животных язык человека служит не только средством передачи информации, но и аппаратом ее переработки. Он необходим для обеспечения высшей когнитивной функции человека – абстрактно-логического (вербального) мышления. Язык человека – это открытая система, запас сигналов в которой практически неограничен, в то же время число сигналов в репертуаре естественных языков животных невелико. Звуковая речь – это лишь одно из средств реализации функций языка человека, в случае необходимости он может иметь и другие формы выражения, например различные системы жестов, т.е. языки глухонемых.

Речь человека – непревзойденная по своей сложности и совершенству система абстрагирования от конкретных предметов и явлений окружающей действительности, обусловливающая такие наши чисто человеческие способности и потребности, как мышление, сознание и самосознание, науку, искусство, наивысшие формы общественного и социального поведения. Та пропасть, которая разделяет интеллект человека и животных, возникла именно благодаря развитию речи. Но в тоже время, мы не должны забывать, что сами являемся неотделимой частью природы, лишь одной из многочисленных веточек огромного филогенетического древа, имеющего один корень. Являясь "венцом творения", человек по своей природе представляет единство биологического и социального, материального и духовного, сознательного и бессознательного. Какую бы функцию человеческого организма мы ни рассматривали – движение, питание, размножение и т.п. – мы находим в ней черты как человека, так и животного.

Не является исключением в этом смысле и наша речь. Наряду с чисто человеческими свойствами – возможностью передачи бесконечных объемов информации абстрактного характера – она обнаруживает и черты определенного сходства с системой звуковой сигнализации высших животных. Сходство это заключается в способности голоса человека в процессе речи передавать слушателю информацию о его эмоциональном состоянии. Способность животных сообщать голосом о своем эмоциональном состоянии хорошо известна. Так, мы ощущаем состояние дискомфорта, слыша тревожный крик ворон, а вечерняя песня зарянки, напротив, действует на нас успокаивающе. Услышав раздраженное жужжание ос, мы стараемся отойти подальше. По голосу даже незнакомой собаки мы отлично понимаем, в каком настроении она в данный момент пребывает – в гневе, радости, страхе или горе. Точно так же собака, как и многие другие животные, нс понимая человеческой речи, отлично понимает наши эмоциональные интонации.

На общность эмоционально-выразительных свойств человека и животных обратил внимание еще Ч. Дарвин. В своих известных трудах "Выражение эмоций у человека и животных" и "Происхождение человека и половой подбор" он приводит этот аргумент в пользу животного происхождения человека.

Язык человека возник отнюдь не на голом месте. В настоящее время накапливается все больше сведений о том, что языки приматов и, по-видимому, других высокоорганизованных животных иногда выходят за рамки видоспецифической коммуникационной системы. Известно, например, что в языке верветок, зеленых мартышек и шимпанзе имеются звуковые сигналы для обозначения конкретных объектов и явлений, в частности различных видов хищников. Они обозначают не "хищника вообще" как опасность, а конкретно леопарда, змею и др. Точно так же есть сигналы для обозначения не любого корма для утоления голода, а определенной пищи[1]. Звуковые сигналы шимпанзе также бывают не только видоспецифическими, но могут передавать совершенно новую конкретную информацию.

Существует предположение, что естественная система коммуникаций шимпанзе является промежуточной между языком человека и коммуникативными системами других животных. В связи с этим ее иногда называют "протоязыком", который по сути является зачатком второй сигнальной системы.

В настоящее время можно с уверенностью говорить о наличии специфических "языков" у приматов, а также у некоторых других видов высокоорганизованных животных: дельфинов, попугаев, а также врановых птиц.

  • [1] Зорина З. А., Смирнова А. А. О чем рассказал и говорящие обезьяны: Способны ли высшие животные оперировать символами? М.: Языки славянских культур, 2006.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>