Полная версия

Главная arrow Психология arrow Зоопсихология и сравнительная психология. Т 2

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Глава 16. ПСИХИКА ЧЕЛОВЕКА И ВЫСШИХ АНТРОПОИДОВ

В результате изучения данной главы студент должен:

знать

  • • биологические предпосылки и предысторию зарождения человеческого сознания;
  • • основные признаки сходства и различия поведения человека и высших антропоидов;
  • • главные особенности онтогенеза человека и высших антропоидов;
  • • основные работы по исследованию поведения антропоидов;
  • • исследования, касающиеся обучения обезьян языкам-посредникам;

уметь

  • • анализировать происхождение той или иной формы поведения антропоидов и человека;
  • • сопоставлять поведение детенышей обезьян и детей в разные периоды онтогенеза с физиологическими особенностями этих периодов;

владеть

• методами анализа особенностей поведения, имеющих антропогенически важные черты.

16.1. Сложные формы поведения приматов

16.1.1. Экспериментальное изучение когнитивных способностей приматов

Начало этому направлению в изучении поведения положили наблюдения В. Кёлера. Опыты, проведенные им в начале XX в. над группой молодых шимпанзе, обратили на себя всеобщее внимание научного мира. Эти эксперименты были интересны тем, что они в большой степени проводились в условиях свободного поведения обезьян. Станция находилась на острове Тенерифе, в субтропическом климате, где животные чувствовали себя прекрасно. Шимпанзе не подвергались специальному воспитанию или дрессировке; было установлено обычное наблюдение за их поведением в различной экспериментальной обстановке, а доступность для усвоения обезьянами примененных методов обеспечила исследование вполне естественных реакций животных. Результаты наблюдений в значительной степени позволили дать достаточно точную характеристику психики шимпанзе. Задачи В. Кёлера достаточно удачно создавали животному проблемные ситуации, для выхода из которых у него не было готового решения, и решить которые можно было как путем "инсайта", так и методом предварительных проб и ошибок.

Методики, разработанные В. Кёлером, стали универсальными и в дальнейшем широко использовались среди исследователей как человекообразных, так и низших обезьян. Все методики в той или иной степени требовали использования орудий. Задачи, которые были разработаны другими исследователями и применялись для изучения когнитивных способностей обезьян разных видов, также были основаны на их орудийной деятельности.

Рассмотрим несколько типичных опытов, проведенных разными исследователями с использованием разных методик. Их можно расположить в порядке возрастания сложности и разной вероятности использования предшествующего опыта.

Обходные пути

В этом эксперименте животное должно понять, что для получения приманки ему сначала следует сделать движение, которое на первый взгляд кажется отдаляющим его от цели, но в действительности только оно и может привести к целесообразному решению.

Например, экспериментатор на глазах у шимпанзе открывал ставни у расположенного высоко от пола окна и выбрасывал наружу привлекательный для обезьяны плод, и вновь задвигал ставни. Шимпанзе моментально бежали к дверям комнаты, открывали их, выбегали во двор и находили плод на земле под окном. При этом значительная часть траектории движения животного шла в направлении, противоположном положению приманки, но поведение обезьян указывало на понимание ситуации и предвидение результата.

С подобными ситуациями животные встречаются и в естественных условиях. Эту задачу безошибочно решали и низшие обезьяны, заметно уступающие, шимпанзе в отношении умственных способностей, и даже собаки.

В. Кёлер ставил и более сложный вариант эксперимента, который требовал использования орудия в виде палки. В его опытах приманка в виде банана помещалась в небольшом низком ящике, стоявшем за решеткой клетки. Наиболее отдаленная от решетки стенка ящика была выдвинута. Для того чтобы достать банан, обезьяна должна была вытолкнуть его палкой из ящика, а это значит – оттолкнуть банан от себя, и только затем, проведя его мимо ящика, притянуть к себе. Шимпанзе в экспериментах вели себя несколько по-разному. Однако после ряда проб и ошибок все они успешно справлялись с задачей.

Притягивание приманки за нить

В первом варианте задачи лежащую за решеткой приманку можно было получить, подтягивая за привязанные к ней нити. При этом животные должны были дифференцировать нити, прикрепленные и не прикрепленные к приманке. В опытах Г. 3. Рогинского обезьяны обнаружили довольно хорошие топографические способности, точно определяя нити, связанные с приманкой. Только в некоторых сложных случаях они не сумели решить задачу (рис. 16.1). Эта задача, как выяснилось впоследствии, оказалась доступной нс только шимпанзе, но также низшим обезьянам и некоторым птицам.

Однако вариант этой задачи, когда приманку было необходимо подтягивать за два конца тесемки одновременно, оказался сложным даже для шимпанзе.

В то же время шимпанзе успешно справлялись со сложным вариантом задачи, когда за решеткой стоял тяжелый ящик, от которого к клетке наискось был протянут шнур, а к шнуру прикреплен плод. Обезьяны без труда находили решение: подтягивали к себе конец шнура, перекидывая его из руки в руку через жерди решетки, пока шнур не натягивался перпендикулярно к решетке и плод не приближался настолько, что его можно было достать рукой.

Схема опыта с протягиванием шнура через решетку

Рис. 16.1. Схема опыта с протягиванием шнура через решетку:

конец шнура шимпанзе перекидывает через прутья клетки из руки в руку

Успешное решение усложненного варианта задачи на притягивание приманки было отмечено и у низших обезьян. Так, весьма интересно наблюдение за поведением макака резуса, описанное Н. Ю. Войтонисом. Макак Пат имел привычку играть с песком, насыпанным в ящик, сделанный наподобие высокого колодца. Животное быстро научилось доставать песок, опуская в колодец ведро, закрепленное на металлическом пруте. Однажды Пату дали ведро на цепочке. Во время опускания ведра в колодец цепочка зацепилась за его угол. Обезьяна соскочила с колодца, ослабила натяжение цепочки, вновь вскочила на колодец и захватила песок. Позднее экспериментатор постоянно закладывал среднюю часть цепочки за гвоздь, и каждый раз Пат освобождал ее.

Опыт с корзиной

В данной задаче приманка в виде банана лежала в корзине, которую подвешивали под крышей вольера и раскачивали с помощью веревки. В определенный момент корзина пролетала возле одного из стропил крыши. Для того чтобы достать банан, обезьяна должна была в определенном месте взобраться на стропила и поймать качающуюся корзину. Шимпанзе легко справлялись с этой задачей. Они наблюдали за полетом корзины и при приближении корзины к стропилам мгновенно бросались к ним и ожидали корзину с протянутыми руками. Трактуя результаты решения этой задачи, некоторые ученые утверждали, что обезьяны могли ранее сталкиваться с похожей задачей. Например, животное сидит на ветке дерева, а соседняя ветка с плодами качается на ветру, то приближаясь, то удаляясь. Доставая плоды, висящие на верхушках деревьев, шимпанзе могли сами раскачиваться на лианах или наблюдать за тем, как это делают обезьяны других видов. Поэтому решение задачи с корзиной нельзя с полной уверенностью расценивать как экстренно возникшее новое разумное решение.

Орудийная деятельность приматов

Одной из важнейших особенностей проявления когнитивных способностей приматов является их орудийная деятельность. Экспериментальное исследование этой способности обезьян разных видов было проведено целым рядом российских и зарубежных ученых.

Использование животными орудий представляется наиболее очевидной демонстрацией наличия у них элементов мышления как способности в новой ситуации принимать адекватное решение экстренно, без предварительных проб и ошибок.

Доставание приманки, расположенной за пределами клетки, при помощи палки

В этих опытах обезьяна должна была при помощи находящейся в клетке палки придвинуть к себе приманку, лежащую перед клеткой, и затем достать ее рукой. Эта методика также была впервые предложена В. Кёлером.

Целая серия подобных опытов была проведена в зоопсихологической лаборатории Дарвиновского музея на низших обезьянах: макаках лапундерах, макаках резусах, мандрилах и др. Эти опыты проводились следующим образом. Перед обезьяной за решеткой клетки на листе бумаги, покрывавшем доску, клали приманку, а палку располагали в помещении, где находилась обезьяна, параллельно решетке клетки; обезьяне следовало взять палку, сунуть ее за решетку и приблизить к себе приманку.

Большинство исследованных низших обезьян пытались достать приманку руками, стараясь притянуть бумагу с приманкой, схватив ее за край, но палку не использовали.

После этого задача была облегчена: палка была положена перпендикулярно решетке, рядом с приманкой, чтобы обезьяна могла легче придвинуть пажу к приманке и приблизить ее к себе. Большинство низших обезьян не справилось с решением задачи и в этом случае, хотя они брали палку в руки, обнюхивали, осматривали ее, пробуя языком конец палки, находящийся около приманки.

Все обезьяны оказались способны решить данную задачу только при последующем ее облегчении, когда экспериментатор сам накладывал приманку на палку. В этом случае все обезьяны решали задачу, притягивая к себе палку с положенной на нее приманкой, которую они фиксировали глазами в процессе подтягивания палки. Η. Н. Ладыгина-Котс считает, что в этой ситуации палка, строго говоря, не употреблялась как орудие и акт притягивания не был использованием предмета в качестве орудия, а воспроизводил аналогичный прием, применяемый в природе: притягивание к себе ветви, соединенной с плодом. В опытах Н. Ю. Войтониса макак лапундер научился вилкой с длинной ручкой доставать приманку со дна экспериментального колодца, сидя наверху и втыкая вилку в находящийся внизу лакомый плод. Но когда тот же колодец положили в горизонтальное положение, обезьяна опять пыталась втыкать вилку сверху, попадая в боковые стенки колодца, хотя на этот раз такое действие не приводило к положительному результату.

Таким образом, исследованные в опытах низшие обезьяны без специального обучения не могли самостоятельно установить простейшую связь и использовать палку для подтягивания к себе приманки. При этом можно отметить, что низшие обезьяны способны употреблять палку как орудие при контакте с другими обезьянами или для почесывания.

Шимпанзе успешно решали эту задачу (рис. 16.2). Если палка находилась рядом, они брались за нее практически сразу, если в стороне – решение требовало некоторого времени на раздумье. Наряду с палками шимпанзе могли использовать для достижения цели и другие предметы.

Обезьяна достает приманку при помощи палки

Рис. 16.2. Обезьяна достает приманку при помощи палки

Одна из обезьян В. Кёлера, Чего, вообще не обращала внимания на палку. Она приносила из рядом расположенной спальни одеяло, набрасывала его на банан и подтягивала плод до тех пор, пока не могла достать его рукой. Интересно отметить, что в процессе обезьяна меняла тактику своего поведения. Сначала ее движения бывали достаточно резкими, однако как только банан попадал на конец одеяла, Чего начинала тянуть одеяло медленно и осторожно, чтобы банан не соскользнул с одеяла. Другая обезьяна, Коко, использовала для притягивания плода кусок фанеры, ветку, проволоку и даже поля старой шляпы.

Ряд опытов В. Кёлера был посвящен решению задачи с опосредствованной целью. Впереди за решеткой лежал плод, а в стороне, также за решеткой, – длинная палка. В клетке лежала короткая палка. Задание состояло в том, чтобы короткой палкой притянуть длинную (промежуточная цель) и уже с помощью этой последней овладеть плодом. Разные животные проявили различные способности: Султан решал задачу внезапно, однако после длительного периода тщетных и бесцельных движений. Грандэ тоже решала эту задачу, но очень медленно; не быстрее она решала ее и во второй раз. Обезьяны Чего и Рана оказались совершенно неспособны справиться с заданием.

Как отмечает В. Кёлер, в этих случаях можно отметить еще весьма примитивное использование орудий. С помощью другого предмета шимпанзе как бы удлиняет свои руки. И на этот раз нелегко решить, в какой степени поведение животного является результатом его индивидуальной находчивости, а в какой – сводится просто к навыкам, приобретенным в предшествующий – период его жизни, возможно, как подражание чужим образцам.

Все исследователи отмечают многообразные способы обращения обезьян с предметами, как в условиях эксперимента, так и в повседневной жизни. Обезьяны, например, могли использовать палку в качестве шеста при прыжке за бананом, в качестве рычага для открывания крышек, как лопату при обороне и нападении; для очистки шерсти от грязи; для выуживания термитов из термитника и т.п. (подробнее об использовании орудий шимпанзе см. ниже).

Использование обезьянами палок в качестве орудий рассматривается учеными не как результат случайных манипуляций, а как осознанный и целенаправленный акт.

Извлечение приманки из трубы

Впервые эта методика была использована Р. Йерксом (1876–1956).

В наиболее простом случае приманку прятали в большой железной трубе или в сквозном узком длинном ящике. В качестве орудий животному предлагались шесты, при помощи которых было необходимо вытолкнуть приманку из трубы. Оказалось, что такую задачу успешно решают не только шимпанзе, но также горилла и орангутанг.

Способность низших и высших обезьян к извлечению приманки из трубы исследовалась и Η. Н. Ладыгиной-Котс (рис. 16.3). Обезьянам предлагалась небольшая металлическая труба, в которую на их глазах закладывали сверток с лакомством. Этот сверток мог быть извлечен из трубы путем проталкивания его через отверстие наружу с помощью какого-нибудь приспособления. Все подопытные низшие обезьяны пытались доставать из трубы приманку, совали свои руки и пальцы в отверстие, замечали палки, брали их в руки, но ни одна из обезьян не употребила палку в качестве орудия доставания из трубы приманки.

Однако, не прибегая к употреблению палки, обезьяны применяли многообразные способы и приемы доставания приманки из трубы. Они пытались достать приманку из трубы пальцами рук; при неудаче они меняли концы трубы, пробуя достать приманку то с одного, то с другого ее конца, или переменяли пальцы, которыми доставали приманку; иногда обезьяны пытались достать приманку то правой, то левой рукой, и наоборот.

Роберт Йеркс

Роберт Йеркс

Доставание обезьяной приманки из трубы (по Η. Н. Ладыгиной-Котс)

Рис. 16.3. Доставание обезьяной приманки из трубы (по Η. Н. Ладыгиной-Котс)

Как пишет Н. Н. Ладыгина-Котс (1958), обезьяны старались воздействовать на трубу обычными способами обработки, применяемыми ими к естественным природным объектам – твердым плодам, орехам, початкам кукурузы: они терли трубу о твердые поверхности – обычный прием обработки у многих видов низших обезьян; кусали трубу, пытались ломать ее руками или способом "рычагового ломания", т.е. засунув один конец трубы в то или иное отверстие и нажимая на другой конец трубы, или, прислонив трубу наискось к стене, они нажимали ногой или рукой на середину трубы. Наконец, некоторые из подопытных обезьян дошли до весьма адаптивного способа воздействия на трубу: они бросали трубу и, добившись расшатывания свертка и его приближения к отверстию трубы, легко извлекали сверток пальцами рук. Таким приемом обезьяны обычно разбивали яйца, даваемые им в пищу.

Достижение высоко подвешенной приманки

Широкую известность получила группа опытов В. Кёлера с построением "пирамид" для достижения приманки. В дальнейшем эта методика в разных модификациях использовалась многими учеными. Принцип задачи состоит в следующем: плод подвешивается так высоко, что обезьяна не может достать его рукой, а в одном из углов клетки стоит деревянный ящик. Животное должно подвинуть ящик под плод, взобраться на него и получить вознаграждение. В более усложненной задаче может понадобиться большее число ящиков (до четырех), из которых следует построить пирамиду, с вершины которой плод становится доступным. В опытах В. Кёлера шимпанзе демонстрировали разные способности к решению данной задачи, а также разные приемы достижения цели.

Так, Султан после нескольких безуспешных попыток достать банан с пола передвинул стоящий вдали ящик в направлении плода, но не иод самый плод, встал на край ящика и, подпрыгнув, сорвал его. Если бы он передвинул ящик еще на 1 м, он мог бы достать плод без усилия, не прибегая к прыжкам. Тем не менее такое решение для шимпанзе оказалось вполне достаточным.

Шимпанзе Коко также начал с многократных прыжков с земли в направлении цели, а затем весьма вяло стал придвигать к банану ящик. Когда же экспериментатор, чтобы еще больше заинтересовать шимпанзе, добавил к висящему банану кусок апельсина, Коко немедленно передвинул ящик под самую цель, взобрался на него и сорвал плод.

Шимпанзе могли доставать плод, прыгая с шестом. Вначале они лишь играли с ним, а затем стали использовать шест для достижения удаленных целей. Обезьяны ставили шест вертикально и быстро взбирались на него, усиленно работая руками и ногами. Чика, в принципе имевшая особое пристрастие к "спорту", умела вскочить па четырехметровую бамбуковую палку до того, как та успевала упасть (рис. 16.4). Это позволяло ей срывать высоко висящие плоды практически на лету. Иногда прыжки были настолько высокими, что нередко, падая на твердую почву, обезьяна сильно ушибалась. Тем не менее Чика очень любила свою бамбуковую палку и практически не расставалась с ней. Она клала палку возле себя во время приема пищи и во время сна.

На следующих этапах В. Кёлер усложнял задачу и комбинировал разные ее варианты.

Удаление препятствий

В эксперименте ящик наполняли песком или камнями. Для того чтобы сдвинуть его с места, обезьянам было необходимо разгрузить его и сделать более легким. Как и в предыдущих опытах, пути и способы решения задачи шимпанзе были разнообразны. Так, например, Султан пытался подвинуть ящик под плод, но не смог его сдвинуть с места. Тогда он вынул один камень и опять изо всех сил попробовал передви-

Эксперимент В. Кёлера на доставание высоко подвешенной приманки

Рис. 16.4. Эксперимент В. Кёлера на доставание высоко подвешенной приманки:

использование шеста

нуть ящик. Когда и на этот раз попытка оказалась безуспешной, он выбросил второй камень и, не обращая внимания на третий, с усилием подвинул ящик под плод и овладел наградой. В последующих повторениях опыта Султан стал выбрасывать из ящика все три камня. Поведение животного в данном случае было последовательным, именно таким, каким его хотели видеть экспериментаторы. Чика в той же самой обстановке не оправдала ожиданий исследователя – она тянула ящик изо всех сил, даже не пытаясь при этом удалить камни. Грандэ вынимал из ящика один камень, но не в целях облегчения ящика, а для того чтобы использовать его как возвышение под висящим плодом. Но камень оказался слишком низким, и шимпанзе даже не попытался подняться на него. Грандэ вновь вернулся к ящику и благодаря своей большой физической силе пододвинул его под приманку. О связи между лежащими в ящике камнями и трудностями передвижения ящика эта обезьяна так и не догадалась. По, тем не менее, она и не пыталась подняться на слишком низкий камень. Как пишет В. Кёлер, в этом проявилась известная способность обезьяны оценивать обстановку в целом.

Сооружение "пирамид" ("вышек")

В данном опыте в вольер помещали несколько ящиков, каждый из которых был слишком мал, чтобы достать лакомство. Для достижения цели их нужно было поставить один на другой. Поведение обезьян в этом случае было очень разнообразным. Например, Султан первый ящик подвинул под банан, а со вторым долго бегал по вольере, вымещая на нем ярость. Затем он внезапно остановился, поставил второй ящик на первый и сорвал банан. В следующий раз Султан построил пирамиду не под бананом, а там, где тот висел в прошлый раз. Несколько дней он строил пирамиды небрежно, а затем вдруг начал делать это быстро и безошибочно. Часто сооружения были неустойчивы, но это компенсировалось ловкостью обезьян (рис. 16.5). В ряде случаев пирамиду сооружали вместе несколько обезьян, хотя при этом они мешали друг другу.

Эксперимент В. Кёлера на доставание высоко подвешенной приманки

Рис. 16.5. Эксперимент В. Кёлера на доставание высоко подвешенной приманки:

построение пирамиды из ящиков

Наконец, пределом сложности в опытах В. Кёлера была задача, в которой высоко под потолком подвешивали палку, в угол вольеры помещали несколько ящиков, а банан размещали за решеткой вольеры.

Для решения данной задачи обезьяна должна была сначала подтащить ящик под палку, достать ее и потом подтянуть ею плод. Здесь палка – только промежуточная цель. Султан сначала принялся таскать ящик по вольере, затем осмотрелся – и в иоле его зрения попала палка. С этого момента его действия стали точными и целенаправленными. Через полминуты задача была безошибочно решена. После этого задание несколько усложнили, утяжелив ящик четырьмя камнями. Султан сначала пытался достать плод камнем, но в конце концов вынул из ящика два камня, с усилием подтащил ящик под палку, достал ее и с ее помощью притянул к себе банан. Шимпанзе находили вполне успешные решения и при других комбинациях условий задачи.

Весьма интересно, что обезьяны постоянно пытались искать разные способы решения задач. Так, В. Кёлер упоминает, что Султан неожиданно научился использовать людей как средство для овладения плодом. Однажды он, взяв Кёлера за руку, подвел его к стене, быстро вскарабкался на плечи и, оттолкнувшись от его макушки, схватил банан. Позже подобные ситуации стали повторяться постоянно. Когда экспериментатор проходил под высоко висевшим бананом, Султан быстро взобрался ему на плечо и отсюда удачно достал плод. В другой раз он схватил экспериментатора за руку и насильно потащил под приманку, а когда тот оттолкнул его – разъярился. Однажды, когда человек остановился под бананом, Султан незамедлительно залез на него, но тот наклонился вниз так, что плод нельзя было достать. Тогда шимпанзе соскочил на пол, ухватил человека за пояс и, громко кряхтя, начал поднимать его кверху! Весьма интересно, что позже обезьяны стали использовать для доставания приманки и друг друга. Они взбирались друг другу на плечи или пытались поднимать кого-то из обезьян над собой. Спустя некоторое время все шимпанзе колонии овладели искусством взбираться один на другого, образуя своеобразную живую пирамиду.

Анализ поведения шимпанзе в этих и подобных ситуациях ясно показывает, что они производят оценку пространственных компонентов задачи. В опытах Кёлера часто успешному решению задачи предшествовала некоторая пауза. Шимпанзе в ходе решения задачи иногда в течение некоторого времени сидели неподвижно, почесывая голову и водя вокруг глазами. Затем они внезапно, словно подброшенные пружиной, вскакивали и мгновенно решали задачу. Как пишет В. Кёлер, по-видимому, во время этой паузы животные "обдумывали", как они должны поступить. Решение задачи в этом случае можно рассматривать в качестве примера "инсайта".

Еще более показателен эпизод, когда Султан прикладывал ящик к стене, глядя при этом на приманку и как бы оценивая расстояние до нее. Успешное решение шимпанзе задач, требующих конструирования пирамид и вышек, свидетельствует о наличии у них "мысленного" плана действий и способности к реализации такого плана.

Решение задач, требующих применения орудий низшими обезьянами

Способность к решению задач, требовавших применения орудий, продемонстрировали и отдельные представители низших обезьян. Так, в опытах Биренс де Хуан одна самка капуцина оказалась исключительно способной к решению ряда задач, аналогичных по типу тем, которые предъявлялись шимпанзе. Так, например, она употребляла палку в качестве грабель для доставания удаленной приманки. Она самостоятельно употребляла ящики как подставки для доставания высоко подвешенной приманки. Получив один ящик, эта обезьяна потащила его и после нескольких неудачных попыток поставила под приманку и овладела ею.

В последующей ситуации обезьяне были даны один ящик под приманкой, а другой – меньший – рядом. Сначала капуцин пробовал бросить маленький ящик по направлению к подвешенному плоду, но позднее, в тот же день, ему удалось положить второй ящик на первый и достичь приманки.

Далее ему были предложены два ящика, ни один из которых не был расположен под приманкой. Капуцин решил эту задачу в две минуты, сначала поставив один ящик под плодом, а потом положив на него другой.

Эксперимент с сооружением пирамиды из трех ящиков вначале был не совсем удачен из-за трудности манипулирования с третьим ящиком. Но когда последний заменили легкой цилиндрической жестяной банкой, капуцин быстро включил ее в состав трехэтажной пирамиды и достал приманку. Даже когда один из ящиков был спрятан в спальном помещении обезьяны, это не нарушило выполнения задачи: обезьяна пошла искать ящик и, притащив его, употребила в постройке пирамиды.

Этот капуцин даже комбинировал построение пирамиды с употреблением палки, пытаясь достать ею плод, подобно тому как это делали иногда шимпанзе в опытах В. Кёлера, взбираясь на один поставленный ящик и сбивая приманку взятой в руки палкой.

Следует отметить, что многие исследователи отмечали исключительно высокие интеллектуальные способности капуцинов по сравнению со всеми другими низшими обезьянами. Способность к построению вышки из ящиков для доставания приманки была отмечена и у павиана гамадрила.

Конструктивная деятельность обезьян

При анализе способности шимпанзе применять орудия В. Кёлер обратил внимание, что помимо использования готовых палок они изготавливали орудия.

Так, при попытке достать плод, лежащий перед клеткой, Султан вдруг обратил внимание на предмет для чистки ног, состоящий из нескольких железных прутьев, соединенных деревянными планками. Он с большим усилием оторвал один из прутьев и с его помощью захватил плод.

В другом случае Султан сразу отломил ветку от сухого деревца, находившегося в клетке, и притянул ею банан. Шимпанзе Чего безуспешно пыталась достать плод с помощью лежащего на полу маленького пучка соломы, совершенно не подходящего для этой цели, так как он гнулся во все стороны. Затем обезьяна схватила солому зубами посредине, сложила ее вдвое, значительно усилив прочность пучка, и этим подготовленным ею орудием притянула плод. В другой раз Чего сложила солому даже в четыре раза.

В одном из опытов Султану был дан кусок проволоки, свернутый овалом и слишком короткий, чтобы с его помощью можно было достать плод. Он вытянул эту проволоку зубами и руками, частично выпрямил ее и удлиненным орудием овладел приманкой.

Достаточно хорошо известны также эксперименты В. Кёлера с удлинением палки. В данном опыте обезьяне предлагалось несколько палок разной длины, которые можно было вставить друг в друга и таким образом удлинить. Для того чтобы достать приманку, обезьяна должна была составить вместе две или более палок. Обезьяны быстро обучались составлять палки, однако не всегда подбирали палки необходимой длины. Так, например, в одном из опытов шимпанзе Чика пыталась притянуть с помощью палки лежащий вне клетки плод, однако палка была слишком коротка. Тогда она схватила другую, еще более короткую, чем первая, составила их вместе и, придерживая обе палки в месте соединения, снова попыталась достать плод. Однако это, в принципе правильное, решение задачи не дало обезьяне возможности достать плод, так как палка фактически не удлинилась. Для достижения успеха обезьяна должна была не только составить вместе палки, но и подобрать палки нужной длины. Однако в ее поведении был, несомненно, зачаток правильного решения.

Вот как описывает эксперименты В. Кёлера с Султаном польский зоопсихолог Я. Дембовский: "Султан получает две короткие бамбуковые палки, а довольно далеко вне клетки на полу лежит плод. После напрасных усилий достать этот плод слишком короткой палкой животное производит вначале бессмысленное действие: подтаскивает стоящий вдали ящик к месту клетки, находящемуся против плода, еще более усложняя этим свою задачу. Но шимпанзе, как нам кажется, в какой-то мере “догадывается”, что следует поступать согласно принципу: “Нужно все же что-то делать”. Его стремление овладеть плодом, во всяком случае, несомненно. Минутой позже Султан выдвигает одну палку как можно дальше за пределы клетки в перпендикулярном направлении, кладет ее на землю, второй же палкой легко подталкивает первую к плоду, работая весьма старательно, пока эта палка не коснется плода. Но теперь животное не может уже достать рукой первую палку. Ему возвращают ее. По истечении некоторого времени экспериментатор вставляет палец своей руки в отверстие бамбуковой палки; Султан сначала не реагирует на это и вновь проталкивает одну палку вслед за другой, как и прежде. Через час Султан сидит на ящике и забавляется бамбуковыми палками, держа в каждой руке по палке. Вдруг в ходе игры он вставляет более тонкую палку в отверстие толстой, спрыгивает с ящика и бежит испробовать удлиненное орудие. Однако небрежно составленные палки распадаются. Тогда он еще раз вставляет одну палку в другую, делая это более старательно, и овладевает плодом.

...Трудно представить себе, чтобы составление палок в естественных условиях жизни шимпанзе было когда-нибудь возможным или нужным. Несомненно, что в лабораторных условиях животное проявляет большие масштабы способностей, чем это возможно в условиях природы"[1].

Η. Н. Ладыгиной-Котс была проведена большая серия опытов с шимпанзе Парисом, которому предлагались десятки самых разных предметов для добывания недоступного корма. Основной задачей, которую предлагали обезьяне, было извлечение приманки из трубы по методике, описанной выше. Приманку заворачивали в ткань, сверток помещали в центральную часть непрозрачной трубки, так что он был хорошо виден, но достать его можно было только с помощью какого-нибудь приспособления. Парис успешно решал эту задачу, используя для этого любые подходящие орудия, например ложку, узкую плоскую дощечку, лучину, узкую полоску толстого картона, пестик, игрушечную проволочную лесенку и другие, самые разнообразные, предметы. При наличии выбора он явно предпочитал более длинные предметы или массивные тяжеловесные палки.

Результаты огромного количества опытов показали, что диапазон орудийной и конструктивной деятельности шимпанзе весьма широк. Парис, как и обезьяны в опытах В. Кёлера, успешно использовал предметы самой разной формы и размера и производил с ними всевозможные манипуляции: сгибал, отгрызал лишние ветки, развязывал пучки, раскручивал мотки проволоки, вынимал лишние детали, которые не давали вставить орудие в трубку. Таким образом, было показано, что шимпанзе способны не только широко использовать готовые орудия, но и изготавливать их, а также производить множество разных манипуляций по "доводке" заготовок до состояния, пригодного для решения задачи. Например, шимпанзе успешно открывают разнообразные замки, предварительно заостряя заранее отгрызенные или отломанные палки и щепки. Широко распространено изготовление орудий и успешное их использование и в естественной обстановке.

Все описанные выше эксперименты, проведенные В. Кёлером, Р. Йерксом, Η. Н. Ладыгиной-Коте, Г. Рогинским, А. Фирсовым и др., также предполагали использование тех или иных орудий. Ладыгина-Котс относит орудийную деятельность шимпанзе к проявлениям мышления, хотя и подчеркивает его специфику и ограниченность но сравнению с мышлением человека.

  • [1] Дембовский Я. Психология обезьян. М., 1963. С. 115–117.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>