Полная версия

Главная arrow Психология arrow Зоопсихология и сравнительная психология. Т 2

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

16.1.2. Разные взгляды на поведение шимпанзе в экспериментах

Эксперименты В. Кёлера, бесспорно, составили важный этап в изучении психики антропоидов. Полученные им результаты, неоднократно проверенные другими авторами, широко цитируются в научной литературе. При этом многие исследователи подвергали жесткой критике выводы В. Кёлера о наличии интеллектуальных способностей у шимпанзе, объясняя результаты его экспериментов не способностью обезьян к решению конкретных задач, а тем, что они используют предыдущий опыт, накопленный при жизни в природных условиях или в лаборатории. Начиная свои работы по изучению поведения антропоидов, И. П. Павлов ставил основной задачей опровержение выводов В. Кёлера и объяснение результатов его опытов с позиции теории условных рефлексов. Именно с этой первоначальной целью в Колтушах появились шимпанзе Роза и Рафаэль. По инициативе И. П. Павлова сто сотрудники повторили опыты В. Кёлера. При этом многие задачи, предъявлявшиеся Розе и Рафаэлю, по своей сложности несколько превосходили тс, что решали шимпанзе в опытах Кёлера. Например, чтобы достать банан, им приходилось сооружать пирамиду не из четырех, а из шести разнокалиберных ящиков. В такой ситуации животным действительно требовалось не только "внезапное озарение", но и определенная "квалификация" – владение рядом навыков, необходимых, чтобы сделать сооружение устойчивым. Трактовка результатов опытов, в которых животное одновременно проявляет рассудочную деятельность, т.е. адекватное поведение в экстренно сложившейся ситуации, и использует предыдущий жизненный опыт, часто оказывается весьма неоднозначной. В подобных ситуациях одни и те же действия животного могут истолковываться совершенно по-разному. Как мы могли убедиться, в процессе решения задач шимпанзе демонстрировали различные способы решения задач. Многие способы были неожиданны для экспериментаторов и в некоторых случаях трактовались как заведомо неправильные. Иногда оказывалось, что в силу каких-то обстоятельств обезьяна категорически отказывалась использовать тот или иной путь решения задачи. Часто одно и то же животное в каждом повторном эксперименте решало задачу новым способом. Причем в некоторых случаях эти способы были, с точки зрения исследователей, менее адекватны, чем предыдущие, что также трактовалось не в пользу интеллектуальных способностей шимпанзе. Особенно много проблем такого рода возникало в опытах с тушением огня, впервые предложенных В. Кёлером и затем подробно исследованных в лаборатории И. П. Павлова. Результаты этих опытов вызвали большой резонанс в научном мире.

В опыте Кёлера шимпанзе обучали заливать горящую свечу водой из кружки. Для этого обезьяна должна была сначала наполнить кружку водой из бачка. В лаборатории И. П. Павлова опыты с тушением огня были значительно более сложными. Перед обезьяной ставилась задача, заключавшаяся в том, чтобы достать апельсин из ящика, перед открытой стороной которого стояла горящая спиртовка. Для того чтобы получить приманку, обезьяна должна была погасить огонь. После многих экспериментов Рафаэль научился делать это. Он умел взять в руки жестяную кружку, подойти к баку с водой, открыть кран, налить в кружку воды и потушить ею огонь. После закрепления этого навыка было введено некоторое усложнение: обезьяне дали кружку с отверстием в дне и длинную деревянную пробку. Рафаэль долго и упорно пытался наполнить кружку водой, но так и не сумел воспользоваться пробкой, в силу чего вода выливалась через отверстие. При этом шимпанзе раньше во время игры неоднократно вставлял различные затычки в отверстие кружки. Казалось, что Рафаэль не замечает отверстия, вновь и вновь подносит кружку под кран, а затем опрокидывает над огнем пустую кружку. Он также не обратил внимания, что, случайно закрыв кружку ладонью, временно приостановил вытекание воды, и не воспользовался этим приемом.

В следующем опыте Рафаэлю дали металлический шарик, который, скатываясь в отверстие кружки, затыкал его. Первый раз шимпанзе, играя, взял шарик в рот, посмотрел на недоступную приманку, открыл кран, набрал в рот воды и выплюнул ее в кружку. Шарик выпал вместе с водой и закрыл отверстие в кружке. После этого Рафаэль легко набрал в кружку воды, погасил огонь и смог забрать плод. После этого он каждый раз клал шарик в рот, набирал в рот воды и выплевывал его с водой в кружку. Если шарик предварительно вкладывали в кружку, то шимпанзе и в этом случае вынимал его из кружки и брал в рот. Вообще в поведении Рафаэля была отчетливо заметна стереотипность. Так, он предпочитал пользоваться только той же самой кружкой, что и в период обучения, несмотря на то что ему предлагали разные. Он упорно продолжал выбирать ее же и после того, как кружку продырявили. Совершенно естественно, что такое поведение обезьяны было истолковано как бессмысленное.

Затем опыты перенесли на озеро. На одном из двух плавающих плотов помещался бак с водой, снабженный краном. На соседнем плоту находился Рафаэль и стоял аппарат с огнем. Кроме того, там стоял ящик с лежащей в нем кружкой, а также лежал длинный бамбуковый шест. Когда в аппарат была положена приманка, Рафаэль достал из ящика кружку, соединил шестом оба плота, перешел по шесту на соседний плот, налил воды в кружку, вернулся на первый плот, залил огонь и взял награду. Таким образом, он приложил массу усилий, чтобы принести воду из бака, вместо того чтобы зачерпнуть ее тут же, прямо с плота. Нужно заметить, что в других ситуациях Рафаэль умел зачерпывать воду из различных открытых сосудов.

Этот эксперимент окончательно убедил исследователей в неспособности шимпанзе к пониманию истинных связей между элементами данной проблемной ситуации. По их мнению, во всех проведенных опытах у шимпанзе отсутствовало "смысловое понимание задачи", и все их поведение было основано прежде всего на ориентировочно-исследовательских пробах, а затем на закреплении связей от случайно достигнутого полезного результата. Таким образом, в решении новых задач обезьяна использовала ранее выработанные навыки вне зависимости от смыслового содержания ситуации. По мнению Э. Г. Вацуро, этот опыт показал, что у шимпанзе нет общего представления о воде.

В то же время Рафаэль иногда демонстрировал и чудеса интеллекта. В одном из опытов в баке не было воды, Рафаэль долго пытался налить в кружку воды, беспрерывно вертя кран, затем помочился в кружку, вернулся на первый плот и залил огонь. В другом случае, когда на плоту не оказалось кружки, он подтащил к огню бак с водой и залил огонь, опрокинув его. Еще в одном случае, когда в баке не оказалось воды, Рафаэль схватил бутылку с водой и вылил ее на пламя. И. П. Павлов считал результаты этих опытов весьма убедительными свидетельствами существования у человекообразных обезьян более сложных когнитивных функций, чем простые условные рефлексы.

Неудачное, по мнению экспериментаторов, решение задачи с плотами, возможно, было связано с тем, что плоты были расположены достаточно высоко над водой, так что шимпанзе, который побаивается воды, мог предпочесть перебраться на соседний плот, чем рисковать оказаться в воде, пытаясь зачерпнуть ее с платформы. В 1970-е гг. Л. А. Фирсов воспроизвел опыт с тушением огня для фильма "Думают ли животные?". В его опытах шимпанзе Лада, уже имевшая навык наливать воду в кружку из бака и тушить огонь, оказавшись в контрольном эксперименте на плотах, свободно зачерпнула кружкой воду из озера и залила огонь в аппарате.

Некоторые обезьяны демонстрировали и другие приемы тушения огня. Когда в баке не оказалось воды, участвовавшая в съемках шимпанзе Каролина впала в тяжелую истерику: она рвала на себе шерсть, визжала, каталась по полу, а когда успокоилась, то взяла половую тряпку и одним броском накрыла спиртовку, погасив огонь. На следующий день Каролина уверенно повторила это решение. Другие обезьяны тоже находили разнообразные выходы из этой ситуации. Л. А. Фирсов писал: "Лада направила свое внимание на физические свойства аппарата, кружки и даже огня, а не на связь вода – огонь. В течение первого же эксперимента она продемонстрировала четыре разных решения задачи, каждое из которых увенчалось успехом – добычей вкусного фрукта. Они заключались в следующем: а) опрокидывание аппарата с огнем; б) схватывание приманки рукой через завесу огня; в) укладывание пустой кружки на горящий валик из ваты и доставание приманки через образовавшуюся щель; г) удаление из аппарата металлической детали, в которой горел спирт. Лада переходила от одного решения к другому вследствие нашего запрета повторять предыдущее действие"[1].

Анализируя упомянутые опыты с Рафаэлем, Η. Н. Ладыгина- Котс, в целом соглашаясь с выводом экспериментаторов об ограниченной способности обезьян к решению данного типа задач, указывает, что многие описанные ими особенности поведения шимпанзе обусловлены не неспособностью решить новую задачу, а характерной для шимпанзе приверженностью к ранее выработанным навыкам. По ее выражению, "шимпанзе – рабы прошлых навыков, которые трудно и медленно перестраиваются на новые пути решения"[2].

Но в то же время эти результаты показывают, что исследователи склонны трактовать поведение животных так, как им в данный момент удобно. И это далеко не всегда объективно!

  • [1] Фирсов Л. А. И. П. Павлов и экспериментальная приматология. Л., 1982.
  • [2] Ладыгипа-Котс Н. Н. Конструктивная и орудийная деятельность высших обезьян. М.: Издательство Академии наук СССР, 1959.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>