Полная версия

Главная arrow Психология arrow Зоопсихология и сравнительная психология. Т 2

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

16.3.2. Сравнительный анализ поведения

Научное изучение поведения обезьян началось с Ч. Дарвина. Им написана работа, которая и в наши дни остается классической в своей области, – "О выражении ощущений у человека и животных" (1872). В ней отчетливо показано, что мимика обезьян сходна с человеческой. Дарвин считал это следствием сходства мускулатуры лица у приматов и человека. Он же определил, что мимика, выражение эмоций являются, как мы бы сегодня сказали, средством коммуникации. Дарвин заявил и о такой подробности: антропоид способен мимически выражать почти все человеческие эмоции, кроме изумления, удивления и отвращения, однако Η. Н. Ладыгина-Котс в своей классической книге "Дитя шимпанзе и дитя человека" отмстила наличие этих выражений и у шимпанзе.

М. А. Дерягиной был проведен цикл сравнительных исследований манипуляционной активности приматов (1986). Разработанный ею метод количественного анализа этой важнейшей формы поведения, составляющей основу пищедобывательного, гнездостроительного, орудийного и других форм поведения, был основан на иерархической модели поведенческого акта (по Н. Тинбергену). Кроме того, М. А. Дерягиной на основе наблюдений за животными в вольерах был произведен сравнительный анализ разных видов коммуникации у приматов. Использованные ею методы объективной количественной регистрации поведения можно рассматривать как непосредственное продолжение и развитие отологических методов.

М. А. Дерягина трактует технические особенности манипуляционной деятельности человекообразных обезьян как предпосылку к использованию орудий и к возникновению трудовой деятельности человека. Она перечисляет следующие их особенности:

  • • наличие у обезьян руки с высокоразвитой хватательной функцией;
  • • независимые действия передних конечностей;
  • • изолированные действия пальцев;
  • • способность к тонким, дифференцированным операциям;
  • • разнообразие приемов фиксации объектов;
  • • возможность опосредованных действий с объектом и т.д.

Главное же, что выделяет Дерягина, – высокая способность высших обезьян производить не только отдельные действия, но цепи действий – именно они, по мнению автора, составляют качественно иной характер поведения антропоидов в сравнении со всеми другими животными Земли. Перечисленные особенности недоступны другим животным.

У обезьян и человека велико сходство в строении и функциях органов чувств. Несмотря на существенные отличия характеристик слуха, макаки и мартышки могут служить отличной моделью восприимчивости к звукам речи у младенцев человека, а также моделью восприятия речи у взрослых людей с нарушенным слухом – у тех, кто обычно страдает повышением порога восприятия звуков речи по сравнению с нормально слышащими людьми. Специфическую особенность обезьян и человека представляет неподвижность ушной раковины, поэтому для лучшей дифференцировки направления источника звука им приходится одинаково поворачивать голову в соответствующую сторону. Η. Н. Ладыгиной-Котс было показано, что шимпанзе способен различать свыше 20 цветов, а также до семи оттенков одного тона, что приближается к аналогичным способностям человека. Есть данные о сходном с человеком восприятии у высших приматов обоняния, вкуса, осязания и даже восприятия веса поднимаемых тяжестей.

Изучая различных представителей позвоночных, физиологи прослеживают путь развития и постепенного усложнения высшей нервной деятельности животных, связанного с усложнением строения коры головного мозга. Выработанные условные рефлексы приматов несопоставимо более прочны, чем у других животных, и сохраняются годами, многие действия совершаются вообще без тренировки. Обезьяны показывают хорошую способность к вероятностному прогнозированию, переносят следы прежнего обучения в новые опыты, т.е. устанавливается строгое соответствие между специализацией структур центральной нервной системы и осуществляемой ею "руководящей" деятельностью при выполнении приматами очень сложных действий. Вследствие необычайного усложнения мозга рефлекторные акты у обезьян не ограничиваются рамками обычных понятий условных рефлексов, отвечают этапам нарастания сложнейшей интегративной деятельности мозга.

Сравнительное изучение возможности одновременного восприятия сигналов разной модальности у представителей различных отрядов животного мира методом условных рефлексов показало значительные различия между представителями разных отрядов млекопитающих. Так, оказалось, что еж не в состоянии воспринять как единый комплекс свет плюс звук, он реагирует на них только в отдельности, как на разные раздражители. Не справились с подобной задачей и белые крысы – если их долго тренировали в такой ситуационной сложности, у них развивались невротические срывы. Недалеко от крыс ушел по этому тесту и кролик. С трудом и только при некоторых условиях удавалось выработать рефлекс на совместный сигнал света и звука у собаки и кошки, что, конечно, говорит о более высокой способности хищных соединять в целостный образ стимулы разных модальностей. В то же время уже у низших обезьян не только легко вырабатывался рефлекс на двучленный комплекс, который без дополнительной тренировки сохранялся месяцами, но обнаружилась способность воспринимать образ даже из трех разномодальных компонентов: света, звука и тактильного сигнала. Суммируя сведения по органам чувств, способности к усвоению и обобщению сигналов разных модальностей, а также проанализировав многие эксперименты и литературу в этой области, в том числе опыты И. П. Павлова, исследователи пришли к заключению, что возможности восприятия у антропоидов вполне сходны с человеком.

Обезьяны обладают прекрасно развитой памятью. Это подчеркивает Л. А. Фирсов в своей монографии "Память у антропоидов".

О высоком уровне интеллектуальных способностей антропоидов говорили все ученые, которые когда-либо систематически изучали их поведение в природе или в неволе. Дарвин считал, что интеллект человекообразной обезьяны отличается от человеческого только количественно, но не по качеству. Этих же взглядов придерживался и В. Кёлер.

Сравнение результатов решения обезьянами и человеком некоторых "человеческих" тестов показало значительное сходство их возможностей. Так, было проведено сравнительное исследование сканирования изобразительной памяти по Штернбергу пятилетнего макака резуса и 21-летней выпускницы колледжа. Они должны был решать задачи на серийное пробное узнавание цветных слайдов – различных фруктов, цветов, людей, животных, предметов лабораторного оборудования и домашнего обихода (всего 211 изображений). Тесты и серии опытов изменялись таким образом, что можно было сравнивать не только собственно запоминание человеком и обезьяной, но и стратегию решения задач. Результаты опытов указывают на идентичность действий обезьяны и человека. На их основе был сделан вывод, что обезьяны обладают такими же кратковременными механизмами по обработке информации, какие существуют у людей.

Задача, требовавшая проведения кольца через лабиринты разной сложности, решалась шимпанзе в среднем в два раза медленнее, чем студентами. Однако отдельные из шести участвовавших в опытах молодых людей отставали от шимпанзе в скорости решения.

В экспериментах Н. Н. Ладыгиной-Котс, К. Хейес и К. Ниссена, Л. А. Фирсова и других установлена способность шимпанзе к классификации предметов и различению их множеств, нахождению середины количества. Четырехлетняя шимпанзе Вики легко отделяла фотографии с живыми объектами от изображений неживых, детей – от взрослых, полное – от частного изображения (например, она немедленно разделяла изображения руки с пятью пальцами и руки с тремя спрятанными пальцами). Точность различения была такая же, как у человека ее возраста. Вики отделяла столовые предметы (ложки, вилки) от предметов для письма, да и сами ложки от вилок, при этом она легче классифицировала предметы но их физическим свойствам, чем но назначению: железные пуговицы чаще складывала с монетами.

Немецкие психологи Е. Ирле и Г. Маркович (1987) сопоставляли поведение трех молодых саймири с тремя молодыми людьми в концептуальном тесте по методике выбора альтернативы предъявляемому образцу (на фото или рисунке). Например, тестировались пары изображений "обезьяны" и "не приматы", "люди" и "не обезьяны", "обезьяны" – "люди", "животные" – "фрукты" и т.д. Правильным считался выбор изображения, отличающегося от образца. По числу и характеру ошибок саймири приближались к людям. Обезьяны могли формировать понятия без специального обучения. В то же время животные, относящиеся к другим систематическим группам, оказались полностью неспособны понимать изображения на фотографиях. Плохо распознают изображения на фотографиях и умственно отсталые дети.

Антропоиды способны к отбору нужной информации и в определенной мере могут предвидеть исход своих действий и прогнозировать события. Однако в прямых тестах сопоставления с человеком они всегда уступают ему в любой обстановке, требующей составления предварительного плана действий.

Сходство поведения человекообразных обезьян в природе с поведением человека поражало всех исследователей. Первым на этот феномен обратил внимание Чарльз Дарвин. На Дж. Шаллера огромное впечатление производило сходство детеныша горной гориллы с ребенком. Дж. Гудолл, живя среди обезьян и став для них "своей", заключила: "Казалось, это жизнь человеческого племени". На любого скептика производят впечатление прикосновения человекообразных обезьян друг к другу руками, напоминающие рукопожатия, или соприкосновения губами, объятия и похлопывания по плечу. Шимпанзе выпрашивают лакомый кусочек, протягивая руку ладонью кверху, палочкой ковыряют в зубах, носу, ушах, почесываются в проблемных ситуациях.

Уже отмечалось, что шимпанзе хорошо дифференцируют предметы по фотографиям и, заметим, не пытаются съесть изображение винограда, яблока, апельсина. Различают они предметы и по слайдам; такое распознавание зарегистрировано и у орангутанов. Низшие обезьяны уступают в подобных испытаниях высшим, но есть сообщения, что и макаки резусы узнают других обезьян по фотографиям.

Практически одинаковы сенсорные возможности высших обезьян и человека, другими словами, антропоиды способны воспринимать окружающую среду в принципе так же, как люди. Было показано, что шимпанзе способны различать фигуры по размеру, форме и на ощупь, т.е. они способны переносить восприятия со зрительных на осязательные. Эти антропоиды не только могут производить обобщения поступивших сигналов, недоступные другим животным, по и передают полученную информацию своим сородичам. Так, например, в одной из серий опытов только вожак мог видеть спрятанные в разных местах двора "приманки", но после кратковременного совместного пребывания с другими членами его группы он находил способы "сообщить" им о наличии и месте нахождения приманки. Когда выпускали всех обезьян, но оставляли взаперти вожака, они не только знали, зачем вышли, но активно искали и находили спрятанные источники пищи.

Шимпанзе также способны к высшему ассоциативному мышлению, и это доказано большим количеством экспериментов. В частности, они способны к математическим операциям с количеством и пропорциями целого. Так, шимпанзе Сара в серии опытов по методу "выбора по образцу" не только правильно дифференцировала половину, четверть, три четверти яблока или грейпфрута, но и в 86 случаях из 100 правильно устанавливала соответствие между диском и его отсеченной частью. Концептуальная оценка количества с выделением промежуточного числа была обнаружена и у саймири.

И. П. Павлов, известный как противник наличия рассудочной деятельности у животных, резко изменил свое мнение после того, как лично приступил к изучению поведения шимпанзе. Впоследствии он не один раз говорил о необыкновенно высоком уровне поведения человекообразных обезьян. Ему принадлежат слова о наличии у обезьян собственного внутреннего мира, об особом исследовательском интересе у них, приближающем их в этом к человеку, о необыкновенной любознательности шимпанзе и ее генетической связи с любознательностью человека. И. П. Павлов поражался тому, каким манером человек ухитрился вырыть столь глубокую яму между собой и животными...

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>