Полная версия

Главная arrow Религиоведение arrow История религии

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

16.3. Пантеон

Тацит сообщает, что германцы "славят порожденного землей бога Туистона", сын которого, Манн, – "прародитель и праотец их народа"[1]. Западногерманский Туистон (его имя намекает на двуполость) типологически подобен, по-видимому, скандинавскому первосуществу Имиру, имя которого тоже указывает на двуполость. В истории религии андрогинностъ выступает распространенным признаком архаических первотворцов. Мать-земля названа римским историком Нертой, под этим именем ее чтили лангобарды, верившие, что "она вмешивается в дела человеческие и навещает их племена"[2]. Нерта – германская хтоническая богиня плодородия. Возможно, божество плодородия было представлено в древнейших германских верованиях супружеской парой – на это указывает родственное мужское имя скандинавского Ньёрда, бога плодородия. Германцы чтили также, согласно Тациту, богов, которых историк обозначает римскими именами – Меркурий, Геркулес, Марс, а также Кастор и Поллукс. Германское имя двух последних, юных братьев, – Алки[3].

Северогерманские данные свидетельствуют, что германцы выделяли в пантеоне две основные категории богов – асов и ванов. Асы составляют большинство пантеона, ваны – малую группу богов плодородия. Скандинавской традицией прочно удержана память о войне асов и ванов, которая завершилась обменом заложниками, примирением и включением ванов в сообщество асов. Дуалистические воззрения германцев на состав пантеона и мифологема распри богов восходят, возможно, к праиндоевропейскому фонду религиозных идей (ср. противоборство ахуров, или асуров, и дэвов в индоиранской традиции). С другой стороны, высказывается предположение, что германское учение о распре богов наследует "доисторической религиозной революции", в ходе которой древние хтонические божества прагерманцев ваны (с ними связан культ предков и семейной солидарности) были низложены. На смену им пришли новые боги – асы, носители героической и солярной морали"[4]. Возможно также и то, что на представления о войне асов и ванов наложили отпечаток обстоятельства германской колонизации и сопровождавшем ее соперничестве германских, пришлых культов и аборигенных культов. Нельзя исключать, что противоборство двух групп богов могло отражать социальные коллизии.

"Младшая Эдда" устанавливает: "Есть двенадцать божественных асов". Из этих двенадцати бог Один "знатнее и старше всех асов, он вершит всем в мире, и как ни могущественны другие боги, все они ему служат, как дети отцу"[5]. Один (Вотан, западногерманский вариант) первоначально выступал как бог воинов, сочетавший с военными функциями шаманские – носителя сокровенной мудрости, поэтического дара и экстатического вдохновения. На связь Одина с экстазом и исступлением указывает его имя, в основе которого лежит слово со значениями бешенства, ярости, поэтического вдохновения, а потому Один – "предводитель ярости", "неистовствующий". По своей природе Один – хтоническое божество смерти, войны (отец павших, бог повешенных), мудрости (бог меда поэзии). По-видимому, именно Одина Тацит называл именем Меркурия, с которым Одина сближает причастность царству мертвых, обладание особой мудростью и магическими приемами (обоим богам в этом отношении был близок кельтский Луг). На позднем этапе развития пантеона Один обретает черты бога- мироправителя, отчасти – бога-творца ("должно величать Одина Всеотцом, ибо он – отец всем богам и людям, всему, что мощью его было создано"[6]).

После Одина "Младшей Эддой" в составе асов выделен Тор (Аса-Top, "Тор асов") – бог-воитель, "громовик", которому соответствует древнегерманский Донар (имя Тор означает гром). Под именем Геркулеса Тацит, очевидно, разумел именно Тора-Донара, великого богатыря, разящего демонов своим молотом Мьёлльниром (имя молота родственно славянскому "молния"). Весьма вероятно, что исторически молниевержец Тор, ясно соотнесенный с праиндоевропейским богом-громовиком, стоял выше Одина, бога воинских и шаманских практик, но затем был оттеснен на второй план. Третий среди асов "Младшей Эдды" – Нъёрд, хтонический бог плодородия и богатства, изначально входивший в категорию ванов. Четвертый ас – Тюр (Тиу, Циу), бог неба, имя которого восходит к имени праиндоевропсйского бога неба (deiwos); Тюр дарует победу в бою и мудрость. По-видимому, Марс Тацита – именно Тюр. В числе первых двенадцати асов названы также Браги, Хеймдалль, Хёд, Видар, Али (Вали), Улль, Форсети и Локи. К асам относились и другие боги, например дети "старших" асов.

Локи – одна из наиболее ярких и неординарных фигур скандинавского пантеона. "Младшая Эдда" аттестует его "зачинщиком распрь между асами, сеятелем лжи и позорищем богов и людей"[7]. Локи – оборотень, многоликий клеветник. Хитроумный ас Локи часто действует на руку демонам, в последней битве, повествует "Старшая Эдда", Локи будет править кораблем, с которого высадятся на землю демоны и великаны. С другой стороны, Локи-Лодур участвовал в создании людей и в добыче многих необходимых благ. Вероятно, Локи и Один образуют нередкую в архаических мифологиях модель братьев-демиургов: "Один – первый “шаман”, отец других асов, добытчик священного меда, довершивший вместе с Локи творение людей, а Локи – отец хтонических чудовищ, виновник появления смерти, но также изобретатель рыболовной сети, добытчик сокровищ асов (чудесных первопредметов) и т.п."[8]

В категорию асов входят женские божества, образующие с мужскими пары. "Славнейшая из богинь" – Фрейя, хтоническая богиня плодородия ("богиня ванов"), покровительница любви, а также богиня павших на поле боя воинов (половина павших героев достается Одину, половина – Фрейе). Френе равна в славе и близка по функциям другая богиня – Фригг, прекрасная супруга Одина, мать асов. "Младшая Эдда" выделяет очень важную характеристику религии германцев: в сопоставлении с мужской частью пантеона богини, жены асов, "столь же священны, и не меньше их сила"[5]. Богини германцев – преимущественно хтонические божества плодородия и покровительницы любви, семейной жизни, мудрости, врачевания.

Боги древних германцев – персоны, каждый обладает именем и определенными функциями. Письменные источники и археологические данные свидетельствуют также о том, что германцы имели изображения богов. Правда, в качестве культового изображения могли выступать резные фигуры животных – спутников богов (возможно, тотемов), а также священные предметы, воплощавшие бога: например, щит, фрамея (копье германцев), меч выступали "богами супружества"[10]; копье служило также воплощением Одина. Богов окружал "исполненный тайной ужас и благоговейный трепет перед тем, что неведомо и что могут увидеть лишь те, кто обречен смерти"[11]. Скандинавские источники, отражавшие поздний этап германской набожности, представляют богов вполне антропоморфно: так, Один одноглаз, седобород, в низко надвинутой на глаза шляпе. Боги рождаются и умирают, их захватывают в плен и возвращают за выкуп, их обманывают, но и они способны на коварство. Боги подобны могучим воинам и вождям, коннунгам, в иных случаях – колдунам. Боги уже не столько грозные стихии, сколько носители воинской мощи и власти, сокровенных знаний и магического мастерства.

Исторические трансформации религиозных воззрений и состояние источников затрудняют строгую классификацию германского пантеона. Так, остается неясной принадлежность Мимира – владельца чудесного медвяного источника, текущего у корней Иггдрасиля в стране инеистых великанов. В источнике Мимира сокрыты знание и мудрость. Одину, возжелавшему напиться меда из источника мудрости, пришлось уступить владельцу свой глаз. Накануне последней битвы с демонами "Один скачет к источнику Мимира и испрашивает совета у Мимира для себя и своего воинства"[12].

Повествователи скандинавских преданий иногда отождествляют ванов, богов плодородия, с альвами. Альвы – духи плодородия: светлые альвы "обликом своим прекраснее солнца", они живут в Альвхейме, великолепной небесной обители, "темные альвы, живут в земле, у них иной облик и иная природа"[13]. Альвы стоят по обе стороны аморфной черты, отделяющей пантеон от пандемониума.

  • [1] Корнелий Тацит. Германия. 2 // Соч. в 2 т. Том первый. М., 1993. С. 354.
  • [2] Корнелий Тацит. Германия. 40 // Соч. в 2 т. Том первый. М., 1993. С. 370.
  • [3] Корнелий Тацит. Германия. 9, 43 // Соч. в 2 т. Том первый. М., 1993. С. 357, 371.
  • [4] Кардит Ф. Истоки средневекового рыцарства. М., 1987. С. 107.
  • [5] Младшая Эдда. С. 39.
  • [6] Младшая Эдда. С. 27.
  • [7] Там же. С. 48.
  • [8] Мелетинский Е. М. Поэтика мифа. М., 1995. С. 192.
  • [9] Младшая Эдда. С. 39.
  • [10] Корнелий Тацит. Германия. 18 // Соч. в 2 т. Том первый. М., 1993. С. 361.
  • [11] Там же. 40.
  • [12] Младшая Эдда. С. 90.
  • [13] Младшая Эдда. С. 36.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>