Полная версия

Главная arrow Религиоведение arrow История религии

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

13.4. Демонология

В каждой семейной общине издревле существовал культ пенатов – домашних богов, выполнявших функцию охраны домашнего очага и припасов (лат. penus – съестные запасы, кладовая; внутренняя часть жилища или храма)[1]. Свои пенаты были и у полисной общины – их, по преданию, привез Эней из Трои. Культ пенатов Рима находился в ведении прежде всего жриц Весты, в храме этой богини в недоступном для непосвященных месте хранились изображения пенатов. В государственном культе пенаты Рима чтились как защитники общины, гаранты благоденствия народа.

К глубокой архаике относятся культы ларов – семейных богов, выполнявших сходные с пенатами функции охраны домашнего благополучия. Лары – хранители нравственных устоев, норм взаимоотношений между членами семьи. Под надзором ларов находились домашние рабы, которых семейные боги ограждали от чрезмерной жестокости хозяев. Глава римской большой семьи (фамилии) отправлял в культе ларов важнейшие священнодействия. В культе ларов принимали участие также и рабы. Наряду с семейными (фамильными) ларами римляне знали также ларов – богов соседской общины, общей территории. Этих богов-хранителей почитали на перекрестках дорог, ведущих к соседним усадьбам. От названия перекрестков (лат. compitum) ритуалы в честь компитальных ларов назывались компиталиями.

С домашней религией связан культ гениев (лат. genius) – генеалогических богов, богов рода, в которых видели олицетворение порождающего начала. Гений, изначальная животворящая сила, стал также олицетворять физические и духовные качества мужчины как главы семьи, превратившись со временем в бога – покровителя мужчины. Городские, профессиональные и другие сообщества, согласно верованиям римлян, тоже имели своих гениев – духов-хранителей. Город-государство Рим находился под опекой особого гения – гения римского народа (genius populi Romani). Сенат имел своего гения сената, которого представляли бородатым старцем. Культу императоров сопутствовало распространение культа гения императора.

Пенаты, лары, гении – преимущественно добрые божества римской демонологии. Зачастую лары и гении отождествлялись с манами, в которых римляне видели прежде всего духов загробного мира, умерших родственников; на поздней стадии возникает воззрение, что маны – добрые души умерших.

Наряду с духами-хранителями в состав римского пандемониума входили и злонамеренные существа. К этой категории римляне относили ларвов и лемуров. Ларвы – это злые души умерших, мстящие живым, а также духи-мучители, пребывающие в подземном мире. Лемуры, образы которых часто совмещались с образами ларвов, выступали в роли злонамеренных духов мертвых. Лемурами становятся после смерти нечестивцы, злодеи или люди, лишенные правильного погребения. Такие призраки мертвых бродят по земле и творят злодеяния, мстя живым.

Религиозная картина мира римлян предполагала присутствие при каждом локусе пространства, при каждом значимом объекте или действии особых духов. Религиозная предусмотрительность римлян, опасавшихся оставить без внимания любой объект, не знала границ. Жители "вечного города" почитали богиню сточных каналов Клоакину и гениев бань. "Римский религиозный практицизм приводил к обожествлению разных мельчайших событий жизни и к обожествлению отдельных или частичных функций богов и людей. Были не только богини или демоны рождения человека, но и лежания его в колыбели, первого его крика, первого произнесенного им слова, его еды и питья, его первого выхода на улицу, его хождения по улице, его возвращения домой и т.д."[2]. Духи мест, действий, предметов и функций наполняли римский пандемониум практически неисчислимым сонмом демонов. Исторически достоверно судил об этой стороне римской набожности Тертуллиан: "Римляне, не довольствуясь тем, что признали богами таких, которых прежде видели, слышали и осязали, чьи изображения известны, деяния рассказаны, память о ком повсеместно распространена, требуют каких-то бестелесных и бездушных теней, собственно, названий вещей, и признают их богами, поручая отдельным божествам всякое состояние человека с самого зачатия во чреве"[3].

  • [1] См.: Цицерон. О природе богов. II. 68.
  • [2] Лосев А. Ф. Античная мифология в ее историческом развитии // Лосев А. Ф. Мифология греков и римлян. М., 1996. С. 73.
  • [3] Тертуллиан. К язычникам. II. 11.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>