Полная версия

Главная arrow Политэкономия arrow История экономических учений

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

1.6. Национальные особенности теорий эпохи меркантилизма

Эпоха меркантилизма была эпохой формирования в Европе национальных государств, и с этим было связано очень важное изменение в характере общественно-политической и экономической мысли. Этому способствовало также то, что в XVI–XVIII вв. благодаря удешевлению книгопечатания большое развитие получила светская литература. В основном это были небольшие полемические памфлеты, в которых крупные коммерсанты, государственные деятели, люди науки обосновывали свои предложения или требования, обращенные к власти и посвященные вопросам экономической политики. За два столетия дискуссий экономическая мысль проделала гигантский путь от наивной риторики до первых опытов систематизированного представления экономической реальности. Позже весь этот период в истории экономических учений большинства европейских стран (Англии, Италии, Франции, Испании и др.) стали называть эпохой меркантилизма.

Укрепление национальной государственности не могло произойти без изменения прежнего уклада жизни, и в частности без перераспределения ролей между государством и феодальной аристократией. По мере усиления государственная власть все больше подчиняла своим целям и хозяйственную деятельность. Идеологическое выражение эта тенденция получила в обращении к национальному (или общественному) интересу как обоснованию проведения единой хозяйственной политики. Это был прагматичный, "маккиавелистский" подход к оценке хозяйственных решений, в корне отличавшийся от традиционно христианского принципа оценки человеческого поведения с точки зрения его соответствия принятым моральным нормам. Ради интересов государства, выражающего интересы большинства народа, стало возможным принимать циничные способы решения хозяйственных проблем. Переход к этому новому способу обсуждения экономических проблем – одна из наиболее характерных черт меркантилистской литературы.

В практическом плане речь шла об интересах государства, и прежде всего о том, как вести дела, чтобы государственная казна не испытывала недостатка в золоте и серебре. Главным источником пополнения казны служила торговля, особенно внешняя, – единственный канал притока денежного металла для большинства европейских стран. Задача многим казалась ясной: приток денег в страну необходимо всячески поощрять, а отток – ограничивать. Многие видели ее решение в административном регулировании оборота денег: запретах на вывоз золота и серебра, регулировании обмена валюты строго в соответствии с ее золотым содержанием и т.д. Эту разновидность меркантилистской политики называют бульонизмом (от англ, bullion – золотой слиток). В сочинениях бульонистов золото нередко отождествлялось с богатством вообще, а торговля сводилась к своего рода битве за золото. "Всегда лучше продавать товары, – писал в XVII в. австриец И. Я. Бехер, – чем их покупать, так как первое приносит выгоду, а второе – убыток".

Более проницательные представители меркантилизма пришли, однако, к пониманию того, что успешное ведение внешней торговли напрямую зависит от хозяйственного положения внутри страны. Упор был сделан на протекционизм, или политику государственной поддержки национальных производителей и торговцев. Поначалу в новом деле не обходилось без курьезов. В Англии, например, в XVI в. действовал порядок, по которому два дня в неделю запрещалось есть мясо – это был "политический пост" в интересах национального рыболовства. Веком позже пришло время поддержать английскую суконную промышленность, и тогда вышло предписание погребать покойников не иначе как в шерстяном платье.

По уровню экономического развития в это время первое место занимала, бесспорно, Голландия: на ее территории было своего рода "складочное место" для всех видов европейской промышленности, ее корабли поддерживали сообщение между всеми странами света. Разделение труда в отраслях торговли, произошедшее в Голландии раньше других стран Европы, и успешная конкуренция на морских путях способствовали ее экономическому росту. Однако последовавшее затем введение системы монополии в заграничной торговле стало препятствовать дальнейшему развитию посредничества Голландии в международной морской торговле.

Соседняя Англия сумела воспользоваться этим положением и вступила в открытую борьбу с ослабевающей соперницей. Главным орудием для этого стал знаменитый Навигационный акт (закон, изданный Кромвелем в 1651 г., возобновленный и распространенный в 1660 г.). Этим актом обеспечивалась монополия сообщения и перевозки английских товаров только английскими кораблями. Иностранные суда облагались высокими таможенными и торговыми пошлинами. Им был разрешен привоз только своих произведений и запрещена торговля в Великобритании и ее колониях. Данная норма распространялась на все суда, владельцы, капитаны и 3/4 экипажа которых не являлись англичанами. В такое же положение было поставлено и каботажное судоходство, за нарушение этого правила хозяевам угрожала конфискация и судна, и груза. Скоро к этой мере присоединились другие страны, и в Европе началась настоящая война тарифов.

Типичным представителем английского меркантилизма был Томас Мэн (1571–1641), купец и один из директоров Ост-Индской компании. Операции последней сопровождались значительным вывозом монеты, против чего протестовали монетаристы. Поэтому в 1621 г. Мэн выступил в защиту грабительской деятельности компании и опубликовал памфлет "Рассуждение о торговле Англии с Ост-Индией". Критикуя в нем предрассудки монетаризма, Мэн развивал теорию торгового баланса.

Позднее, в 1630 г., Томас Мэн написал свое главное сочинение под характерным заглавием "Богатство Англии во внешней торговле, или баланс внешней торговли как регулятор нашего богатства". Такое название ярко выражало основной лозунг экономической политики английского меркантилизма, и работа Мэна стала настольной книгой меркантилистов на долгое время. Опубликована она в 1664 г. (сыном автора). Теория торгового баланса получила классическую формулировку. Считая обычным и наилучшим средством обогащения страны и накопления денег внешнюю торговлю, Мэн вновь предлагал "продавать ежегодно на бо́льшую сумму, чем мы покупаем у них".

С точки зрения Мэна, правомерен вывоз денег для торговых целей, так как "золото порождает торговлю, а торговля увеличивает деньги". Он писал, что хранение денег в Англии не увеличит спрос на английские товары за границей, а обилие денег в стране даже вредно, так как вызывает вздорожание товаров. Мэн отвергал вмешательство властей в ход торговых операций. Полный отказ от потребления иностранных товаров представлялся ему невозможным, поэтому рекомендовалось "держаться среднего пути". Восхищаясь экономическими успехами маленькой Голландии и завидуя ей, Мэн не находил слов, чтобы выразить свою ненависть к голландцам, у которых "много политики, но мало честности". Мэн выдвигал широкую программу экономической экспансии Англии, эксплуатации аграрных стран Европы, бесцеремонного ограбления колоний.

Доктрина меркантилизма достигла своего апогея в период управления финансами Франции знаменитым Кольбером. Этот министр (1610–1683) оказал, бесспорно, много услуг Франции: он первый ввел однообразную основу податей, понизил ввозную и вывозную пошлины на товары (1664), запретил арест и реквизицию крестьянского скота и имущества за недоимки, уменьшил число внутренних таможен и откупщиков; но в то же время ввел систему покровительственных тарифов для французской промышленности, назначил государственных смотрителей за мануфактурами; ввел систему премий в балтийское судоходство и отдаленное рыболовство (для поддержания и возвышения французской морской торговли). Оригинальны и поощрения, введенные Кольбером для увеличения народонаселения. При этом некоторые исследователи либерального течения экономической мысли полагают, что Кольбером было сделано много ошибок.

Разумеется, главная заслуга Кольбера для Франции состоит не в ошибочных мерах, а в значительном улучшении путей сообщения и в рацональных законодательных положениях: установлении советов прюдомов (фр. prud homme – добропорядочный буржуа), принятии декларации о векселях или первом вексельном праве (1673), морского устава, заведении колоний с правом свободной торговли, установлении городской и улучшении морской и континентальной почты и т.п. Эти меры принесли пользу и экономической науке, хотя и имели своей основой учения меркантилистского толка. Успехи большей части мер Кольбера породили в общем мнении веру в их универсальность, но подобные меры, проведенные в том же духе в других торговых государствах – в Англии, Голландии, скоро показали свою несостоятельность мер, хотя и имели успехи во Франции.

Эпоха меркантилизма породила в качестве прикладных экономических наук камеральные науки, которые изучались в университетах, лицеях и колледжах. Они состояли из набора административных, юридических и экономических дисциплин и предназначались для подготовки чиновников-администраторов. Впоследствии купеческие гильдии на собственные средства стали организовывать обучение детей из семей купцов и лиц иного звания торговому ремеслу. В основном изучались правила ведения учета, счетные операции, вычисление сложных процентов и др. Особенность камерального учета состояла в том, что приходные и расходные книги велись разными людьми. С изобретением двойной записи учет стал вестись одним и тем же лицом, что, с одной стороны, упростило его ведение, а с другой – создало возможность фальсифицировать его результаты.

Действия по учету материальных и денежных средств, взиманию налогов и различного вида пошлин, как и административно- хозяйственные управленческие функции чиновничьего аппарата, известны с глубокой древности. Но только эпоха меркантилизма связала их с экономической наукой, установив между ними связь и тесную зависимость.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>