Полная версия

Главная arrow Психология arrow Зоопсихология и сравнительная психология. Т 2

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Раздел VI. ЭВОЛЮЦИЯ ПСИХИКИ И СРАВНИТЕЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Глава 14. ЭВОЛЮЦИЯ ПСИХИКИ

В результате изучения данной главы студент должен:

знать

  • • что уровень развития психики является функцией развития головного мозга;
  • • концепцию стадиального развития психики А. Н. Леонтьева и этапы ее дальнейшего развития;
  • • основные вехи и направления эволюции психики животных;

уметь

  • • анализировать происхождение и эволюционное развитие той или иной формы поведения;
  • • связывать уровень развития психики животного с его систематическим положением и особенностями образа жизни;

владеть

  • • методами анализа особенностей развития психики в эволюции;
  • • навыками по поиску научной информации о поведении и психике животных.

14.1. Истоки психики живых существ

Понятие "психика" объединяет многие субъективные явления, изучаемые психологией. В силу этого в каждой отрасли психологии существует свое определение психики, несколько отличное от других и отражающее те стороны предмета, которые представляются наиболее существенными.

В зоопсихологии принято наиболее общее определение психики, которое позволяет рассматривать ее в эволюционном плане.

Психика – это свойство высокоорганизованной живой материи отражать объективную действительность в субъективной форме.

Проблема возникновения и развития психики и сознания всегда была и остается одной из центральных в современной науке, именно попытки ее решения веками вызывали ожесточенную борьбу между двумя противоположными мировоззрениями – материалистическим и идеалистическим. В трудах таких классиков российской зоопсихологии, как Η. Н. Ладыгина-Котс, Г. З. Рогинский, Л. В. Крушинский, проблема эволюции психики также занимает видное место. Большое внимание этому вопросу уделял и А. Н. Северцов.

Всей живой материи присуще свойство отражения, форма которого зависит от качественного различия форм движения материи. Отражение проявляется в способности каждого материального тела отвечать на внешние воздействия в соответствии с характером этого воздействия и природой тела. Живая органическая материя, по сравнению с неживой, обладает формой отражения более высокого уровня – раздражимостью. На основе раздражимости у живых организмов в процессе их эволюции возникают еще более высокие уровни отражения – чувствительность, способность к научению, восприятие, представления, мышление и сознание.

Первые признаки жизни на Земле появились 2–3 млрд лет назад, сначала в виде постепенно усложняющихся химических органических соединений, а затем и простейших живых клеток. Поначалу живое вещество обладало лишь биологическими свойствами раздражимости и самосохранения, проявляющимися через механизмы обмена веществ с окружающей средой, собственного роста и размножения. Позднее, уже на уровне более сложноорганизованных живых существ, к ним добавились чувствительность и способность адекватно реагировать на изменения внешней среды. Дальнейшее развитие жизни привело к появлению двух основных ее форм – животных и растений. В процессе эволюции живых организмов раздражимость развивалась в неразрывном единстве организмов и условий их существования. Но только у животных в процессе прогрессивной эволюции в связи с подвижным образом жизни и усложнением их строения возникли более высокие формы отражения в виде нервной деятельности, связанной с ощущением, восприятием и мышлением, т.е. психическое отражение. Мир растений развивался на основе простой раздражимости, оставаясь на уровне допсихической жизнедеятельности.

Уже у одноклеточных животных, относящихся к типу простейших, проявляются близкие к психике явления: способность реагировать на изменения внутренних состояний и внешнюю активность, на биологически значимые раздражители, а также некоторые процессы, напоминающие память и неассоциативное обучение.

Эволюционная психология указывает на прямую корреляцию между строением тела и нервной системы, мозга и органов чувств с формами психического отражения животными окружающего мира. По мере усложнения нервной системы усложняются и совершенствуются ощущения, восприятие, память и другие компоненты психики.

Поведение животных является, с одной стороны, результатом эволюции, а с другой – служит мощным фактором филогенеза. Как отмечал И. И. Шмальгаузен[1], биосфера Земли в процессе своего развития значительно усложняется, что ведет к усложнению взаимоотношений каждой систематической группы с внешней средой. В истории развития фауны Земли быстрее всего усложнялись межвидовые взаимоотношения, увеличивалось количество взаимодействующих видов, развивались все новые способы ориентации организмов и особенности их поведения. Совершенно очевидно, что значение поведенческих адаптаций, связанных с совершенствованием нервной системы, в процессе филогенеза животных бурно возрастало. Развивающаяся нервная система сама стала важным фактором филогенеза.

В процессе эволюции изменение поведения зачастую опережало изменение морфологических признаков. С точки зрения А. Н. Северцова[2], перемены условий жизни порождают необходимость изменения поведения, которое затем приводит к соответствующим морфологическим изменениям в двигательной и сенсорной сферах, а также и в центральной нервной системе. Однако эти изменения происходят далеко не сразу и даже не всегда. Более того, у высших животных адаптивные приспособления часто оказываются чисто функциональными, без морфологических перестроек, затрагивающими только поведение. Так, например, серые крысы-пасюки демонстрируют высочайшую степень пластичности поведения, адаптируясь к жизни рядом с человеком. Экспериментальное изучение рассудочной деятельности этих животных показало, что они намного умнее, чем все остальные грызуны. Фактически, по уровню элементарного интеллекта крысы сопоставимы с некоторыми хищниками. В то же время параметры их головного мозга практически неотличимы от мозга других грызунов. Очевидно, что ожесточенный пресс со стороны человека способствует отбору животных с высокоразвитой рассудочной деятельностью, повышающей их приспособляемость.

Адаптивность поведения и морфологические преобразования определяют качество и содержание психического отражения в процессе эволюции. Именно поведение, наряду с расширением спектра функций органов движения, обеспечивает животным наиболее гибкую адаптацию к новым условиям жизни. Прогрессивному развитию инстинктивного, генетически фиксированного поведения соответствует прогресс и в области индивидуально-приспособительной деятельности, которая достигает наибольшей сложности у высших животных.

Прогрессивная эволюция мозга и психики способствует уменьшению зависимости организма от среды обитания. Как отмечал П. В. Серебровский, всякий прогрессивный признак дает известную независимость от изменяющихся внешних условий. Он писал: "Если ход эволюции есть постепенное освобождение из-под власти среды, то, идя вверх, мы должны ожидать перехода этой независимости во власть над природой. Человек и осуществляет этот финал"[3].

Таким образом, прогрессивная эволюция мозга и психики повышает пластичность поведения, что способствует лучшей адаптации организмов к окружающей среде и, в свою очередь, делает живой организм менее зависимым от ее изменений. Согласно мнению Дж. Хаксли[4], признаками прогресса являются увеличение контроля над условиями существования и независимости от этих условий. Человек имеет значительно больше возможностей для контроля над природой, находится в меньшей, чем любое животное, зависимости от нее и выступает в роли активного преобразователя природы.

Прослеживая в филогенетическом ряду живых организмов прогрессивную эволюцию форм отражения окружающего мира, можно отметить, что по мере перехода от низших форм животных к высшим (рис. 14.1) прогрессивно расширяется спектр форм отражения животными окружающего, повышается уровень их аналитико-синтетической деятельности, уточняется анализ и усложняется синтез разнообразнейших раздражителей внешней среды. Благодаря этому в процессе эволюции возникает все большая пластичность во взаимодействиях организма и внешней среды, достигающая своего наивысшего развития у сознательно мыслящего человека.

Изучение эволюции поведения животных разных таксономических групп показывает, что пути формирования сложных психических функций в ряде типов и классов заметно отличаются. Это развитие происходит в тесной экологической связи, но генетически разобщено. Отсутствие представления об этом процессе зачастую ведет к формированию совершенно неправильных представлений о процессе эволюции психики и высших психических качеств.

Эволюционное древо животных

Рис. 14.1. Эволюционное древо животных

Известный российский психолог К. К. Платонов отмечал, что во многих учебниках психологии "соответствующие главы, в которых рассматривается генезис психики, исходят из так называемого монофилетического понимания эволюции животного мира, согласно которому она шла последовательно по одной линии. Поэтому в них “психика насекомых” включена в единый генетический ряд, завершаемый сознанием. Но ведь современной биологии хорошо известно, что человек относится ко вторичноротым, а черви, насекомые и моллюски – к первичноротым и что эти две ветви животного мира разошлись уже на заре появления жизни на Земле в палеозойской эре. Стало быть, и психику насекомых (если она есть) нельзя включать в единый генетический ряд, закапчивающийся сознанием человека"[5].

В связи с этим в качестве предыстории сознания человека можно рассматривать лишь поведенческие особенности позвоночных, а эволюцию поведения животных линии первичноротых необходимо рассматривать лишь в сравнительном плане.

Эволюция психики живых организмов Земли осуществлялась на основе всех общих закономерностей этого процесса. Усложнение морфологического строения организмов приводило в ходе эволюции к необходимости более интенсивных контактов со всем многообразием среды обитания, улучшению передвижения, активному взаимодействию с окружающими предметами. Совершенствование поведения и психического отражения способствовало выживанию особей, наиболее способных к лучшей ориентации во времени и пространстве.

Один из ведущих российских психологов, А. Н. Леонтьев, придавал большое значение тесной взаимосвязи между усложнением способности к ориентации и совершенствованием двигательной активности животных. Совершенствование движений ведет к повышению приспособительной деятельности организма, которая, в свою очередь, способствует усложнению нервной системы, расширению ее возможностей, создает условия для развития новых видов деятельности и форм отражения. Все это вместе взятое способствует развитию психики. В свою очередь психика, как новый, прогрессивный способ регуляции взаимодействий субъекта со средой становится новым фактором эволюции, ведущим к усложнению и дальнейшему развитию живых систем.

  • [1] Шмальгаузен И. И. Пути и закономерности эволюционного процесса. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1939.
  • [2] Северирв Λ. II. Этюды по теории эволюции: индивидуальное развитие и эволюция. Берлин: Государственное издательство Р.С.Ф.С.Р., 1921.
  • [3] Серебровский П. В. История органического мира: сжатый очерк. М.: Гос. Тимирязевский науч.-исслед. ин-т, 1930. С. 202–204.
  • [4] Huxley, J. Evolution, the Modern Synthesis. 1942.
  • [5] Платонов К. К. О системе психологии. М.: Мысль, 1972. С. 45–46.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>