Полная версия

Главная arrow Религиоведение arrow Религиоведение

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Глава 11. РЕЛИГИОЗНЫЙ КОМПЛЕКС

В результате изучения главы 11 студент должен:

знать

  • • состав религиозного комплекса развитых религий;
  • • особенности мифологического сознания;
  • • черты религиозного сознания;
  • • характеристики религиозной веры как интегративной черты религиозного сознания;
  • • виды религиозного сознания в контексте объективации;
  • • виды религиозных деятельности, отношений, организаций;

уметь

  • • различать мифологическое сознание и религиозное сознание;
  • • показывать соотношение религиозного сознания и религиозного поведения;
  • • раскрывать связь религиозных деятельностей и религиозных отношений;
  • • определять содержание и виды религиозного культа;
  • • выявлять различия организаций в разных религиях;

владеть

  • • методами изучения явлений, представляющих собой системы;
  • • приемами структурного анализа объектов;
  • • способностью применять системные и структурные подходы к исследованию религии;
  • • специальными приемами изучения элементов религиозного комплекса.

Являясь общественной подсистемой, религия представляет собой сложное образование с соответствующим строением, элементами и их связями. Элементы и взаимосвязи образуют религиозный комплекс (лат. complexio – связывание, соединение) – некоторое устойчивое и упорядоченное целое, в котором качества комплекса – связанность и соединенность – присущи и этому единому целому, и его компонентам. Комплекс не может быть сведен к какому-либо одному элементу и не может рассматриваться вне взаимосвязи этих элементов.

Религиозный комплекс развитых религий составляют:

  • • религиозное сознание;
  • • религиозная деятельность;
  • • религиозные отношения;
  • • религиозные организации.

11.1. Религиозное сознание

От мифологического сознания к религиозному

Образованию религии как относительно самостоятельной духовной сферы предшествовал длительный процесс формирования и развития верований в рамках первобытной мифологии. Исторически первым способом освоения мира было мифологическое сознание.

Мифологию образует совокупность мифов[1], а миф (греч. μύθος – речь, слово, рассказ, повествование, сказание, предание) представляет собой духовное воспроизведение действительности в виде сообщения, повествования, персонажи и события которого признаются объективно существовавшими или существующими. Мифология возникала стихийно в условиях общинно-родового строя как результат коллективного творчества и осваивала мир в форме наглядночувственных образов. Обобщение, общее принимает форму индивидуально-типического. В мифе слитно представлено интеллектуальное, эмоциональное и волевое отношение к миру – осмысление, вчувствование, воление. Мифы находили выражение в изобразительной форме, пении, танце, пантомиме, ритуале.

В мифологии отсутствует осознание отличия человека от внешней природы; индивидуальное сознание не вычленено из группового; не различаются образ и предмет, субъективное и объективное; принципы деятельности не отделены от деятельности; совершающееся в сознании принимается за объективно происходящее.

Нерасчлененный коллективизм первобытного общества переносится на природу, природные свойства и связи конструируются по аналогии с действующими лицами, ролями и отношениями в родовой общине путем олицетворения и антропоморфизации. И наоборот – человек, родовые связи предстают в натуроморфном виде (зооморфизм, фитоморфизм и т.д.). Способность мышления фиксировать свойства вещей и закреплять данные свойства за данной вещью развита слабо.

Недостаточно сформированы логические структуры опосредования, обоснования, доказательства. Указанные особенности мышления обнаруживаются в языке. Отсутствуют имена, фиксирующие родовые понятия, но имеется множество слов, обозначающих данный предмет по его свойствам, стадиям развития, нахождению в пространстве, ракурсам восприятия. Одна и та же вещь имеет разные названия, а различным предметам и существам (живым и неживым, предметам природы и людям и т.д.) приписывается одинаковое имя. С этим связаны полисемантизм и метафоричность мифологического сознания и языка.

Значительное место в мифологическом сознании занимают бинарные оппозиции и их разрешение: небо – земля, свет – тьма, правое – левое, мужское – женское, жизнь – смерть и пр. Дуальные оппозиции снимаются в ходе медиации – замены исходного противопоставления некоторыми производными образованиями с привлечением случайных фактов и конструируемых произвольно, с помощью ассоциации отношений. Выраженное в слове содержание мышления приобретает характер непосредственной действительности. Внушающий фактор речи обусловливает неосознанность и неотвратимость передачи и усвоения мифа.

На ранних стадиях развития сознания мифология была единственно возможным универсальным способом освоения мира и синкретически соединяла реалистические знания и иные духовные образования. В рамках первобытного мифологического комплекса возникали и развивались верования и связанные с ними ритуалы, образовывавшие своеобразную проторелигию. К числу этих верований относят фетишизм, тотемизм, магию, аниматизм, анимизм и др[2].

В ходе социальной дифференциации, но мере разделения труда, становления и эволюции классового общества развивается и сознание, движущееся от невыделения человека из природы к выделению, от невычленения индивидуального сознания из коллективного к вычленению, от неразделения образа и предмета, субъективного и объективного к разделению и т.д.

Завершается мифологическая стадия развития сознания, миф перестает быть универсальным и единственным способом объяснения действительности. Вместо первоначального – диффузного, синкретического, мифологического – комплекса появляются религия, философия, искусство, мораль, политика, право, научные знания. Одни мифологические сюжеты дают начало народному эпосу и сказке, другие служат материалом, ассимилируемым религией, искусством и т.д. Однако сам по себе миф не исчезает. Механизмы мифологического сознания воспроизводятся и на последующих этапах истории, особенно на обыденном уровне.

В условиях позднеродового строя прежде безличные души наделяются именами, за ними закрепляются функции определенных видов деятельности и управление ими.

Складывается полидемонизм (греч. πολύ – много, δαίμων – божество, низшее божество, дух), внутри которого постепенно формируется иерархия духов, выделяется приоритетный дух, обычно покровитель инициации, приобретающий черты племенного бога. Племенные боги были ограниченными по радиусу действия и ограничивали друг друга. Образование племенных союзов вокруг наиболее сильного племени обусловливало выдвижение на первый план фигуры бога данного племени. Он становился межплеменным, превращался в главу пантеона, в который на правах подчиненных входили боги других племен. Рождается политеизм (греч. πολύ – много, θεός – бог; букв, многобожие) – религиозное представление о существовании нескольких или многих богов.

Развивались и политеистические системы. Складываются супремотеизм (лат. supremus – высший; греч. θεός – бог) – почитание многих богов при главенстве одного и генотеизм (греч. εν – одно, θεός – бог) – признание существования множества богов, но почитание одного. У некоторых народов супремотеизм и генотеизм развились в монотеизм (греч. μόνος – один, единственный, θεός – бог; букв, единобожие) – представление о существовании единственного бога. Монотеизм появляется в результате длительной эволюции верований.

Раньше других образовывались представления о духах и богах отдельных природных областей и сфер разделения труда. Постепенно формировались образы богов, управляющих несколькими секторами природы и общества (видовые и родовые представления – понятия). Наконец, складывалась фигура Бога, контролирующего все многообразные природные и общественные явления. В ходе умственного развития из многих более или менее ограниченных и ограничивающих друг друга богов возникло представление о едином и единственном Боге монотеистических религий.

  • [1] В другом смысле слово "мифология" употребляется для обозначения науки, изучающей мифы народов мира.
  • [2] Подробно об этих верованиях ем. разд. III, гл. 13.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>